В Астане есть свой Севастополь. Там живут люди с удивительной судьбой

12 сентября, 21:05
13

Район города, о котором пойдет речь, возможно, покажется незнакомым для некоренных жителей Астаны. Находится он в старой части города, неподалеку от бывшего магазина "Казахстан". Район этот как бы живет своей жизнью. Шашлычный дым от кафе здесь нередко ложится облаком по всей округе. Вместо новых высоток - старенькие частные дома вперемешку с такими же ветхими общежитиями. Дети здесь играют в подвижные игры на улице, катаются на велосипедах, а взрослые знают все о своих соседях и с большой теплотой вспоминают, когда-то работавшего здесь участкового. В общем, атмосфера для современного мегаполиса в этих краях необычная, уютная. Но корреспондента Tengrinews.kz привлек не весь район, а лишь одна улочка, вернее даже переулок. Называется он Севастополь, или Севастопольский.

Это тетя Валя. Ее здесь знают многие. Полное ее имя - Валентина Рафиковна Исакова. На доме тети Вали есть старенькая табличка - "переулок Севастопольский". Почему так называется этот переулок, пенсионерка не знает. Но по какой-то невероятной случайности ее судьба напрямую связана с Севастополем и вообще с полуостровом Крым.

"Я родилась в 1937 году в Ялте. Но на самом деле я и не знаю, что такое Ялта. Началась война, а мой отец был большим начальником в Севастополе", - рассказывает Валентина Рафиковна и заходит в дом, чтобы через несколько минут вернуться на улицу с портретом отца.

"Помню, что жили мы какое-то время в Севастополе, наш дом стоял на берегу Черного моря. Потом в войну нас привезли в Краснодарский край, в город Белореченск. В 1947 году мама умерла, и нас соседи сдали в детский дом. После детдома я закончила ремесленное училище и по комсомольской путевке нас привезли сюда, на целину, в Акмолинск", - вспоминает пенсионерка. В Акмолинске, а потом Целинограде, она 30 лет проработала в Горпищеторге.

Ее рассказ прерывают соседи. Многие в этой округе выстраиваются в очередь, чтобы помыться в бане у тети Вали. И вот одна женщина интересуется, нет ли очереди в парную.

"Я в этом городе с 1954 года живу, а в этом доме - с 1959-го. Мне здесь все нравится. Я захожу в автобус, а мне: "Бабушка, садитесь", и сумку еще мою к себе берут. Мне все нравится", - говорит Валентина Рафиковна.

"Нас было 50 человек, которых сюда привезли по путевке комсомола, а сейчас шесть человек осталось", - отмечает она.

Вообще, у тети Вали очень хорошая память на цифры. А еще у нее отменное чувство юмора.

"Мне 17 июля исполнилось 18 лет, - прищурилась пенсионерка и, чуть помедлив, улыбаясь, добавила. - то есть 81".

Она рассказала, что в прежние годы их район условно назывался поселком таксистов.

"Эти дома строил таксопарк, и в основном здесь жили таксисты. Здесь уже 115 человек умерло. Вот уже как полтора года назад умер директор таксопарка, - говорит наша собеседница и, кивая на дом, где сейчас живет вдова директора таксопарка, добавляет, - хороший директор был".

Вообще, местные жители с теплом вспоминают прежние времена. А особенно теплые чувства у них к одному из бывших участковых.

"У нас был участковый Ким Сан Саныч…" -  рассказывает пенсионерка.

"Да, дядя Саша Ким. Я был у него на похоронах", - подтверждает сосед.

"Ой, это золото был человек, золото", - добавила тетя Валя, и они тут же пришли с соседом к общему мнению, что на самом деле сейчас в их районе неплохо, по крайней мере хулиганства нет. Правда, случаи воровства иногда имеют место.

"Мне сейчас все нравится. Мне нравится наш Президент Назарбаев, он очень грамотный человек, я всегда смотрю, как он выступает. Мне нравится, что они с Путиным прямо такие вот дружные", - признается женщина.

Слова о том, что сейчас ее все устраивает и все нравится, Валентина Рафиковна повторяет на протяжении всей нашей беседы. И настоящий смысл этих на первый взгляд обычных слов понимаешь, когда слушаешь ее рассказ про жизнь в годы войны и послевоенное время.

"Войну, холод и голод - я все видела. В 1947 году мама умерла. У меня вши были, потому что волосы длинные были. Нас соседи сдали в детдом. Мне везло на людей", - вспоминает пенсионерка.

"Помню, маленькая была, мы воду ходили продавать на вокзале: "Кому холодная вода, свежая холодная вода! Кто моей воды напьется, тот ума наберется!" Потом мы уголь собирали и продавали. Так и выживали. Это было в Краснодарском крае. Пять лет назад я ездила на Кубань к маме на кладбище. Могилу мы не нашли, а на кладбище побывали. Я такая довольная была, что я съездила. Моя мама в 35 лет умерла", - задумалась тетя Валя.

В годы войны ей довелось столкнуться лицом к лицу и с солдатами гитлеровской Германии. Тогда она была еще совсем ребенком, но до сегодняшних дней ту встречу помнит в мельчайших деталях.

"Мы жили очень бедно, хата у нас была соломой накрыта. Мама больная была, у нее туберкулез. Стучится мужчина, мама спрашивает: "Кто там?" С той стороны голос: "Матка, открой".

Мама открыла дверь, заходит немец, и он говорит: "Матка, дай что-нибудь укрыться, мы будем утром отступать. А у нас вообще ничего нет. Мама сняла покрывало и дала ему. Потом утром кто-то опять стучится. Открываем, приносят вот такой ящик, там конфеты шоколадные и сверху то самое покрывало. Мама говорит: "Не надо, не надо".

И хотя она хранит портрет отца, признается, что все еще не может ему простить, что по каким-то причинам он не был с семьей в самые сложные годы.

"Еще помню, одна родственница матери говорит: "Шурка (маму Сашей звали), ты детей в Белой утопи (река в Белореченске), а сама выйди замуж. А мама сказала: "Вот тебе Бог, вот тебе порог и чтобы твоей ноги не было, даже когда меня будут хоронить". Очень плохо было, очень тяжело. Бывало, придем, к маме в больницу, где она лежала, а она соберет объедки в литровую банку и нам отдает, и мы ели вот это", - вспоминает Валентина Рафиковна.

Ее супруга нет в живых уже около 20 лет. Но она до сих пор о нем вспоминает с большой любовью. Посвящает ему стихи. Смотря на фотографию мужа, она читает одно из своих сочинений.

Я люблю тебя как прежде, не могу тебя забыть.

Как мне трудно расставаться, быть одной, на свете жить,

Ты в земле, а я жива, как мне трудно без тебя.

Вспоминаю все, что было, не жалею я себя,

Жизнь такая штука сложная, кто как может, так живет.

И спасибо тебе милый, что такую ты сберег.

Все это время пока мы беседовали с Валентиной Рафиковной, с нами был еще один местный житель. Это был молодой парень, которого здесь все знают. Говорят, у него золотые руки. Он многим помогает. Сам он работает маляром на стройке.

С тетей Валей они не родственники, а всего лишь соседи. Но, тем не менее, есть один факт, который их объединяет.

Молодой человек попросил его не фотографировать, признался, что не любит этого. Между тем он рассказал о своей жизни. Случилось так, что свою юность он провел в детском доме.

"В школу пришли и сказали: пойдем чай попьем. Я ушел, и с концами. Так меня забрали в детский дом. Получается, и чай попил, и пирожки увидел", - смеется парень.

На вопрос, как ему жилось в детдоме, ответил сдержанно: "Ну не очень, конечно. По родителям скучал, всем же детям охота родителей увидеть. Домой всегда тянуло. Такая жизнь".

В 18 лет, выйдя из стен детдома, он поступил в колледж, отучился там и теперь работает на стройке штукатуром-маляром четвертого разряда.

"В этом году надеюсь уже получить пятый разряд", - сказал он.

"Я почему-то стала писать стихотворения и на душе как-то мне стало хорошо", - призналась тетя Валя и прочитала еще один стих, на этот раз про сына.

Ну что сказать тебе, родной,

Ты желанный, дорогой.

Папка так тебя любил, мыл, купал и ножки мыл.

Ты подрос и вон какой, ты красивый, золотой, голова уже седая,

Только ты постой, сынок, мать твоя не молодая, дай ты ей свое внимание.

Я не многое прошу, ты почаще приходи и в глаза ей посмотри.

Стихотворение может показаться грустным, но на самом деле семья у Валентины Рафиковны большая и дружная. Она с невероятной нежностью рассказывает о каждом из них, особенно гордится внуками.

Удивительно, столько эмоций, а ведь это всего лишь один переулок.

Ренат Ташкинбаев

Получить короткую ссылку


Нравится Поделиться
Хотите больше статей? Смотреть все
Показать комментарии (13)
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц