Когда я попал в тюрьму, друзей у меня не стало

03 мая, 08:23
29

Говорят же: "Подруга ждет месяц, друзья - до суда, а мама - всегда". Руку помощи протянули только жена и мама. А друзья... их просто не стало". Молодой мужчина неохотно делится историей о том, почему он оказался в местах заключения. Дениса осудили на три года. В 2021 году истекает срок наказания, но он, говоря на языке осужденных, надеется выйти на свободу "по форточке". Это значит досрочно. Выйти по УДО хочет каждый, кто отбывает срок в колонии-поселении. Местное  начальство тоже за то, чтобы осужденные поскорей вышли на волю.

Корреспонденты Tengrinews.kz уже рассказывали о колонии-поселении, расположенной в Нур-Султане. Она находится примерно в получасе езды от центра столицы. До 2018 года в колонии был строгий режим. Сейчас это учреждение минимальной безопасности. Кстати, некоторые читатели после предыдущей публикации критично отнеслись к тому, что для осужденных создают слишком, по их мнению, облегченные условия отбывания наказания. 

Работают, свободно передвигаются. Как живут осужденные по делу Дениса Тена и Искандера Сулейменова

В этой колонии-поселении отбывают срок 285 человек. Денис один из них. Мы застали его в части, где проходят свидания осужденных с родными. В этот раз ему выпала длительная встреча. Супруга приехала на два дня.

Денис отбывает срок за совершенное ДТП, в котором погибла молодая девушка. "Статья 345, часть 3 УК РК - нарушение ПДД", - машинально произносит Денис статью, по которой его осудили на три года.

Он с сожалением вспоминает о том, что произошло прошлым летом в Рудном, где раньше жил Денис. "Ночью на мотоцикле влетел в котлован. До этого в городе вырыли его и не огородили. Я выжил, девушка погибла на месте. Она без шлема была". Сам Денис после той аварии пролежал с травмами в больнице, а потом начался суд.

"ДТП резонансное было. Акимат закрыл потом все ямы, буквально после происшествия везде установили знаки. Меня посадили... Многие считают, что я совершил преступление. От ДТП никто не застрахован. Сюда может попасть каждый, и осуждать таких людей неправильно. Я не считаю, что я опасный преступник. Да, я понимаю, что оступился, есть моя ошибка. Но я за эту ошибку сижу и отбываю наказание. Сколько положено законом, сколько мне дали", - говорит мужчина.

Отбывая срок в колонии-поселении, Денис не чувствует, что находится совсем уж в неволе. Он работает, свободно передвигается по территории, раз в месяц выпадает свидание с женой. Но и санаторием, как считают некоторые, эту колонию не назовешь, отмечает осужденный.

"Я на суде говорил: если бы была возможность, я бы поменялся местами… Лучше бы я умер. Сколько горя я принес семье погибшей. Я ставил себя на их место… Ну вот как простить человека, который забрал самое дорогое? Но все равно я считаю, что человеку можно дать один шанс, если он ранее не привлекался… На воле у меня было бы больше возможности оказывать помощь той семье", - отмечает Денис.

О том, что в этой колонии был когда-то строгий режим, напоминают решетчатые ограждения. Их можно увидеть почти возле каждого корпуса. Вот, например, на фото ниже - прогулочная площадка, огороженная со всех сторон. Раньше заключенных выводили сюда один раз в день на прогулку.

Руководство колонии планирует в скором времени убрать эти ограждения за ненадобностью. Сейчас все осужденные могут передвигаться по территории колонии без сопровождения конвоиров. Но по режиму каждое утро в 07.30 и вечером в 19.30 они обязаны выйти на плац для построения.

"Подсчет мы проводим. По распорядку дня утром и вечером мы проверяем их. Потому что некоторые осужденные в город на работу выезжают. При строгом режиме осужденные выходили сюда для проверки три раза в день", - отмечает начальник ЕЦ-166/10 Бауыржан Журсинов.

В колонии-поселении есть свой банный комплекс, прачечная, актовый зал. Раньше была даже мечеть, но несколько лет назад ее переоборудовали под библиотеку.

За книгами в библиотеку приходят не только осужденные. "Даже работники администрации колонии приходят, читают, указы спрашивают. Пушкина с Есениным читают…" - отмечает осужденная Светлана Валерьевна. Ее официально сюда трудоустроили в качестве библиотекаря.

Здесь, как и в обычной библиотеке, книги можно брать с собой. В местном хранилище самая разнообразная литература. Есть книги на турецком и французском языках. Светлана Валерьевна сама предпочитает больше классику.

"Осужденные интересуются детективами, но в основном психологией. Почему именно эти книги? Психология - потому что здесь находятся, а детективы - потому что, наверное, они легко читаются. Могу сказать, что мужчины все равно читают больше. И потом мужчины приходят сюда в шахматы поиграть со мной", - рассказывает Светлана.

Как и многие осужденные, Светлана избегает фотокамер журналистов. Женщина отбывает срок за мошенничество. Прошлой осенью ее этапировали сюда из Алматы. В конце августа Светлана уже выйдет на свободу.

Все осужденные здесь трудоустроены. Одни работают на промзоне, расположенной на территории колонии, другие выезжают в город. Все получают зарплату. Самая минимальная - 45 тысяч тенге. Есть те, кто получает 90 тысяч тенге. Руководство колонии отмечает, что вопрос с трудозанятостью осужденных здесь решается в первую очередь.

"Почти у всех осужденных есть материальные и моральные иски. По закону они могут подавать обращение на досрочное освобождение либо о замене неотбытой части наказания более мягким видом. Суд обязательно будет учитывать, возмещен ли ущерб, причиненный преступлением. Мы всем даем возможность трудоустроиться. Они работают, чтобы скорее погасить иск, досрочно освободиться и вернуться в семьи", - отмечает начальник колонии-поселения Бауыржан Журсинов.

Даже в свободное от работы время осужденные чем-то заняты.

Недавно осужденная Дарья, получив зарплату, перевела деньги на карту друзьям, чтобы те купили цветы для ее мамы в день рождения. 23-летняя осужденная получает 42 тысячи 500 тенге, она работает на промзоне колонии.

"50 процентов от моей зарплаты идет на погашение иска. Остальное остается мне. Родители отправляют мне деньги, но особо не хочется их напрягать", - говорит Дарья.

Она родом из Алматы. Там окончила школу, университет. Какое-то время работала, а потом произошло то, о чем Дарья не хотела бы рассказывать. Суд признал ее виновной в мошенничестве и лишил свободы на один год и шесть месяцев. До освобождения девушке осталось пять месяцев. Ей не терпится увидеть родителей. 

"Этот год в моей жизни станет для меня большим уроком навсегда. Отношение к жизни изменилось, все ценности переоценила. Семья должна быть всегда на первом месте. Раньше я ставила родителей на второй план. На первом месте были друзья. Хотя родители - это те люди, которые не отвернулись от тебя", - признается Дарья. Она единственный ребенок в семье. 

"У меня было очень много друзей. После того случая их осталось очень мало. Каждый показал свое отношение ко мне. Тех, кого считала самыми близкими людьми, сейчас рядом со мной нет. Те, с кем не так близко общалась, остались до конца. Но, конечно же, ближе родителей никого нет. Вот освобожусь и сразу домой…" - признается девушка. 

Денис тоже отмечает, что после произошедшего рядом остались только самые близкие люди.

"Когда я попал в тюрьму, друзей у меня не стало. Говорят же: "Подруга ждет месяц, друзья - до суда, а мама - всегда". Руку помощи протянули только жена и мама. А друзья... их просто не стало", - говорит он. 

Фото ©Турара Казангапова

В колонии-поселении осужденным каждый день дают 15 минут для телефонного разговора с родными. В 16.00 они приходят в дежурную часть и забирают телефоны из ячеек. В 16.30 сдают их обратно. По словам сотрудников колонии, никто не упускает возможности поговорить с близкими. 

Так и живут... от звонка до звонка.

Подготовила Асель Сатаева. 


  • Подписаться на канал новостей TengriNews:

  • Google News
  • Yandex News
  • Yandex Zen

Нравится Поделиться
Материал с фотографиями Материал с видео
Хотите больше статей? Смотреть все
Показать комментарии (29)
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц