Как уроженка Казахстана открыла галерею в Риме

27 ноября, 14:05
7
Сауле в своей мастерской. Фото Лира Бекболатова
Сауле в своей мастерской. Фото Лира Бекболатова

Я стою перед мастерской Сауле Кикимовой, которая расположена на улице Франческо Криспи, неподалеку от знаменитой Piazza di Spagna в Риме. На часах 17.55, а встреча назначена на 18.00. Эти последние пять минут я выжидаю в волнении и, в то же время, любопытстве - как все-таки выглядит наша соотечественница, добившаяся успеха на родине да Винчи и Ботиччелли?

Дверь студии была открыта ровно так, что позволяла неторопливым и вальяжным итальянцам, проходившим мимо, окидывать взглядом готовые работы художницы. "Вот прямо перед тобой заказали картину, - рассказывает Сауле. - Зашел, значит, мужчина лет 50. Смотрит, как я рисую, и говорит: хочу все так же. Но только чтобы жена моя была на картине. Ну я и говорю: ладно, нарисую тебе жену"

.

Ее заразительной необъятной творческой энергетикой невозможно не восхищаться. Человек открытый и простой, Сауле по-свойски предложила мне сесть в кресло. "Так получилось, что в девяностых во Фрунзе (ныне Бишкек) снимали итальянско-американский фильм "Чингиcхан". Мне тогда было 18 лет. Мама мне говорит: иди на съемки, тебе все равно делать нечего. Я пошла и попала в массовку", - начинает свой рассказ о переезде в Италию моя собеседница.

На съемках она познакомилась с итальянцем - главным художником по гриму. И после окончания проекта молодые люди продолжили общаться. "Писали друг другу письма. Кто на каком языке. Я - на полуанглийском, полуфранцузском, со словарем в руках. Он - на итальянском. А потом ждали ответа неделями", - вспоминает Сауле.

После нескольких месяцев переписки казахстанка засобиралась в Италию. "А как сложно было делать визу! Я вместе с родителями летала из Алматы в Москву. Нас с двух сторон выворачивали наизнанку, пока наконец мне не дали визу, - рассказывает собеседница. - В 1991 году в июле мы познакомились, в марте 1992-го я прилетела в Рим и мы поженились. С тех пор живу здесь, уже 26 лет".

Пока Сауле рассказывала свою историю, я невольно обратила внимание на изящный бронзовый бюст молодой женщины с длинной косой. Скульптура величественно украшала вход в мастерскую. Я подумала, что, наверное, это она.

"Это я, - заметив мой заинтересованный взгляд, ответила Сауле. - Подарок мужа. Двадцать килограммов чистой бронзы. Он у меня мастер на все руки. И художник, и скульптор, и гример. Он же научил меня рисовать. Заметил, что у меня есть способности, и научил".

Это действительно был неимоверной красоты бюст. Изящные тонкие линии, искусная гравировка - все демонстрировало профессионализм скульптора.

"Смотри, такое сейчас редко встретишь, - Сауле с гордостью показывает выцветшую белую бумагу с изображением азиатских глаз. - Это как правильно нужно краситься".

"Прежде чем рисовать профессионально, мы с мужем участвовали в съемках итальянского кино. Он был директором по гриму, я - его ассистенткой. Хорошее было время. Вскоре фильмы перестали снимать. Настал кризис - как в итальянском кинематографе, так и вообще в Италии. Потом мы решили открыть свой маленький семейный бизнес. Открыли магазин, где мы начали продавать свои картины. А потом уже галерею", - рассказала женщина.

Помимо авторских работ художницы, в галерее можно было увидеть точные копии шедевров изобразительного искусства.

"Художники как сначала учатся? Они копируют. Копируют техники, стили. В 90-х в Италии даже появилось течение falso di autore. Те, кто не мог позволить себе Ван Гога или Дали, заказывали себе копии. За большие деньги, конечно. Кто Рубенса хотел, кто Караваджо. Вот сейчас, например, я работаю над копиями безумно популярного Веттриано. Его заказывают везде и повсюду. Салонный такой художник. Еще мне самой нравится Тамара Лимпицка".

Сауле показала мне пару своих любимых работ, среди которых был портрет ее старшей дочери Изабеллы. Она сейчас учится в школе изящных искусств и готовится к переезду в Милан, чтобы поступать на дизайнера.

"Она каждый год ездит в Алматы к моим родителям. Ей там нравится. Особенно "Медеу". Сыновья тоже там были. У них в детской даже буклеты лежат с "Байтереком", Астаной и казахскими музыкальными инструментами. Если честно, я безумно тоскую по Родине. По бешбармаку. Только здесь его сложно готовить. И долго (смеется). Другое дело - паста. Закинул вариться, залил соусом, подал с пармезаном, и все счастливы".

Сауле Кикимова владеет своей галереей на улице Франческо Криспи, в двух шагах от Испанской лестницы. Гражданка Италии, она проживает в Риме уже 26-й год. Счастлива в браке, воспитывает троих детей: дочь Изабеллу и сыновей Алессандро и Леонардо. Ее картины можно встретить в фешенебельных отелях Рима. На данный момент она готовится к персональной выставке.

"Мне на самом деле хочется вырваться отсюда, вернуться в Казахстан. Пофотографировать людей, запечатлеть их на своих картинах. Вдохновиться своей культурой. Совсем недавно Марк Гетти (директор Лондонской национальной галереи) мне сказал: почему бы тебе не перенять технику Эдварда Хоппера, но рисовать уже казахские сюжеты? А ведь человек дело говорит. Надо пробовать. Все в этой жизни надо пробовать".

Подготовила Лира Бекболатова

Получить короткую ссылку


Нравится Поделиться
Показать комментарии (7)
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц