KZ RU EN
Написать нам +7 (727) 3888 138 +7 (717) 254 2710
искать через Tengrinews.kz
искать через Google
искать через Yandex
USD / KZT - 337.16
EUR / KZT - 379.10
CNY / KZT - 50.56
RUB / KZT - 5.29

Дополненная реальность казахстанского инвестора, или Взгляд в будущее

23 апреля 2013, 16:25
26
Казахстанский бизнесмен Кенес Ракишев. Фото ©Максим Попов
Казахстанский бизнесмен Кенес Ракишев. Фото ©Максим Попов

На минувшей неделе казахстанский бизнесмен Кенес Ракишев сделал очередное вложение, вызвавшее дискуссию среди соотечественников. От откровенного скепсиса до бурного восторга. Напомню, Ракишев совместно с израильскими бизнесменами и учеными основал глобальный венчурный фонд, председателем которого стал экс-премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт.

 
Естественно, у читателей возникнет закономерный вопрос: почему Израиль? На этот вопрос, причем очень аргументированно, ответил Ади Шелег, СЕО фонда GenesisAngels, или, проще говоря, исполнительный директор.
 
"В мире существует два лучших места, в которых можно построить хайтек-фонд, развивать и получать инновации - это США (Силиконовая долина) и Израиль. И, если вы хотите построить фонд, который сможет предугадать или предвидеть будущее, будущие технологии, то вам нужно искать государство-нацию, которое имеет большую концентрацию инновационных, креативных людей. И это государство - Израиль. В то время, как весь мир ищет "следующую" технологию, израильтяне сфокусированы на поиске "следующего технологического прыжка", "больших изменений", - заявил Ади Шелег.  
 
В качестве доказательства исполнительный директор фонда привел статистику, согласно которой Израиль занимает на высокотехнологичной бирже NASDAQ второе место после США по числу Hightech-компаний, а по числу патентов на 10 тысяч человек еврейское государство находится на третьем месте по данным еще десятилетней давности.  
 
Что касается затрат на R & D (Research & Development или русский аналог НИОКР) в процентах к ВВП, то здесь, по данным 2005 года, Израиль находился на первом месте в мире.  
 
"Такая маленькая страна так сильно сфокусирована на инвестициях в Research и Hightech. Вследствие этого в Израиле очень профессиональные академические институты. Объяснение феномену - сильная армия. Много врагов вокруг. Ты должен много вкладывать в науку, в технологию, разработку современного вооружения. Ведь сейчас войны не ведутся с помощью ножей и топоров. Даже бомбы взрывать уже не модно, это устарело. Достаточно отключить электроэнергию в стране противника, отрезать ее от компьютерной инфраструктуры, послать дронов на разведку и тому подобное. Очень много молодежи, которая служит в армии. Очень многие из них получают качественное IT и техническое образование. Их обучают строительству технологий. После армии они идут в бизнес, в Hightech-компании, открывают стартапы. Поэтому предпринимательская культура тоже очень развита", - приводит еще один аргумент Шелег.  
 
Особенно он отмечает еще одну особенность Израиля - очень сильную культуру менеджмента и методологию. То, как ведутся дела, управление фондом, экспертную базу. "Мы все четко измеряем, проводим экспертизу. В Израиле много экспертов и советников, которые консультируют глобальных лидеров по новым будущим трендам. За последние годы Израиль дал пятерых нобелевских лауреатов в области точных наук. Столько же, сколько и США с их 400-миллионным населением. R & D центры Intel, Google, Microsoft и им подобные открыты и работают в Израиле. И часто именно эти центры становятся авторами крупных технологических изменений этих компаний - возьмите, к примеру, чипы Centrino и AMD у Intel", - говорит он. 
 
Последующие статистические данные, приведенные Ади Шелегом, поистине впечатляющи. Так, в глобальном рейтинге конкурентоспособности стран Израиль находится на первом месте по таким параметрам, как навыки и умения, гибкость и адаптивность, предпринимательство, политика Центробанка. Совокупные затраты на научно-исследовательские работы и венчурный капитал уступают только США.
 
Говоря о деятельности фонда, нельзя не остановиться на персоналиях команды, возглавляющей фонд. Тот же Ади Шелег имеет 15-летний опыт в финансах и инвестициях. Моше Хогег - технарь и предприниматель, реализовавший не один успешный проект. Юваль Рабин, сын убитого в 1995 году премьер-министра Израиля Ицхака Рабина - ветеран софтверной индустрии, работал в сфере Hightech и в США,  и в Израиле. 
 
"Наша команда - это мощные профи из разных культур. В этом наша уникальность. Нам не нужно много людей. Под проекты мы можем собрать дополнительно нужных экспертов. Если брать технологию, то у нее есть как бы два измерения. Первое - изобретения как таковые, и второе - финансирование. Эти два измерения, направления должны идти вместе, только так рождаются и внедряются сейчас технологии", - считает Ади Шелег. 
 
Говоря о финансировании высокотехнологичных разработок, он отмечает, что сейчас в технологии вкладывают либо бизнес-ангелы, либо венчурные капиталисты. Однако многие прорывные технологии зачастую не могут переродиться во что-то существенное и дойти до потребителя. И если бизнес-ангелы на раннем этапе могут профинансировать какие-то разработки, то на более существенные изыскания этих средств уже не хватает. Что касается венчурных капиталистов, то здесь существует другая проблема. Они не хотят брать на себя чрезмерные риски и вкладывают, как правило, в стартапы на поздних стадиях. Желание принести максимально возможную прибыль инвесторам мешает им сделать вложения во что-то революционное - то, что принесет свои плоды не через 5, а через 8 или 10 лет.
 
С изобретениями, по словам Шелега, происходит нечто похожее. На сегодняшний день придумывают что-то новое - или научно-исследовательские центры корпораций, или университеты. Но в случае с корпорациями технологии часто просто не доходят до людей. Например, Google изобретает летающую машину, Сергей Брин летает на ней, но на рынок он ее не выпустит, потому что у него есть поисковая система, которая кормит его корпорацию и приносит прибыль. Естественно, он не идет на огромные затраты и не борется с лобби автопроизводителей. Университеты же зачастую занимаются исследования только ради самих исследований, не ставя перед собой конечной цели по созданию продукта для потребителя.  
 
"Кенес знает многих людей по всему миру, знает, кого и с кем познакомить, чтобы родилась синергия. Мы говорим стартаперам и предпринимателям: "У вас есть большая идея? Никто не хочет финансировать вас? Приходите к нам. Венчурные фонды вам денег не дадут. Мы дадим. Мы поможем вам построить технологию", - заявляет Шелег.
 
Условия, которые выдвигаются к каждой компании, входящей в портфель фонда, просты. Они должны поделиться своей интеллектуальной собственностью, человеческими ресурсами и патентами с фондом, а также сделать их доступными для других компаний внутри фонда. "Нашей задачей является не только найти подрывные технологии, но и прорывных людей, которые смогут их реализовать и развить. И в этом еще одна уникальность фонда. Мы работаем, как единый организм, и от синергии и микса идей и людей рождается огромный креатив. Наши стартапы не работают поодиночке, по раздельности - они общаются между собой и в плане технологий, и в плане людей, и в плане идей", - рассказывает Шелег. 
 
Другие действующие лица фонда также весьма примечательны. Моше Хогег - основатель социальной фото- и видеосети Mobli, отвечающий за технологии и техническую часть работы фонда. Именно ему пришла идея создать фонд, который будет вкладывать в новые технологии, робототехнику. Из поступивших на рассмотрение фонда 40 компаний уже отобраны несколько. В частности, технология дополненной реальности Infinity AR, канадская система машинного обучения Spry Logic Technologies и мессенджер 2ya.it.  
 
"Фишка фонда в том, что мы не просто финансируем какие-то отдельные стартапы и они развиваются сами по себе. Все стартапы, в которые вложился фонд, взаимодействуют между собой как на уровне работников и создателей, так и на уровне технологий: идет обмен мнениями и идеями, патенты и разработки каждого стартапа обсуждаются всеми и доступны для всех внутри фонда. Это единый организм, и такой подход дает неожиданные результаты, сумасшедшую синергию", - говорит Моше Хогег. 
 
Любопытно, что социальная сеть Мobli, которой владеют Моше Хогег и Кенес Ракишев, три недели тому назад выпустила новую версию приложения для iOS, и оно совершенно неожиданно, по признанию самих разработчиков, стало первым в appstore (то есть, самым скачиваемым) в таких странах, как Бразилия, Испания, Франция, Финляндия и даже Казахстан. На сегодняшний день приложение скачали уже свыше 7 миллионов пользователей. По сути, сейчас Mobli находится на втором месте после популярнейшего Instagram. При этом, приложение отличается в лучшую сторону наличием 12 языков (у Instagram только английский, с неограниченными и широкими возможностями редактирования фото-видео контента.  
 
Другой участник фонда - Юваль Рабин. Его компания BeyondVerbal занимается технологиями анализа и распознавания человеческого голоса. После того, как компания вошла в фонд и стала частью проекта, у наработок Юваля обнаружились новые измерения в медицине и синергии с технологиями дополненной реальности.
 
Разработки его компании можно назвать революционными. Это технологии, позволяющие в режиме реального времени анализировать голос человека и извлекать его эмоции и психологическое состояние на момент речи.  
 
"Машина и искусственный интеллект должны уметь распознавать невербальные компоненты коммуникаций. Представьте голосовой помощник iPhone - Siri - с ним часто возникают проблемы: он не понимает, что вы ему говорите. Но даже когда распознает, то не может анализировать мои чувства, то,  как и что я чувствую. А теперь представьте Siri с нашей технологией. Вы просите его найти для вас ресторан, и он уже понимает,  какой ресторан вы хотите найти - со спокойной атмосферой или что-то веселое и шумное, с музыкой, проанализировав ваше эмоциональное состояние: поняв, счастлив ли я в этот момент или грущу, зол ли я, или тороплюсь и напряжен. Пример того, как теряется информация без учета эмоций. Одну и ту же фразу я могу сказать с разным психоэмоциональным зарядом, и каждый раз она будет означать совсем другое. Я могу сказать "и вам всего хорошего" таким тоном, что на самом деле фраза будет означать "да пошел ты...", - рассказывает о разработке и ее перспективе Юваль Рабин.  
 
Применение этой технологии, по его словам, бесконечны. От колл-центров и приложений, позволяющих лучше понять своих клиентов, их нужды, - до применения правоохранительными органами.
 
"Наши предварительные исследования показывают, что с помощью наших технологий, анализируя речь человека, мы можем диагностировать ряд неврологических заболеваний. Таких, как болезнь Паркинсона, Альцгеймера, аутизм. То есть, те болезни, которые связаны с механическими изменениями мозга, и эти изменения можно считывать, анализируя голос. Эти болезни часто сложно и даже невозможно лечить на определенных стадиях, но если продиагностировать их в нужное время - можно избавиться от них навсегда. В мире просто нет технологий ранней диагностики таких заболеваний, и если она появится - мир навсегда избавится от аутизма, Паркинсона и тому подобных болезней", -  говорит о возможностях применения технологии Юваль Рабин.  
 
Усовершенствованная технология, развивает мысль разработчик, позволит диагностировать аутизм просто по крику ребенка, даже в утробе матери. Сегодня, по словам Юваля Рабина, фонд совместно с пятью исследовательскими институтами приступил к широкомасштабным тестам своих научных разработок, в которых примут участие десятки тысяч добровольцев. "Если все подтвердится - это будет революция в медицине", - заключил собеседник.
 
Отдельно хотелось бы остановиться на планах фонда, а именно на трансферте технологий. По словам Кенеса Ракишева, инвестиции венчурного фонда предполагают не просто извлечение прибыли, а передачу передовых технологий Казахстану.
 
К чему я так подробно описал встречу с представителями венчурного фонда? Да для того, чтобы думающая казахстанская молодежь знала и понимала, что предел мечтаний - не должность в нефтяном департаменте отечественной или иностранной компании и не мягкое местечко за пазухой многочисленных агашек и татешек в каком-нибудь министерстве, национальной компании или силовых структурах. Израиль, страна с 8-миллионным населением, показывает всему миру, как нужно жить и развиваться, вкладывая средства в разработки технологий будущего.
 
Максим Попов

Нравится
Показать комментарии (26)