Tengri FM МИКС Победители Законы Казахстана UIB & Tengri Open EXPO 2017 BI Group Путешествия
KZ RU EN
Написать нам +7 (727) 3888 138 +7 (717) 254 2710
искать через Tengrinews.kz
искать через Google
искать через Yandex
USD / KZT - 324.98
EUR / KZT - 378.34
CNY / KZT - 48.01
RUB / KZT - 5.53
15 декабря 2016
"Дедушка Мороз я очень хочу ходить в школу"
О чем мечтают дети-инвалиды, обучающиеся на дому
Ежегодно под Новый год благотворительный фонд "Дара" вместе с другими партнерами исполняют мечты тех, о ком многие забывают: детей с ограниченными возможностями, находящимися на надомном обучении. Они зачастую не посещают даже школьных мероприятий, не говоря о том, чтобы Дед Мороз заглянул к ним в гости. Как рассказывают организаторы проекта "Елка желаний", в прошлом году к ним на елку в Астане приходили дети, которые впервые побывали на новогоднем утреннике и увидели Деда Мороза, а некоторым из них было уже по 10-13 лет.

Как и все обычные дети, они верят в то, что в Новый год Дед Мороз обязательно исполнит все их заветные желания.
Дедушка Мороз сделай так, чтобы я мог ходить как мой братик!", "Дед Мороз, как хорошо, что ты существуешь! Сделай так, чтобы моей маме было легче за мной ухаживать, и чтобы она улыбалась", "Дедушка Мороз я очень хочу ходить в школу", - пишут в своих письмах дети. Конечно, такие просьбы проект "Елка желаний" выполнить не в силах.
Фото: Фонд "Дара"
Корреспондент Tengrinews.kz рассказывает о проблемах детей, обучающихся по состоянию здоровья на дому.

Все эти дети очень редко проводят время в кругу друзей, редко бывают на днях рождениях и других праздничных мероприятиях, потому что их редко приглашают, да и многие родители зачастую проявляют чрезмерную осторожность. Добиться расположения и уважения одноклассников и знакомых даже обычным детям бывает очень сложно, что говорить о тех, кто не может самостоятельно передвигаться, не слышит, не говорит или имеет какие-то психические отклонения. Многие из них практически целыми днями сидят в четырех стенах.

Как рассказывает координатор фонда "Дара" Айнур Аймурзина, детей на дому посещают классные руководители, предметные и социальные педагоги. Однако образовательная программа обучения на дому более сокращенная, чем обычная, поэтому многие дети и родители жалуются на недостаток часов обучения. Например, для слепых детей и вовсе нет специальной программы и необходимых специалистов. При этом она считает, что основной проблемой все-таки остается социализация детей, обучающихся на дому.

Они очень скучают в одиночестве, не хватает им детского коллектива. К сожалению, школы мало включают таких детей в общение со своими одноклассниками, хотя они могли бы, наверное, посещать какие-то творческие предметы вместе или проводить время на внеклассных занятиях. Мне кажется, что их надо более интенсивно интегрировать в школьную жизнь, чтобы они могли общаться со сверстниками, хотя для этого, конечно, нужно проделать большую работу по подготовке учителей, родителей и школьников к принятию особенных детей.
Айнур Аймурзина, координатор фонда "Дара"
Естественно, потом они не могут устроиться на хорошую работу и, собственно говоря, наладить свою жизнь.
Как правило, такие люди до сих пор не воспринимаются обществом как полноценные граждане. Они не могут пойти в обычный детский сад, в обычную общеобразовательную школу, а высшее образование - и вовсе недоступная для них вершина. В результате они не получают должной социализации, должного образования, должного развития своих навыков и талантов.
Ее слова подтверждает мама Кристины Потаповой Елена, той девочки-дюймовочки, родившейся с 480-граммовым весом, которую даже занесли в казахстанскую Книгу рекордов. В далеком 2003 году на свет появилась девочка со столь мизерным весом, что врачи и не надеялись спасти кроху, но она выжила и продолжает борьбу за жизнь. В своем письме к Деду Морозу девочка попросила подарить ей обувь.

"К нам учитель приходит три раза в неделю, хотелось, конечно бы, больше. У нее манеры хорошие, учителя она очень ждет, выполняет домашние задания. Можно так сказать, что наши дети немного ущемлены в чем-то. Например, в школе на уроках труда дети шьют на швейных машинках, а чем нам шить дома? Это очень важные навыки", - рассказывает Елена Потапова. Она признается, что еще не все казахстанское общество должным образом относится к таким особенным людям.

У нас люди иногда тыкают, показывают пальцам. Нам нужно, чтобы люди стали добрее. Бывает такое, что ребенок сидит в общественном транспорте, заходит кто-нибудь и начинает требовать, чтобы ему уступили место. Но ребенок не может стоять, но люди не понимают этого. Общество к ним не готово, не говоря уже о детях. Даже есть учителя, которые не знают, как с таким ребенком работать и не могут подстроиться под него.
Елена Потапова, мама Кристины
Мама Ярослава Городко Римма, страдающего эпилепсией, рассказывает, что таким детям не хватает общения с обществом и ни в коем случае родителям нельзя запирать их в четырех стенах.
И если обычные дети ходят друг другу в гости, общаются, то дети с особенными потребностями сидят взаперти. Но так как я понимаю, что таким детям нельзя сидеть в четырех стенах, мой сын ходит в школу на несколько уроков, а все остальное он изучает со мной.
Римма Городко, мама Ярослава
Она что ей бы хотелось, чтобы таких людей принимали в социуме. "Мы живем в частном доме, и я всем рассказываю про своего сына, не стесняясь его диагноза. Я это делаю для того, чтобы люди знали об этом, не закрывали глаза. Однажды у моего сына на улице случился приступ и один мальчик со двора привел его даже домой. Он знал, где мы живем, потому что его родители рассказывали о нас. А если я бы его прятала и у него не было бы социальной адаптации, кто его знает, что было бы с ним. У моего Ярослава даже есть друзья. Хотя мой ребенок на вид и выглядит здоровым, но все равно нужно понимать, что интеллект у него отличается от сверстников", - поделилась Римма. На Новый год он попросил наручные часы и глобус.
По словам координатора фонда "Дара", для того чтобы дети с ограниченными возможностями были лучше социализированы, необходимо в школах внедрять так называемое инклюзивное образование. Этот термин используется для обозначения процесса обучения детей с особыми потребностями не в специализированном, а в обычном учебном заведении. Однако, как считает Аймурзина, процесс инклюзии в школе не может пройти сразу гладко. Чаще всего, по ее мнению, сопротивление демонстрируют учителя и родители, причем как обычных детей, так и особенных. К тому же надо понимать, что инклюзивное образование - это не просто когда ребенка помещают в обычную школу и смотрят, удалось ли ему там выкарабкаться. Речь идет о том, что это образование требует большого внимания со стороны государства и требует не только немалых денежных вложений, но и человеческого принятия, глубинных изменений в системе образования.
Детям в дальнейшем все равно жить в обществе, и им надо учиться коммуницировать друг с другом. Если ребята не будут видеть сверстников с особыми потребностями рядом, они никогда не научатся воспринимать их адекватно. Для этого и должны взрослые и те, кто работает в области образования, создать соответствующие условия: обучить учителей, создать возможности к адаптации программы, системы оценки, создать безбарьерный доступ, оснастить школы необходимыми техническими средствами, которые облегчают процесс обучения для особого ребенка.
Айнур Аймурзина, координатор фонда "Дара"
Например, в этом году фонд "Дара" закупил ФМ-системы для двух девочек с кохлеарными имплантами (неслышащие), которые обучаются в обычных классах алматинской школы.

"Да, учиться им гораздо сложнее, чем сверстникам: они хуже слышат, мешают фоновые шумы, затруднена речь. Они проявляют в разы больше усердия и старания в учебе, чтобы преодолеть эти трудности. Небольшая техническая поддержка в виде ФМ-систем значительно облегчает им процесс обучения и сложности уже не кажутся столь непреодолимыми. Барьеры - они прежде всего в наших головах, во всем остальном можно найти решение. Дети, особенно маленькие, привыкают к инклюзии быстрее всего и уже через пару лет для них это становится нормой", - подытожила специалист.

К слову, в Казахстане действующий закон РК "Об образовании" закрепляет право родителей на выбор организации образования с учетом желания и индивидуальных особенностей ребенка. Здесь дети с ограниченными возможностями имеют право учиться вместе со здоровыми детьми - хотя в одном классе могут обучаться не более двух таких детей - или в специальных классах, по видам нарушений. Существуют также и специальные школы, в которых обучается примерно 13,9 процента из числа детей, имеющих какие-то ограничения в развитии. Большая же часть таких школьников включена в систему общего образования, где пока для успешного их обучения не созданы необходимые условия.

В Государственной программе развития образования РК на 2011-2020 год впервые были определены механизмы включения детей с инвалидностью в массовые общеобразовательные школы и обеспечения для них доступной среды. Таким образом, в рамках этой программы планируется до 2020 года охватить инклюзивным образованием половину детей с какими-либо нарушениями здоровья.

При этом необходимо понимать, что инклюзивное образование не предполагает полного отказа от системы специального образования по той причине, что такой ребенок должен оставаться под ее покровительством: либо он учится в специальном классе при массовом учреждении, воспитываясь в смешанной дошкольной группе, либо обязательно получает коррекционную помощь, учась в обычном классе.

В нынешней системе образования, как правило, учебные программы составляются без учета различных возможностей детей, отсутствует опыт у учителей в работе с такими детьми, и инфраструктура никоим образом не соответствует их потребностям.

Подготовила Василина Атоянц

Добавить комментарий