Tengri FM МИКС Победители Законы Казахстана UIB & Tengri Open EXPO 2017 BI Group Путешествия
KZ RU EN
Написать нам +7 (727) 3888 138 +7 (717) 254 2710
искать через Tengrinews.kz
искать через Google
искать через Yandex
USD / KZT - 325.58
EUR / KZT - 381.51
CNY / KZT - 48.32
RUB / KZT - 5.49

BREXIT
ПРЕРВАННЫЙ БЕРЕГ
ШОТЛАНДИЯ НА ГРАНИ

16 марта Елизавета II дала добро на запуск процедуры выхода Великобритании из ЕС. По сути, это просто символичный жест, не более. Решающий шаг за офисом на Даунинг-стрит, 10. Премьер-министр должна ввести в действие статью № 50 Лиссабонского договора, которая окончательно разделит жизнь британцев на до и после Brexit.
Что такое 50-я статья Лиссабонского договора?
Процесс выхода Великобритании из Евросоюза оценивается почти в 70 миллиардов долларов.
Изначально никто не планировал покидать Евросоюз ни в добровольном порядке, ни в принудительном. Каких-либо юридически регламентирующих выход документов страны не подписывали вплоть до 2007 года. Лорд Керр Кинлохардский, автор текста Лиссабонского договора, предложил подобную норму на случай смены политических режимов в странах - участницах ЕС. Предположить, что именно его родная страна воспользуется подобным правом первой, было бы весьма смело и радикально для тех лет.

Статья 50 является ничем иным, как официальным документом-уведомлением страны - участницы Европейского союза о намерении его покинуть. Если расценивать ситуацию исключительно по буквам договоров и юридических бумаг, то Евросоюз по состоянию на март 2017 года видит Туманный альбион исключительно полноправным членом ЕС, без каких-либо поползновений в ту или иную сторону. Подписание статьи является решительным шагом, но далеко не "бесповоротным": сами дипломаты признают, что статья настолько "сырая" и местами "нелогичная", насколько могли быть нелогичными сами мысли о выходе какой-либо из стран из союза. Между тем подписание статьи 50 запускает счетчик длиною в два года, в течение которых страны должны принять решения о дальнейшем функционировании всех институций. Правительство Терезы Мэй опасается за будущие решения и старается выстроить предварительные договоренности, что поддерживается далеко не всеми. Ангела Меркель еще в прошлом году заявила о решительном нежелании обсуждения каких-либо моментов до начала процедуры выхода.

Определенные опасения у британцев вызывает и неопределенность на политических фронтах Франции, Германии, Италии - результаты выборов в этих странах могут привести к власти совсем иные силы, с которыми ранее у британцев отношений не возникало. Торговые связи - основной момент, о котором Мэй хочет договориться заранее, дабы быть уверенной в минимизации потерь. Процесс выхода сам по себе оценивается в 70 миллиардов долларов. Вопросы обеспечения институтов Евросоюза, интегрировавших во внутренне-британскую экономику, также являются немаловажным поводом к обсуждению. Не желая нарушать протокол и идти на сговор, страны - участницы создают блокадную атмосферу Британии. Если добавить к этому невозможность самостоятельного заключения торговых сделок в иных направлениях, можно сделать вывод, что Соединенное Королевство уже скоро смирится с системой и не будет откладывать запуск "процесса" в долгий ящик.
Уход по-шотландски
Другую опасность для Соединенного Королевства представляют сепаратистские настроения среди Шотландцев. Двумя годами ранее северяне проголосовали за единство и доверие Лондону. Ответил ли Лондон взимностью?
В понедельник, 13 марта, первый министр Шотландии Никола Стерджен заявила о возможности проведения нового референдума по вопросу выхода Шотландии из Великобритании. Пойти на данный шаг лидеру шотландской национальной партии пришлось после заявлений Терезы Мэй о готовности Британии к 50-й статье Лиссабонского кодекса. Долгое игнорирование интересов Шотландии, малое количество представителей и прочие не самые обнадеживающие нюансы не оставляют Шотландии никакой надежды, что их "рекомендации" будут услышаны.
Чего же хотела Шотландия?
Еще в 2014 году на референдуме, где сторонники отказа от евроинтеграции победили с перевесом в 10 процентов, граждане Шотландии высказались в поддержку ЕС в 2/3 от общего числа избирателей. Однако численность населения в чуть более чем 5 миллионов не позволила этому процентному отношению сыграть на общей картине. Для сравнения - население Англии почти 50 миллионов человек. Шотландия сохраняла опасения, что результаты Brexit могут ограничить экономический потенциал страны исключительно пределами Туманного Альбиона. Собственно, документы о выходе эти условия и регламентируют. Несмотря на все рекомендации и "ультимативные доводы" Шотландского правительства, Английское пренебрегло ими.
Что грозит Шотландии в результате выхода Британии из Евросоюза?
Главная проблема - это выход на внешние рынки. Объем торговли снизится в несколько раз. Хотя внутренний рынок Королевства и самодостаточен и не испытывает необходимости в импорте жизненно-важных товаров, на общем благосостоянии шотландцев это решение может сказаться негативно. Однако в дальнесрочной перспективе ситуация нормализуется. Второй важнейший момент - свобода передвижения как граждан Шотландии по Еврозоне, так и рабочей силы извне по Шотландии. Здесь удар может быть серьезнее, чем ожидает Лондон.
ВВП Шотландии оценивается в 130 миллиардов фунтов стерлингов (211 миллиардов долларов).
Что грозит Шотландии в случае выхода из Соединенного Королевства?
В краткосрочной перспективе экономику ждет нестабильная обстановка. Многие финансовые институты, вроде Royal Bank of Scotland и LLOYD, уже заявили, что готовы перенести свои штаб-квартиры в Лондон в случае утраты понимания между Кардиффом и Лондоном. Огромный потенциал шельфовой нефти Северного моря, территориально принадлежащей шотландцам, может в одночасье сделать страну одной из самых богатых нефтяных держав мира. Однако не все так просто - Англия не отдаст все своим далеко не самым близким друзьям. Еще одним достаточно проблемным моментом может стать необходимость повторной заявки на вступление в Евросоюз, ВТО и НАТО. Все процедуры потребуют некоторого "неопределенного" времени.

Учреждение своих собственных денежных единиц и отсутствие кредитной истории замедлят темпы роста экономики на годы. Однако существенные потери понесет и Англия. Одной из главных статей трат может стать передислоцирование всего атомного флота Соединенного Королевства, пришвартованного на данный момент вдоль берегов Шотландии.

Отдельной ситуацией, о которой Лондону тяжело говорить, - это очерчивание границ между двумя странами. Ситуация аналогична происходящей в Таможенном союзе между Россией и Республикой Беларусь. Разница в визовых режимах и отсутствие даже условных контроль-пропускных пунктов позволяет пересекать границы сотням нелегалов.
4,7 миллиарда фунтов стерлингов - ежегодный объем экспорта виски, что занимает одно из ведущих мест в экономике страны, если не учитывать потенциальное владение нефтью. Немногим более приносит шотландцам туризм.
В чем же тогда выгода?
При идеальном развитии событий Шотландия становится полноценным членом Евросоюза. Это делает ее рынки абсолютно открытыми для партнеров, а территорию Еврозоны безвизовой и доступной. При условно маленьком статусе Шотландии, как страны, поддержка такого массива, как ЕС очень важна и позволяет принимать решения смелее, чем обычно. Отдельной строкой стоит само слово "независимость". Та самая, о которой мечтают националисты уже больше 300 лет.
Мнение эксперта
Глеб Кузнецов, заместитель директора Национального института развития современной идеологии.
TN:
Какие Вы уже сейчас отмечаете последствия Brexit?
Глеб Кузнецов:
Голосование за Brexit ввергло Великобританию в тяжелый, не столько даже политический, сколько мировоззренческий кризис, кризис понимания будущего. В этом смысле последствия Brexit для Великобритании значительно более серьезны, чем для Европы, которая по большому счету Brexit фактически и не заметила.

План Джонсона был прост - учитывая разницу валютных систем, неучастие в шенгенской зоне и наличие прочных экономических связей, во всех смыслах - экономическом, политическом, в плане статуса, Brexit должен был пройти легко и непринужденно. "Застрельщики" Brexit думали, что просто порадуют своих консервативных избирателей и попутно решат несколько важных проблем, например, с иммиграцией. Ну и поддержат уникальный статус Британии в Европе. А Европа - куда она денется - просто смолчит и проглотит, предпочитая сохранять экономический статус кво.

Однако на деле все оказывается не так просто. Например, более жесткий иммиграционный барьер, подразумевавшийся одним из последствий Brexit, не будет работать так, как этого бы хотелось британским избирателями - проблемные мигранты прибывают в Соединенное Королевство не только и не столько из Европы, а из стран Британского Содружества, бывших английских колоний - Пакистана, Бангладеш, Африки. Даже если все поляки и прибалты объединятся и приедут в Лондон, это будет капля в море миграции с субконтинента и из Африки. А проблему с собственным Содружеством Brexit не решить.
Проблемные мигранты прибывают в Соединенное Королевство не только и не столько из Европы, а из стран Британского Содружества, бывших английских колоний - Пакистана, Бангладеш, Африки. Даже если все поляки и прибалты объединятся и приедут в Лондон, это будет капля в море миграции с субконтинента и из Африки.
Глеб Кузнецов:
С точки зрения экономики также все не так радужно, как казалось - уже сейчас понятно, что Брюссель готов принести ущерб собственной европейской экономике, если будет понимать, что по Британии жесткий разрыв ударит сильнее. В еще ветхозаветной логике: "Отними у меня глаз, Господи, но соседа ослепи полностью". Это то, чего британская элита, презирающая европейцев, не ожидала.

В случае формального выхода из единого экономического пространства Британии придется играть по общим правилам для внешних партнеров Европы, которые, конечно, уже не будут отщипывать часть прибыли в пользу "общего дела", но в то же время перестанут пользоваться рядом привилегий и конкурентных преимуществ, предоставляемых "своим" игрокам.

Изначально Brexit казался красивым политическим приключением без особых последствий для Британии, но сейчас оказывается, что за этот тур, возможно, придется дорого заплатить. И не только в области экономики.
Глеб Кузнецов:
С политической точки зрения последствия заметны уже сейчас. Позиция отдельных частей Великобритании совершенно не способствует политической консолидации Соединенного Королевства. Не только Шотландия, но и Северная Ирландия, а также ряд заморских территорий всячески выражают свое несогласие с инициативой Brexit. Гибралтар, например, заявил: "В какое бы плавание не отправилась Британия, Гибралтар – был, есть и останется частью Европы".

Постоянные разговоры о получении независимости отдельными частями Великобритании выглядят более серьезными и достоверными, учитывая декларируемое ими желание остаться "в Европе". Позиция по ЕС – это действительно неразрешимое противоречие, которого не было во времена первого шотландского референдума. Лондон говорил: "Рационально рассуждая, что между нами разного?" Теперь на этот вопрос ответ есть.

Единственно, что создает положительные новости вокруг брекзитеров - это поддержка Трампа, который, похоже, просто хочет досадить нелюбимым европейцам, но фактически помочь обособлению Британии не может никоим образом, учитывая колоссальные внутренние проблемы, с которыми он сталкивается в США.
ТЕРЕЗА МЭЙ
Глеб Кузнецов:
Тереза Мэй храбрится, но выглядит во всей этой истории не очень уверенно. Она пытается изобразить из себя "железную леди". Но подражать Тэтчер у нее получается не очень - ее агрессия и в адрес Брюсселя, и в адрес Шотландии и Северной Ирландии мало чем подкреплена и скорее свидетельствует о ее слабости, чем о способности проводить жесткую и успешную политику по консолидации страны на новом политическом этапе.
TN:
Стоит ли ожидать, что и другие страны последуют примеру Британии?
Глеб Кузнецов:
Опасения, что другие страны ЕС могут последовать примеру Великобритании, на мой взгляд, беспочвенны. Все же Великобритания - уникальная страна - она не входит в пространство "евро", не входит в шенгенскую зону - она связана с Европой культурно и экономически, но всегда находилась на особом положении. Говорить, что Греция или, например, Португалия могут выйти из ЕС - безосновательно. Им попросту не на что печатать валюту и нечем оплачивать содержание своих суверенных границ. Какого-то практического смысла, кроме огромных финансовых потерь, в этом гипотетическом шаге разглядеть трудно. Ситуацию теоретически может поменять победа во Франции Марин ле Пен, но пока все идет к тому, что победит Макрон, которого к евроскептикам отнести никак нельзя.
TN:
Что касается Шотландии, как Вы считаете, как будут развиваться события дальше?
Глеб Кузнецов:
Утверждать, что выход Шотландии из состава Соединенного Королевства невозможен, потому что невозможен никогда - это ошибка. Некоторые шотландцы еще помнят свою независимость и все еще хотят вернуть все по-старому. К тому же история сосуществования двух стран в рамках одного государства не так стара, как нам сейчас кажется. У Украины, например, гораздо больший опыт существования в рамках Российской Империи, чем у Шотландии в рамках единой Великобритании.

Формально Великобритания появилась лишь в 1707, именно тогда на английский крест Святого Георгия наложился шотландский Святой Андрей и появился нынешний британский "Юнион Джек". До этого единого государства не существовало – это были два независимых королевства под властью одного короля. С тех пор у части шотландской элиты есть вековая несбыточная мечта о суверенитете.

Последний раз они были близки к ее осуществлению во времена Красавчика принца Чарли - "Молодого претендента" из изгнанной ветви Стюартов, который во главе армии шотландцев дошел до Дерби в середине 18-го века. Но эти времена в прошлом, сегодня референдум о независимости провалился, показав незначительный перевес лоялистов. В этом есть большая заслуга Кэмерона, который провел отличную кампанию по противодействию отделению Шотландии.

Но в то же время более свежее голосование по Brexit ясно показало, что шотландцы не хотят быть "островными", они хотят остаться в Европе. Шотландия всегда была ориентирована на Европу в большей степени, чем Англия. Поэтому, если участие в Европейском Союзе потребует независимости от Великобритании, есть высокая вероятность, что шотландцы пойдут на это.

Более того, помимо Шотландии я бы обратил внимание и на Северную Ирландию, где сепаратистские настроения всегда были крайне сильными. При условии реализации Brexit, вероятность их выхода из Британии, на мой взгляд, даже выше, чем у Шотландии.
"Да, друзья мои, можно изменить порядок вещей. Народ может решить вступить на другой путь, свобода еще может указать его нам. Французы, мы можем снова стать свободным, гордым и независимым народом, мы можем вернуть Франции ее истинное место в мире"
Марин Ле Пен
Лидер "Национального фронта" Марин Ле Пен готова провозгласить "Фрекзит"
Евроскептицизм - инфекция заразная. Примеру Соединенного Королевства могут последовать и другие европейские державы. Недовольство бюрократическим аппаратом, невозможность прямого влияния на решения своих стран и финансовые издержки подпитывают оппозиционные партии в преддверии череды выборных процессов. "Национальный фронт" во главе с Мари Ле Пен уже заявил, что в случае победы будет ратовать за "Особый статус" Французской республики. Ключевой момент возмущения - миграционный кризис и экономические потери Елисейского дворца. В случае неудачи Ле Пен готова провозгласить "Фрекзит".

Еще в начале марта было сложно делать прогнозы по результатам Голландской схватки. На выборах же, по словам Кузнецова, потерпели катастрофическое поражение евроскептики. Так, например, Народная партия за свободу и демократию (НПСД) премьер-министра Марка Рютте победила на выборах и получила 33 места в парламенте Нидерландов. По сравнению с выборами 2012 года партия Рютте лишилась восьми депутатских мандатов. "Партия Свободы" Герта Вилдерса, которой предрекали успех на нынешних выборах, заняла второе место, получив 20 мест - это на пять больше, чем в прошлый раз. В голландском парламенте значительно улучшили свои позиции и "Зеленые левые" - с 4 до 14 места. А вот Партия труда лишилась 29 из 38 депутатских мандатов. Итальянцы, которым: как и французам, выборы еще только предстоят - остались вдохновлены результатами Голландии и отмечают рост поддержки среди все большего количества слоев населения.
Добавить комментарий