Tengri FM МИКС Победители Панфиловцы Законы Казахстана UIB & Tengri Open EXPO 2017 Путешествия
KZ RU EN
Написать нам +7 (727) 3888 138 +7 (717) 254 2710
искать через Tengrinews.kz
искать через Google
искать через Yandex
USD / KZT - 330.39
EUR / KZT - 392.04
CNY / KZT - 50.04
RUB / KZT - 5.65

"Навсегда покинуть эти стены". Как уходят из аккольского детского дома и возвращаются в него

25 октября, 16:07
11

"Я всегда себе говорила, что никогда больше не вернусь в детский дом", - рассказывает Мейрамгуль. Сейчас она сотрудник детского дома в Акколе.

"Как говорят, "не зарекайся", - смеется девушка.

Непридуманные истории из аккольского детского дома в объективе Турара Казангапова и Айгерим Абилмажитовой специально для Tengrinews.kz.

В холле детского дома пахнет манной кашей. 9 часов утра. Детей не видно. Как оказалось, все разъехались по школам. Уже три года воспитанники детского дома учатся в городских учебных заведениях. По словам сотрудников, таким образом у детей быстрее и менее болезненно проходит процесс адаптации в обществе. 

"У нас 84 воспитанника. Семеро из них дошкольники, остальные учатся с 1 по 11 класс. Самому младшему - три года, старшему -17 лет. Дети у нас живут в семьях, где есть своя мама. Хотя мы все здесь по-своему мамы для каждого ребеночка", - рассказывает заместитель директора Ботагоз Казбекова. 

"Из 84 наших воспитанников 17 сироты, у остальных ребят есть живые родители. Винить кого-то в этом будет неправильно. У каждого своя история, ситуации разные. Я сама много лет проработала в школе классным руководителем, видела, в каком состоянии некоторые дети ходят в школу. Поверьте, иной раз в детском доме условия лучше, чем дома. По крайней мере ребенок будет накормлен и обут", - поделилась с нами Ботагоз Казбекова. 


Заместитель директора детского дома № 1 для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, Ботагоз Казбекова

В детском доме работают 127 человек. Это педагоги, воспитатели, медперсонал и техспециалисты. Как шутят сами сотрудники, их больше, чем самих детей. "Это ведь хорошо, что в приютах меньше детей становится. А вообще у нас много и нынешних, и бывших сотрудников, которые сами усыновили здесь деток. Вот есть женщина, она сама казашка и семья тоже. Они усыновили мальчика русского. Теперь стали интернациональной семьей", - делятся работники добрыми историями из детского дома.

Мейрамгуль ведет в детском доме кружок по ногтевому сервису. 

 

"Я сама воспитанница этого детского дома. Раньше всегда себе говорила, что никогда больше сюда не вернусь. В детстве все по-другому кажется. Сейчас, повзрослев, став мамой, многие вещи уже воспринимаю совсем по-другому".

"Я попала в детдом, когда мне было три года. Мама при рождении младшего брата заболела открытой формой туберкулеза. Вскоре она умерла. Нас с братишкой разделили, отправили по разным детским домам. Когда я прибыла сюда, мне сказали, что у меня нет ни братьев, ни сестер. Где-то через год или два привезли сюда новых воспитанников. У нас было правило, мы как самые старшие брали опеку над "новенькими". Заботились, ухаживали за ними, защищали. И я помню, взяла кураторство над одним мальчиком. Из всех почему-то именно его выбрала. Позже меня вызвала директор детского дома и сказала, что это мой родной братишка. Вот так по воле судьбы мы воссоединились. Позже меня одна семья хотела удочерить, но братишку усыновлять они не захотели. Я не согласилась, осталась здесь", - старается спокойным голосом рассказывать Мейрамгуль. Но эмоции берут вверх. 

"Вы искали родных, отца?"

"Не сказать, что мы были в поиске родных. Мы искали могилу мамы. После выпуска из детского дома с братом поехали в село, где родились. Никого не помнили, не знали. Приехали и постучались в первый попавшийся дом. Дверь открыл пожилой мужчина и говорит мне: "Гуля". Мою маму звали Гуля. Мы объяснили ему, что когда-то здесь жила женщина по имени Гуля, что она умерла и мы ищем ее могилу. Он нас пригласил в дом, выслушал нас. Этим пожилым мужчиной оказался наш родной дядя, брат отца. Он нам показал дорогу и могилу мамы. Мы съездили туда. Это была простая могилка, ни таблички, ни ограждений, ничего. Решили установить памятник маме", - делится девушка.

"Когда заказывали в городе надгробие, нам сказали, что нужно обязательно указать род. Но ни я, ни братишка не знали, из какого ру (рода - прим. редакции) мама. Дядя подсказал, что можно узнать у нашего папы. Мы не знали, что он живой. Взяли адрес и поехали туда. От этой встречи я ничего не ожидала, если честно. Он очень сильно пил в свое время. Он вышел из дома, рассказал про род, и все. Я не выдержала, спросила, есть ли у него что сказать нам. Он ответил, что нет. И все, мы уехали. Поставили маме памятник, молитву мулла прочитал на могиле. После этого я больше не общаюсь с отцом. Не потому, что он нас бросил и у меня есть обида на него. Нет. Просто у него своя жизнь, у нас своя. Как-то раз он звонил мне, был пьян, по всей видимости. Начал на меня кричать со словами: "Что у тебя за воспитание". Я ответила, что детдомовское", - поделилась своей историей Мейрамгуль.

"Почему вернулись сюда, в детский дом? Не тяжело ли психологически каждый день возвращаться вновь и вновь в эти места?"

"Тяжело по-своему. Подружки мои, с которыми дружу еще со времен приюта, не понимают меня. Но меня тянет в родные стены. 16 лет прожила здесь как никак. Ой, как страшно мне было, когда я выпускалась, ревела помню. Наш директор так переживала за каждого из нас. Мне даже комнату в квартире куратора сняла. Так она беспокоилась за меня, боялась, как я буду одна в общежитии колледжа. Заботилась обо всех. Теперь вот я где-то стараюсь заботиться о нынешних воспитанниках, рассказываю, как раньше было. Как записки тайком от воспитателей под картинами оставляли", - смеется Мейрамгуль.

"На самом деле, ведь здесь столько историй, если рассказывать. Вот момент был, когда пришли за ребенком, два-три месяца назад это было. Девочка у нас прожила 13 лет, и спустя долгое время ее нашла мама. Как оказалось, ни мама, ни дочь не знали о существовании друг друга", - рассказала замдиректора аккольского детдома. Мы попросили поподробнее рассказать об этом случае. Но, как отметили в детском доме, "об этой истории все и так подробно рассказали". Как оказалось, 14 лет назад новорожденную девочку отправили в детдом, а родителям сообщили о ее смерти. 

14 лет без родителей: История возвращения девочки из детдома в семью

Если эта история со счастливым концом, где мама забрала своего ребенка, то у Ардак рассказ пока не завершился хэппи-эндом. Ардак с младшей сестренкой отдали в детский дом, когда ей было девять лет. Сейчас она учится заочно на педагога, работает в детском саду и параллельно в детском доме.

"Нас сюда привезли, когда я училась во 2 или 3 классе. Первое время я ни с кем не разговаривала, мне было страшно. Я хотела, чтобы нас забрали домой. У нас есть и папа, и мама. Все, что я помню, - мы жили в деревне первое время. Жили тогда мы хорошо, в достатке. Потом переехали, кажется, в Есиль, в трехкомнатную квартиру. Папа заболел и уехал к родственникам лечиться. Мама осталась с нами. Потом был момент, когда мы лишились дома из-за обмана маминого брата. Папа вроде не знал. Мы переехали в какое-то помещение или комнату. Мама работала одна, содержала нас. Помню, что не было окон и было холодно. Папа, как узнал, приехал к нам. Видимо, мама испугалась гнева отца из-за того, что лишились крова, сбежала из дома. Потом папа нас отвез к бабушке. Она и другие родственники нас не любили, поэтому отдали учиться в интернат. Он закрылся и нас перевели в детский дом. Папа не знал об этом. Говорил, что искал нас долго. Нашел нас через два года. Но забрать не смог, он лишен родительских прав", - рассказала свою историю 22-летняя девушка.

"Вы ждали маму?" - спросили мы у девушки.

"Ждали, что кто-то нас заберет. Мама не приезжала к нам вообще, папа ведь хотя бы навещал нас. И сейчас он со мной вместе живет. В прошлом году выдали квартиру. А мама... Она приезжала пару лет назад на день рождения сестренки. Я не вышла к ней, сестренка встретилась, ведь это был ее день рождения. Через несколько минут меня позвали сотрудники, сказали, что сестренка плачет и не хочет видеть маму. Тогда я сказала маме, что мы не хотим общаться. Конечно, сейчас, немного повзрослев, думаю, что надо к ней съездить и спросить, почему она нас бросила. Нам помощь от нее не нужна. Может, наоборот, нужно ей помочь", - добавила Ардак.

У наших героинь множество планов. Мейрамгуль мечтает о своем уютном салоне красоты, Ардак планирует продолжить свое обучение.

"Все-таки когда-нибудь нужно навсегда покинуть эти стены", - говорит одна из девушек.

Когда мы уезжали из детского дома, сюда привезли еще троих малышей. Замдиректора детского приюта добавила в конце разговора: "У нас в семье уже не 84 деток, а 87".


Нравится
Поделиться
Показать комментарии (11)
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц