KZ RU EN
Написать нам +7 (727) 3888 138 +7 (717) 254 2710
искать через Tengrinews.kz
искать через Google
искать через Yandex
USD / KZT - 335.46
EUR / KZT - 374.81
CNY / KZT - 50.30
RUB / KZT - 5.29

Не одиночество в Сети Нияза Сундиталиева

05 сентября, 11:08
17

История парализованного карагандинца Нияза Сундиталиева, перечислившего миллионы тенге больным детям, получила продолжение. После лечения в Индии Ниязу предложили реабилитацию в одной из казахстанских больниц. На днях Нияза прооперировали по новой методике отечественных врачей, которая в перспективе сможет дать возможность ему самостоятельно есть, пить. При благоприятном стечении обстоятельств карагандинца ожидает еще одна операция, которая хоть и не кардинально, но изменит его жизнь к лучшему. Так говорит сам Нияз. Корреспондент Tengrinews.kz Айгерим Абилмажитова побеседовала с героем нашего времени, чей пример благородства воодушевил тысячи казахстанцев. Нияз Сундиталиев о жизни "до и после".

"Осознать свою беспомощность".

До падения у меня была очень насыщенная и интересная жизнь. Жизнь, полная ярких красок и эмоций. Я был и в Киеве, и в Пекине, и в Кыргызстане, и в России. Учился и работал. Жизнь была невероятной, насколько только можно было.


Нияз Сундиталиев. Фото из Facebook

Когда произошла эта трагедия, первое осознание своей беспомощности я понял в реанимации. Было очень тяжело, нужно было принимать ситуацию такой, какая она есть. На это мне потребовалось 1,5 года. Первое время было очень тяжело. Самое главное - это твоя беспомощность. Привык все делать сам и нести за себя ответственность. Принимать самостоятельные решения, которые связаны с прошлой жизнью. Вот именно это и стало переломным моментом. Было тяжело просить элементарные вещи, покормите меня, напоите меня. Я не мог поднять руки 7-8 месяцев, лежал в горизонтальном положении все время. Я думал, что, к сожалению, моя жизнь, наверное, закончится. Я весил 92 килограмма до травмы, очень сильно похудел после этого. Ничего не хотелось. Не хотелось не то что есть и пить, не хотелось элементарно просыпаться. Жизнь во сне была намного интереснее, чем жизнь наяву. Эти полтора года, они, грубо говоря, поломали все мое миропонимание, мироощущение, взгляды на жизнь, отношение к людям, отношение к каким-то вещам, событиям. Я не могу сказать, что это хорошо или плохо. Анализ всей этой ситуации, наверное, сделаю, когда я уже буду ходить. И, наверное, толчком стало желание друзей помочь. Они понимали, что на территории Казахстана ничем помочь мне нельзя. И был организован первый концерт, от которого мы отказывались. Мы к этому шли где-то, полтора года я вообще не знал, что со мной будет, полгода или даже где-то месяцев 7-8 я не готов был собирать деньги. Потому что это очень ответственный шаг, очень психологический тяжелый шаг, именно шаг попросить о помощи. И когда мы все-таки к этому пришли, осознав, что мы сами не справляемся. И друзья готовы были помочь. Состоялся первый благотворительный концерт. 

"Концентрация добрых людей в моей жизни".

Вообще знаете, в моей жизни, когда я первый раз сказал, что я нуждаюсь в помощи, произошла какая-то концентрация каких-то добрых людей, которые начали поддерживать не только материально, но и морально, что было самое нужное на тот момент. Израиль нам предложил тогда операцию. Первоначальная сумма была 30 тысяч долларов. Они предлагали свою методику и возможность , что после курса реабилитации или операции там, я смогу сидеть. Вы знаете, я первые три года не мог даже сидеть, садился и терял сознание. И когда мы сами этого достигли с помощью иглотерапии, за счет усилий массажа, усилий моральной поддержки друзей и родственников и совсем посторонних людей, отпала необходимость в Израиле. Но к тому моменту мы уже отправили свои документы в Южную Корею и там цена выросла фактически в два раза, там 68 тысяч долларов они попросили на операцию, которая в дальнейшем как-то улучшит мое жизненное состояние. Гарантий никто не давал, гарантий никто и сейчас не дает. В тот момент я понял то, что бы я не делал, спинной мозг не восстанавливается. Сегодня нет технологий восстановления спинного мозга. Ученые разных стран мира пытаются сделать, я слежу за всем, но ближайшие 4 года ничего не будет скорее. И тогда возник вопрос, что делать с деньгами. Потому что деньги имеют свойство ответственности. И те люди, которые участвовали и участвуют в моей жизни до сих, я не могу в первую очередь их подвести. Я сказал, что перешлю деньги, кто нуждается в них сейчас. Потому что сам знаю, что такое лежать, болеть и сам знаю, когда все просто упирается в деньги. И учитывая, что на тот момент я был активным пользователем социальных сетей, и вот эти все истории детей, когда они болеют, я все это видел. И знал, как работает фонд Аружан Саин "ДОМ". И у меня не возникло сомнений, кому нужно перечислить деньги.

О соцсетях: "Я снова почувствовал, что я не один"

Я начинал в "Вконтакте". Все началось просто элементарно с простых вещей. Я должен был отчитываться за деньги, которые мне перечисляют люди. Это правильно, это так должно быть. Это было тяжело, взять свою силу в руки и написать: "Я благодарю такого-то человека или такую-то организацию за то, что они помогли". Потому что в основном перечисления на счет в банке были анонимные. Я зачастую не знал отправителя. Но всегда мне хотелось сказать людям спасибо. И посредством видения вот этого отчета, вот это переросло в блог. У меня есть психотерапевт, который мне сказал: "Для тебя будет очень хорошо, если ты научишься свои мысли, свои переживания элементарно кому-то рассказывать". Я искал этого человека, который готов был ежедневно слушать по 3-4 часа, сопереживать мне, делиться какими-то откликами. Но я понял, что это будет очень тяжело. В первую очередь мне будет тяжело, потому что сопереживание - это великое чувство человека. И будет очень тяжело тому человеку слушать, потому что в ответ ему нужно будет эмоции выражать, принять все это. Я потом начал все это записывать в блокноте планшета. Но не опубликовал. У меня это все сохранилось, у меня все это есть. Там все переживания, самые откровенные мысли, чувства, местами агрессия, местами злость. И какие-то другие всевозможные чувства. А потом мне психотерапевт предложила: "Если ты хочешь услышать ответное  мнение, то попробуй поделиться на своей страничке, допустим, в блоге. Ты всегда можешь отказаться и не писать, но попробовать можно и посмотреть результат". И когда я помню написал первый пост о том, что мы должны бороться прежде всего для себя, не для кого-то, не в пример кому-то. Тогда мне буквально за вечер несколько десятков писем прислали совершенно посторонние люди, которые оказались в такой же сложной ситуации. И вы знаете, это стало нужным в плане того, что я снова почувствовал, что я не один, я в обществе, я социализирован. Я делаю это для себя прежде всего. Сегодня, когда сбор закрыт, я не отчитываюсь, когда мне в принципе можно не вести блог, осталось желание делиться своими новостями. Не потому, что я хочу этого. Люди пишут, задают вопросы о самочувствии, помощи. Чисто физически я не могу ответить каждому. Я бы с удовольствием с каждым бы общался, писал бы, но в день это может быть и 90, 100-150 писем. Это очень тяжело, в первую очередь вникнуть в чужую историю. И поэтому, не имея возможности ответить каждому, я пишу общий блог. И каждый в комментариях может написать мне или в личном сообщении. И вот я стал заложником этой ситуации.

P.S. Прежде всего я хотел бы сказать, что опустить руки можно в любой ситуации. Но нужно доказать в первую очередь себе самому, что ты можешь бороться, должен. И не для кого-то, не для посторонних, а прежде всего для себя. То, что ты можешь бороться с болезнью, что ты хочешь бороться. Как только придет истинное и самое верное желание, так происходит всегда. Найдутся люди, которые будут участвовать в твоей жизни. И нужно не бояться просить о помощи.


Нравится
Показать комментарии (17)