Papa in da house. Истории мужчин в декрете

16 ноября, 11:14
9

Глубокой ночью детский плач раздирает комнату. Кто-то резким движением вскакивает с кровати. Раздается звук липучек подгузника. К губам младенца подносят бутылочку. Дальше по программе градусник. Малыша что-то беспокоит. "С утра нужно звонить педиатру". 

Кто этот небритый мужчина, укачивающий ребенка на фоне спящей жены? Это папа в декретном отпуске. Один из многих по всему миру, вне зависимости от географии. К примеру, дважды в этой роли был Марк Цукерберг.

Корреспондент Tengrinews.kz побеседовал с несколькими такими папами, узнав причины, по которым они принимали самое непосредственное участие в воспитании детей, и как это у них получалось.  

Папа-интроверт 

Папа Лилии и Тимофея без прикрас вспоминает о периоде, когда находился в неофициальном декрете. Житель Алматы, который представился псевдонимом Morris Getman, - образцовый интроверт. Зарабатывает на жизнь видеопроизводством. Любит творчество австралийского музыканта и поэта Ника Кейва. 

Лилия и Тимофей - приемные дети. Это двоюродные брат и сестра. Morris с женой привезли детей из Караганды в 2014 году. Девочке на тот момент было 9 месяцев, а мальчику 2 года и 8 месяцев. Было решено, что сидеть с детьми будет глава семейства. Жена не хотела ставить карьеру на паузу. А Morris, напротив, был привычен к периодам свободного плавания, чередуя их с работой в студиях. Он планировал брать подработки. 


Иллюстративное фото: unsplash.com

"В реальности получилось вовсе не так, - вспоминает герой истории. - Дети сначала жили по разному расписанию, потому что были взяты из разных домов ребенка. Дочка спала два раза в течение дня, сын - один раз. Их графики удалось совместить не сразу. Много времени занимала круговерть, связанная с элементарными вещами - сменой памперсов, своевременной кормежкой, переодеванием. Также у детей и у нас женой проходили процессы адаптации, где-то болезненные. У дочки с сыном часто менялось настроение: то они хохочут, то бесятся, то уже ревут. К концу дня я плохо соображал. Начало сказываться и недосыпание, потому что девочку я просыпался кормить поздней ночью. Супруге нужно было отсыпаться после работы", - вспоминает собеседник. 

Morris из тех людей, кого истощают шум, невозможность побыть с собой наедине. К тому же в первые месяцы от детей не было эмоциональной отдачи, что добавляло сложности. Он признается, радость от отцовства быстро подавил быт. 

"В первые месяцы даже бывало такое, что охватывала паника, я не видел никакого прогресса. Я был на грани. Просыпался и с ужасом думал: "Боже ж ты мой, сейчас опять начнется то же самое, что и вчера. Как минимум 15 часов суматохи". По сути я выполнял чисто механические вещи. Немного побыть с собой наедине удавалось только вечером, если не хотелось спать. Или во время выполнения каких-то дел по дому. Как интроверту было довольно тяжело", - рассказывает папа.


Иллюстративное фото: unsplash.com

Критический отрезок длился примерно полгода. Затем, по словам мужчины, все начало налаживаться. Оглядываясь назад, он говорит, что за тот период колоссально изменился. Главным образом в том, что касается самодисциплины. Но перестраиваться пришлось экстренно. 

"Когда ты несешь ответственность только за себя, то можешь где-то дать слабину. А когда появляются дети, рукой на трудности уже не махнешь. И если ты не привык к жесткой дисциплине, остается только много работать над собой. Сейчас мои дочь и сын стали постарше. Между нами появилась эмоциональная связь. Они абсолютно обычные дети. Существуют другие проблемы, но теперь есть очень мощная отдача", - говорит Morris.  

Он считает, что каждый мужчина может справиться с ролью "папы в декрете". Если, конечно, он готов иметь детей. Другое дело, что в таких странах, как Казахстан и Россия, рассуждает Morris, много семей, где отцы отстраняются от воспитания детей или их нет совсем. В итоге мальчики не имеют образца для подражания, а девочки - ролевой модели поведения будущего избранника.

В 12 лет Morris потерял отца. Он шутит, что воспитывался однополой парой - мамой и бабушкой. Поэтому ему сейчас не так просто самому быть папой. "У меня нет моделей, на которые я мог бы опираться интуитивно. Мне приходится селекционным методом их отбирать, изобретать, брать из литературы", - говорит собеседник.

"Женщине проще в нужный момент обнять, поцеловать, знать, когда нужно приголубить. На уровне генов, наверное, действует пресловутый материнский инстинкт.  Я как интроверт и мужчина, выросший без отца, не уверен, насколько такие нежности допустимы с моей стороны. В таких тонких вещах я не могу действовать инстинктивно. Поэтому я стараюсь особо не лезть в это. Сильно не обнимаю, не ласкаю, особенно сына. Но я зато люблю с детьми побеситься. Если они в настроении, мы начинаем, например, бороться. Эта часть тактильных ощущений детям тоже нужна. Они ее получают в игровой форме. Бывает, я сажаю детей на плечи, раскручиваю и потом кидаю на диван. Мама в силу физических данных такого сделать не сможет", - поделился Morris.   


Иллюстративное фото: unsplash.com

Незрячий папа

Еще один папа - Айтбек Аулбаев - поменялся с супругой местами после грустного стечения обстоятельств. В 2011 году он попал в аварию и начал терять зрение. Юрист по профессии, 30-летний Айтбек взял длительный больничный, а его жена вышла на работу. На тот момент их сыну Алихану было примерно 9 месяцев. 

Как вспоминает папа, то, что уход за ребенком - это большой труд, для него не было неожиданностью. Все осложняла только прогрессирующая слепота, но Айтбек приноровился и выполнял все стандартные функции: кормил смесью и пюре из баночки, когда сын еще не ел обычную еду, менял подгузники, мыл, переодевал, укачивал.   

"К ребенку, как к любому человеку, нужно найти подход. Иногда приходилось что-то корректировать. Например, сначала сыну одна музыка нравилась, под которую он засыпал. Потом разонравилась, и нужно было искать новую. Так же с игрушками. Когда сидишь с малышом, важно правильно расставить приоритеты. Первый приоритет - это ребенок. Если нет каких-то срочных сообщений или звонков, весь мир сможет подождать. Потом уже, вечером, когда ребенок спал, я мог посмотреть какие-то фильмы, почитать книгу, послушать музыку, зайти в соцсети", - рассказывает папа, и добавляет, что его первый "декретный отпуск" длился полгода. 


Иллюстративное фото: unsplash.com

Через 5 лет родилась дочка Алия. К тому времени Айтбек уже полностью ослеп. Еще до ее появления родители решили, что будут заниматься девочкой вместе. Все условия для этого были созданы. Жена Айтбека работала удаленно и отлучалась в офис не чаще пары раз в неделю. Но когда дочке было 2 месяца, на долю папы выпало настоящее испытание. У супруги обострилась позвоночная грыжа и на некоторое время она стала лежачей. 

"Это было действительно трудно, потому что мне нужно было ухаживать и за супругой, и за маленьким ребенком. Ситуация осложнялась еще и тем, что доктор был вынужден сделать супруге уколы, из-за которых она не могла продолжать грудное вскармливание. Мне дополнительно пришлось очень часто готовить ребенку смесь. И еще я взвалил на себя часть забот по хозяйству. Как-то вечером супруга попросила меня развесить постиранное белье. Я настолько устал, что так и не вспомнил бы этом, но перед сном она мне напомнила. Тогда я по-настоящему осознал, что женский труд нужно чтить и уважать", - говорит Айтбек. 


Иллюстративное фото: unsplash.com

Алие сейчас два года. Папа продолжает приглядывать за ней, если маме нужно куда-то выйти. Свой опыт Айтбек считает бесценным, потому что это сильно сблизило его с детьми. Говорит, что особенно это ощущается в отношениях с дочкой. Она не упускает случая покормить папу, всячески о нем заботится. И ищет его, когда ей самой требуется поддержка, ласка.   

"Бывало, я был сильно измотан, но ребенок продолжал быть активным. Тогда на первый план выходили морально-волевые качества. Как в спорте - надо себя преодолеть. И ты делаешь это, несмотря ни на что. Вообще, один из девизов моей жизни: "Делай что можешь и даже больше". Одна  "обнимашка" ребенка или когда он говорит "папа" придает много сил. Поэтому на детей силы найдутся всегда", - делится опытом папа.    

Еще один совет Айтбека конкретно предназначен для пап. Он говорит, что дети всегда ищут маму,  хотят быть с ней рядом и радуются, когда она приходит домой. Пока ее нет, их необходимо как-то увлечь, чтобы они отвлеклись от мыслей о ней.  

"Я уверен, что любой мужчина способен ухаживать за своим ребенком. Для меня как для отца странно, что существуют мужчины, которые не хотят заниматься своими детьми. Для меня нет ничего сложного в том, чтобы поменять подгузник, покормить ребенка. Те, кто говорит, что не имеют способности, просто не хотят этого делать по тем или иным причинам. Я таких людей не понимаю. В моем окружении находятся адекватные люди, для которых вполне обыденное явление, когда именно папа сидит со своим ребенком, если мама по тем или иным причинам не может. Ведь ситуации бывают разные. Никто не предлагает вам сделать невозможное. Поухаживать вовсе не означает, что малыш должен сразу же стать гением, придумать какую-то сложную теорию", - заключает Айтбек. 

Когда жена - бухгалтер

Дмитрий Хегай побыл папой в декрете, но формально. Его супруга, бухгалтер по профессии, высчитала, что это будет выгоднее для семейного бюджета. Дело в том, что с недавнего времени в Казахстане социальное пособие по уходу за ребенком разрешили оформлять на любого из родителей. Чем выше была зарплата - тем выше величина пособия. 

Дмитрий зарабатывал в несколько раз больше жены. И так совпало, что когда она вышла в декретный отпуск, он уволился с работы. Поэтому у него появилось право оформить декретные на себя. Это  позволило семье ежемесячно получать на 50 тысяч тенге больше. 

"Сумма выплат составила 75 тысяч тенге. Если бы жена оформила декретные на себя, получилось бы не более 20 тысяч тенге", - рассказал Дмитрий Хегай. Его жена получила только полагающуюся единовременную выплату, которая составила 250 тысяч тенге.

14 февраля 2018 года, в День всех влюбленных, в семье Хегай родилась дочь Юнна. Как рассказывает Дмитрий, поступающие каждый месяц 75 тысяч тенге не лишние. Они уходят на памперсы, на питание. На большее их не хватает.  

"Поэтому я плохо себе представляю себе, как живут люди, которые из-за ребенка не работают и получают 20-50 тысяч тенге. Вообще копейки. Мы это рассматривали как некий приятный бонус, но не более того". 

О том, чтобы сидеть с ребенком в настоящем декрете Дмитрий даже не думал. Он не сомневается в том, что это очень тяжело. "Как мне кажется, первые полгода ребенок больше зависит от мамы, чем от меня. Моему ребенку сейчас почти 9 месяцев и только сейчас он начал воспринимать меня именно как отца. Не на уровне инстинктов, а вполне осознанно", - резюмировал Дмитрий.  

Павел Атоянц

Получить короткую ссылку


Нравится Поделиться
Хотите больше статей? Смотреть все
Показать комментарии (9)
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц