Tengri FM Жұлдыз FM МИКС Победители Законы Казахстана Мultispace Самрук-Казына 25 лет Независимости
KZ RU EN
Написать нам +7 (727) 3888 138 +7 (717) 254 2710
искать через Tengrinews.kz
искать через Google
искать через Yandex
USD / KZT - 335.61
EUR / KZT - 361.32
CNY / KZT - 48.79
RUB / KZT - 5.26
X
98 0 0 0 0

Я был словно ученый, который сам себе ввел экспериментальную вакцину

01 марта, 18:52
3

Канат Тасибеков придумал, как научить казахскому языку тех, кто до сих пор его не смог выучить. Его методика "Ситуативный казахский" отличается от классической методики преподавания государственного языка в школах. Он считает, что не нужно тратить время на стандартные фразы из учебников для начинающих, вроде "Как тебя зовут?", а предлагает сразу же окунуться в традиции казахского народа и заучить определенные, неизменные конструкции, которые принято употреблять в тех или иных жизненных ситуациях - на свадьбах или наоборот на похоронах. А еще Тасибеков предлагает всем по-новому взглянуть на труды Абая, вернее пересмотреть классический перевод этих трудов.

TENGRINEWS: После выхода в свет ваших книг "Ситуативный казахский" вы стали очень популярны, с вашим участием записано много интервью. Тем не менее не могли бы вы ответить на простой вопрос: как выучить казахский язык взрослому человеку?
Канат Тасибеков:

Взрослому человеку нужно воспользоваться методикой "Ситуативный казахский". Шутка. Но в этой шутке есть доля правды. На самом деле я считаю, что моя методика себя доказала, она апробирована, есть такие люди, которые выучили по этой методике казахский язык. Прежде всего это я сам. И сейчас этой методикой заинтересовалось Министерство образования и науки, меня приглашают, вводят многочисленные курсы, просят открыть центры ситуативного казахского, делают телевизионные проекты. Я как методист начинаю разъезжать, читать лекции, то есть это уже работает. Например, на усть-каменогорском телевидении был проведен конкурс. Они набрали десять взрослых людей, желающих выучить язык с нуля, из них остались пять. Меня пригласили провести финал, я определил победителя. Так я увидел, что моя методика работает. У меня просто слезы на глаза навернулись, когда этот парень на мои вопросы отвечал готовыми речевыми вставками.

Знание языка подразумевает не только способность договориться с таксистом или спросить что-то в магазине. В этих ситуациях мы можем вполне на русском языке обходиться. Человек всегда стремится к упрощению, и язык к этому же стремится. Поэтому есть определенные ситуации, в которых нужно знать определенные речевые обороты, понимать, почему в том или ином случае казахи говорят или ведут себя определенным образом, например, свадебные обычаи, похороны.

TENGRINEWS: Получается, основной принцип вашей методики заключается в заучивании диалогов для определенных жизненных ситуаций?
К. Тасибеков:

Нет, не диалогов. Начнем с того, что, работая над методикой, я сам был в роли как бы подопытного кролика. Я был словно ученый, который сам себе ввел экспериментальную вакцину и при этом все четко фиксировал: вот я сделал прививку, у меня начали холодеть конечности и прочее... То есть я сам решил пройти изучение языка и шел поступательно, фиксируя каждый шаг. Все это отражено в моей методике. Первая задача - выучить речевые вставки, обкатанные веками, чтобы человек мог высказаться в традиционных ситуациях - на похоронах, на празднике Наурыз. Там не надо ничего придумывать, это веками отработанные формулировки, их надо просто обязательно знать. Некоторые так называемые шала-казахи даже не знают, как правильно выразить соболезнования на казахском языке. Ведь в этой ситуации нельзя что-то выдумать на русском и перевести. Попробуйте сказать: "Я вам соболезную и скорблю вместе с вами", - это не переводится на казахский, там свои выражения есть, их надо просто выучить.

У меня в первой книге таких выражений, которые используются в традиционных ситуациях, около тысячи. Этого уже достаточно. Ведь для того, чтобы человеку говорить на иностранном языке, достаточно 800 слов. А здесь речь идет о целых выражениях.

Итак, первый этап мы прошли. Но жизнь не состоит только лишь из свадеб и похорон. Вторая ступень - это уже ситуации, когда можно высказаться только на казахском языке. Например, если вы авиадиспетчер, то ваш рабочий язык - английский. Так и в ситуациях, когда мы говорим, предположим, на тему развития казахского языка, его нужности, о переходе на латиницу. Ведь это же нонсенс, согласитесь, если вы не знаете казахского языка и при этом высказываете свое мнение по поводу его развития.

Третий том (книги "Ситуативный казахский" - Прим.автора), который я сейчас готовлю, по сути является второй ногой моей методики.

Мы в жизни никогда не говорим так, как нас учат, особенно на казахском языке. У каждого языка своя логика. Мы учимся говорить, повторяя за носителями языка. Я просто знаю французский и сам убедился в том, что сначала ты слышишь, как француз говорит что-то, а потом ты сам непроизвольно повторяешь то же самое. Например, есть в казахском языке такое выражение: "Айналайын, сенің арқанда күн көрем".

В дословном переводе это означает: "Кружусь вокруг тебя, на твоей спине солнце вижу". Но смысл этого выражения совершенно другой: "Живу благодаря тебе".

Или еще один пример. К женщине, предположим, подошел ее ребенок, 13-летний подросток, у него кроссовки порвались. Она в сердцах подумала: "На него не напасешься", при этом она имеет в виду, что у этого парня ноги быстро растут, так что родители не успевают покупать новую обувь. Попробуйте эту фразу сказать на казахском? Откройте словарь и попытайтесь найти слово "напастись". У вас не получится, потому что для этого выражения есть такое же образное выражение на казахском языке. Поэтому третий этап моей методики - словарь основных эквивалентов. Мы говорим какими-то устоявшимися сочетаниями слов. Пытаться из слов складывать образные предложения - это и смех, и грех, ничего не получится. Есть простые соответствия, вроде "доброе утро", а есть же такие выражения, которые совсем не совпадают, их большинство.

Как учат разговорный язык? Один раз где-то при случае вставил выражение, которое запомнил, потом еще что-то новое узнал, зазубрил, опят сказал. Все это человека окрыляет и продвигает, он начинает добавлять новые слова. Это называется обучением языков, методика, благодаря которой люди могут на самом деле овладеть языком, а ходить на курсы... Возьмите школьные учебники, чему в них учат: "Как вас зовут?". Вот это нам, взрослым людям, вообще не нужно в жизни. Обучение эффективно, когда оно отвечает насущным потребностям индивидуума. Если это отвечает вашим потребностям, то вы это выучите, если вам надо на свадьбе что-то сказать или высказать соболезнования, тогда эффективность будет высокая. А если вы будете учить: "Это Алматы, Алматы большой город...", то где вы это будете использовать? Попробуйте так сказать где-то, вас за ненормального примут, мол, очевидные вещи какие-то говорите.

TENGRINEWS: Что вами двигало, почему вы решили выучить казахский язык основательно?
К. Тасибеков:

Когда мне исполнилось 50 лет, у меня появились определенные мысли. Мы ведь в интересное время живем, идет становление государства нашего, обсуждаются вопросы по языку, по межнациональным отношениям, и у меня есть своя точка зрения. Можно сказать так: я хотел выучить казахский язык, чтобы позицию русскоязычных казахов донести до казахоязычных. Потому что на самом деле настоящего диалога между этими двумя группами нет, они абсолютно у нас раздельные, например, у нас разное телевидение, и я считаю, что это неправильно, телевидение должно быть одно.

Вот в последнее время Баян Есентаева и другие снимают фильмы, в которых половина речи на казахском, половина на русском, именно так, как в нашей реальной жизни. Мы переходим с языка на язык, это отражает языковую картину переходного этапа в жизни нашего общества. Что касается телевидения на двух языках, то оно разобщает, часто бывает, что по казахскому ТВ говорят и показывают одно, а по русскому совсем другое. Это не ведет к объединению, а у нас какая задача? Мы должны стать одним народом, единым. Но это дело времени.

А еще у нас очень много придают значения названиям или переименованию, а не сути вещей. Поэтому я начал сам язык учить, чтобы эту позицию донести. И сейчас, например, в фейсбуке я активно пишу, потому что там встречаются какие-то очень крайние варианты национализма или наоборот, есть некоторые "супермены", которые фактически являются манкуртами, эти люди говорят об отсталости казахской культуры. Я против таких явлений. Моя позиция такова: мы - единый народ, политика трехъязычия правильная: казахский язык мы должны учить, русский мы не должны забывать, английский должны осваивать. Другого выхода нет.

TENGRINEWS: В одном из интервью вы говорите о том, что носители казахского языка должны принимать участие в его популяризации. А разве этого сейчас нет?
К. Тасибеков:

У нас много горлопанов, тех, кто про казахский язык больше всех кричит, очень много кричат, что вот, мол, такая нетерпимость, но делать ничего не делают. Есть даже такие люди, которые с собрания на собрание кочуют, такие пламенные речи произносят, а спроси их: что ты сделал? Может быть, какую-то методичку написал, или если ты поэт, писатель, может быть, какую-то ты вещь написал, которая действительно интересна, или, может быть, ты хотя бы одного человека научил казахскому языку? Этого же нет, люди декламируют необходимость, а на самом деле они не делают никаких шагов к этому.

TENGRINEWS: Как-то вы приводили в пример четверостишье Абая, говорили, что оно было некорректно переведено, и если перевести его, пользуясь вашими знаниями, то оно приобретает совершенно другой смыл. Можете воспроизвести эти два варианта перевода для наших читателей.
К. Тасибеков:

Кто-то в некорректном переводе видит вредительство, у нас же любят националисты искать врага, только этим и занимаются порой. Я не думаю, что Абая перевели неверно из желания исказить его слова и выставить казахов в невыгодном свете. Просто то ли не придали должного внимания этому, то ли это никому не было нужно, в общем, сколько лет прошло, и никто на это внимания не обратил. А я за каждое свое слово могу голову на отсечение отдать.

Я сам впервые прочел Абая в школе на русском языке. Меня тогда поразили эти строки:

О, казахи мои, мой бедный народ!

Ус, не ведавший бритвы, скрывает твой рот.

Кровь за левой щекой, жир за правой щекой.

Где добро и где зло, ум ли твой разберет?

АБАЙ (перевод Ю.Кузнецова)

Тогда мое детское воображение поразил образ моего предка-казаха, отроду небритого дикаря, свирепо вгрызающегося в сырое мясо только что зарезанного барана, так что на щеках вперемежку застыли кровь и жир. К тому же этот дикарь не мог разграничить понятия добра и зла.

Этот перевод уже стал академическим и повсеместно цитируется. Казахи только поеживаются: "Ну, Абай, ну и врезал нам камчой наотмашь. Ему можно - он наш гений!" Неказахи пожимают плечами: "Раз их собственный, горячо любимый Абай так о них самих, что же остается нам?"

Абай. ҚАЛЫҢ ЕЛІМ, ҚАЗАҒЫМ, ҚАЙРАН ЖҰРТЫМ,

ҰСТАРАСЫЗ АУЗЫҢА ТҮСТІ МҰРТЫҢ.

ЖАҚСЫ МЕНЕН ЖАМАНДЫ АЙЫРМАДЫҢ,

БІРІ ҚАН, БІРІ МАЙ БОП ЕНДІ ЕКІ ҰРТЫҢ.

Я, когда всерьез начал учить родной язык, в казахско-русском фразеологическом словаре, выпущенном в 1988 году издательством "Мектеп", неожиданно для себя обнаружил следующую статью: "БІР ҰРТЫ МАЙ, БІР ҰРТЫ ҚАН (на одной щеке жир, на другой - кровь) - это казахский фразеологизм - так говорится о человеке, в котором уживаются противоположные качества, который может быть одновременно и добрым, и злым, непостоянным, противоречивым".

Как же так?! Мурашки пробежали у меня по коже. Неужели за все эти годы никто так и не обратил внимания на буквальный перевод фразеологизма? Я начал искать дальше и нашел!

МҰРТЫНА ҰСТАРА ТИМЕГЕН (усы, не знавшие бритвы) - так говорится о человеке, который не признает ограничений, запретов, живущем только по своей воле.

Так вот оно как! Но это то же самое, если мы переведем с русского: "У девицы ушки на макушке, а сама она кровь с молоком" на казахский как: "Ол сұлудың құлақтары төбеде орналасқан, бір емшектен қан, бір емшектен сүт тамған". Что это будет за красавица?

"ҚАЙРАН ЖҰРТЫМ" переведено, как "бедный народ", тогда как это слово, скорее, лучше перевести, как "любимый", ведь мы говорим "ҚАЙРАН АНАМ, ҚАЙРАН ӘКЕМ", имея в виду, что они не бедные, а милые, любимые, правда, с небольшим оттенком грусти и жалости. Не замахиваясь ни в коей мере на статус переводчика Абая, смею предположить, что это первое четверостишие должно было бы в переводе иметь приблизительно следующую направленность:

О, казахи мои, мой любимый народ!

Ты не знаешь запретов - жизнь вольно идет.

Поступить как, не знаешь - плохо ли, хорошо,

Ведь в тебе в равной мере и зло, и добро.

Я лично не могу найти объяснения тому, что вершина нашей поэзии, великий Абай, "наше все", переведен небрежно, искажен в одном из своих программных стихотворений! Этой находкой я горжусь.

Беседовал Ренат Ташкинбаев


Нравится
Показать комментарии (3)
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц