KZ RU EN
Написать нам +7 (727) 3888 138 +7 (717) 254 2710
искать через Tengrinews.kz
искать через Google
искать через Yandex
USD / KZT - 337.37
EUR / KZT - 378.29
CNY / KZT - 50.58
RUB / KZT - 5.30

"С тех пор как КУИС перешел в МВД, количество пыток увеличилось". Беседа с правозащитником

18 июля, 10:18
25

18 июля во всем мире отмечается Международный день Нельсона Манделы - известного борца за права человека. С недавних пор было принято решение расширить рамки этой даты и использовать ее еще и как День защиты прав заключенных, пропагандируя гуманные условия тюремного содержания. В Казахстане такой пропагандой занимается, в частности, неправительственная организация Международная тюремная реформа (PRI) Penal Reform International. На днях в ходе общественных слушаний по противодействию пыткам региональный директор этой организации в Центральной Азии Азамат Шамбилов пытался привлечь внимание общественности и СМИ к нарушению прав несовершеннолетних, находящихся в конфликте с законом. Опираясь на опрос детей, он привел случаи, когда несовершеннолетним приходилось находиться в полицейском участке в качестве задержанных вместе со взрослыми. При этом треть детей, принявших участие в опросе, признались, что испытывали физическое насилие тяжелой степени со стороны полицейских. В беседе с корреспондентом Tengrinews.kz представитель PRI рассказывает о том, в каких условиях сегодня содержатся осужденные в Казахстане и проводит параллели с тем, как соблюдаются права заключенных в развитых странах. По меньшей мере один пример, приведенный Шамбиловым, свидетельствует о том, что с нашей исправительной системой что-то не так: до недавнего времени в одной из тюрем Казахстана заключенные справляли естественные нужды в пластиковые пакеты - там отсутствовала канализация.

TENGRINEWS: Почему вы столько внимания уделяете Международному дню Нельсона Манделы, какое значение это имеет для нашей страны?
Азамат Шамбилов:

На сегодняшний день 10 300 000 заключенных отбывают наказание в местах лишения свободы во всем мире. В Казахстане эта цифра составляет около 40 тысяч. По сравнению со всеми другими странами Центральной Азии Казахстан насчитывает самое высокое количество тюремного населения (на 100 тысяч населения). В международном рейтинге наша страна занимает 62-е место. Идеальные цифры европейских стандартов - это когда страна имеет примерно 50 заключенных на 100 тысяч человек, у нас же на сегодняшний день получается более 250 - это очень много для такой страны, как Казахстан. Очень многое надо делать и менять. Но самое главное - не количество, а качество, то, как мы обращаемся с заключенными, какие условия мы им создаем, как они питаются, какой доступ они имеют к охране своего здоровья, как защищены от пыток. Защита от пыток является безусловным правом человека на уровне следствия, а также в местах заключения.

18 июля отмечается Международный день защиты прав заключенных, этот день связан с обновленными правилами Нельсона Манделы. В 2010 году Генеральная Ассамблея ООН приняла решение об обновлении Минимальных стандартных правил обращения с заключенными от 1955 года. То есть за 60 лет правила себя исчерпали, социально-экономическая и политическая ситуации многих стран изменились, и, соответственно, практика обращений с осужденными также стала другой.

Если смотреть на тюремную систему Казахстана и на то, как обращались до этого времени с заключенными у нас, то многие вещи не соответствуют даже старым правилам, которые являлись минимальными стандартами. Если мы посмотрим на скандинавские страны - Норвегию, Финляндию, либо европейские -  Германию, Францию, Великобританию, то они используют уже европейские стандарты, которые выше, чем минимальные. А для нашей страны сейчас самое главное - переходить на применение Минимальных стандартных правил обращения с заключенными, которые называются правилами Нельсона Манделы. К сожалению, тюремная система до сих пор не обращает достойного внимания на эти правила, а ведь они являются очень нужными. Во-первых, они помогут тюремной системе самой управлять учреждениями и заключенными, вести их учет, предоставлять им услуги образования, здравоохранения, связь с внешним миром.

Кроме того, обновленные правила предусматривают отбывание наказания заключенным максимально близко к тому месту, где он проживал, чтобы не прерывать связь с семьей. Ведь постоянная связь с семьей поможет заключенному по освобождении реинтегрироваться в общество. Хорошее качественное медицинское обслуживание поможет обществу получить обратно человека, который не будет иметь таких серьезных заболеваний, как ВИЧ, СПИД, туберкулез, серьезных заболеваний, передающихся половым путем.

Очень важно, чтобы само общество обращалось достойно с теми лицами, которые выходят из мест заключения. Я понимаю, конечно, это очень серьезная тема, есть права потерпевших, которые и так ущемлены вследствие совершенных против них преступлений, но мы также должны думать о тех гражданах, которые будут возвращаться в общество и жить вместе с нами. В целях предотвращения рецидивизма, повторных преступлений очень важно усовершенствовать обращение с заключенными. Мы не говорим, что мы должны создать им лакшери-условия, мы говорим о минимальных стандартах, которые должен иметь каждый человек, как часть своих прав.

TENGRINEWS: Долгое время в Казахстане говорилось о необходимости сокращения тюремного населения. Насколько за эти годы уменьшилось количество заключенных в нашей стране?
А. Шамбилов:

В 90-х годах Казахстан по количеству тюремного населения занимал третье место в международном тюремном индексе наравне с Китаем, США и Россией. Почему в нашей стране осталось столько тюрем и большое количество тюремного населения? Это последствия тех учреждений, которые были построены на территории Казахстана во время Советского союза, царской империи. Если вы проедете в другие регионы Казахстана, то вы увидите учреждения, которым уже почти 200 лет, - столько государственные административные здания не стоят. Почему мы должны помещать туда заключенных, если здание уже рушится? На самом деле совместно с Министерством внутренних дел, Генеральной прокуратурой, Министерством юстиции (когда Комитет уголовно-исполнительной системы был в этом ведомстве), была проведена большая работа, целями которой были гуманизация законодательства и сокращение тюремного населения. В 90-х годах у нас было около 80 тысяч заключенных, потом было 60 тысяч, а сейчас мы имеем 40 тысяч заключенных.

TENGRINEWS: Следуя вашей логике, какое количество заключенных было бы нормальным для Казахстана?
А. Шамбилов:

Нормально будет, если мы будем использовать тюремное заключение в крайних случаях, так как оно является серьезным инструментом. Конечно же, колонии будут, так как естественно будут преступления серьезного характера. Но мы должны больше использовать какую-то альтернативу, например, исправительные работы, в отношении тех, кто совершил правонарушения не насильственного характера, которые не повлекли гибель людей. Ведь если посмотреть, сегодня в исправительных учреждениях Казахстана большинство людей содержатся за преступления не насильственного, а корыстного характера (таковых около 40 процентов) - за экономические преступления, за различное мошенничество. Этих людей можно было бы использовать по-другому, трудоустраивая в общественные места, в бюджетные организации - в акиматы, школы, больницы, где не хватает персонала, и высчитывать трудовое время как исполнение наказания. Так бы и государственная казна наполнялась.

Если вы посмотрите исполнение исков, которые государство требует от тех лиц, которые находятся в местах лишения свободы, то увидите, что более 80 процентов исков не исполняется, так как заключенные во время нахождения в местах лишения свободы не имеют возможности покрыть их, потому что у них нет возможности трудоустроиться, находясь в тюрьме.

Только 32 процента осужденных от общего количества тюремного населения, занимаются трудом в колонии и зарабатывают деньги для погашения своих долгов. Но выплачиваемые заработные платы слишком маленькие (20-35 тысяч тенге), они не позволяют покрыть иски потерпевших или государства. В женских тюрьмах отбывают наказание люди, у которых есть долг до 500 000 долларов. Есть такие случаи: женщина работала бухгалтером в компании (чаще всего в строительной) и отбывает наказание за долг первого руководителя компании. Со слезами на глазах она рассказала мне, что деньги, которые были украдены ее сбежавшим шефом, могут поместиться в 80 мешках. Это уму не постижимо, почему она отбывает уголовное наказание и как она выплатит этот долг?

Многие страны мира (Англия, Дания, Польша, Австралия) предоставляют возможность отработать свой долг путем привлечения к общественно полезным работам. РГП "Енбек", которое было создано для организации труда осужденных в тюрьмах, полностью изжило себя и доказало, что не в состоянии организовывать труд заключенных. От общего количества осужденных только около 30 процентов на сегодняшний день трудоустроено. А нынешний генеральный прокурор господин Жакип Асанов, когда он еще был заместителем, в декабре 2014 года говорил, что к 2017 году будет трудоустроено 75 процентов осужденных. Сейчас осталось буквально пять месяцев до конца года.

На самом деле РГП "Енбек" - большая не работающая машина. Государству нужно предпринять меры по его ликвидации и вернуть возможность каждой колонии организовывать труд осужденных.

Есть страны, в которых государственных служащих, укравших деньги либо совершивших преступления коррупционного характера, заставляют работать в общественных местах, например, в течение года они моют полы, красят стены, чтобы они осознали то, что сделали.

TENGRINEWS: Почему у нас как-то не прижилось такое наказание, как исправительные работы?
А. Шамбилов:

Альтернатива тюремному заключению, в том числе исправительные работы - это новый институт. Сам по себе КУИС еще не осознает досконально, что это такое, они знают, что такое пробация, развивают ее, но пробация многогранна, и если внедрять те стандарты, которые есть в мире, то в идеале мы получим то, что есть в развитых странах.

Одно дело, что нормы об исправительных работах есть в законодательстве, другое - их назначение и исполнение. Использование пробации заслуживает очень большого внимания, требуется обучение сотрудников пробации, нужен системный подход.

Есть очень много моментов в тюремной системе, которые можно было бы гуманизировать, и первый - это подход сотрудников. Если мы хотим развивать альтернативу тюрьме, мы должны в первую очередь снять погоны и милитаристскую форму с сотрудников пробации. Ведь тот факт, что КУИС находится при МВД, делает систему карательной. Когда комитет находился при Минюсте, система была более гуманной.

В идеале служба пробации должна быть гражданской, они не должны носить форму, они должны быть одеты, как мы с вами, чтобы люди воспринимали, что это не тюремное заключение, это альтернатива. И там в основном должен преобладать процент сотрудников из психологов и социальных работников. Сейчас это 75 процентов юристов, у них подход работы другой.

В течение всей независимости Казахстана КУИС переходил от Минюста к МВД и обратно примерно четыре раза. Вот в этом году пятилетняя годовщина с тех пор, как КУИС вернулся в МВД. Что мы видим? Мы видим карательный подход самой системы в целом, которая в императивном порядке направляет определенные приказы; внутренние распорядки и само обращение с заключенными ухудшились на самом деле.

TENGRINEWS: Но в тоже время мы знаем, что на самом высоком уровне было высказано мнение, что то послабление, которое было во время нахождения КУИС при Минюсте, привело к негативным последствиям...
А. Шамбилов:

На самом деле Министерству внутренних дел КУИС не нужен. Это просто привязанный институт. Когда этот комитет был в Минюсте, то был гражданский подход, соблюдались международные стандарты, вводились определенные новшества, например, первые общественные наблюдательные комиссии, развивалось законодательство. Я считаю, что была дана несправедливая оценка, когда систему КУИС передали в МВД из-за того, что Минюст не справлялся. Решение было принято резко, в течение трех месяцев это сделали. Я считаю, что нужно было изучить ситуацию, оценить всю тюремную систему, там, где есть пробелы, проколы, в чем проблема, прежде чем из одного ведомства в другое передавать. Не понимая причины, мы передали эту систему в МВД со всеми теми проблемами, которые были в Минюсте.

TENGRINEWS: Вы посещаете исправительные учреждения, видите своими глазами, в каких условиях содержатся люди. Есть такое мнение, что у нас часть осужденных, находясь за решеткой, содержатся чуть ли не в домашних условиях. Я имею в виду бывших высокопоставленных чиновников, которые отбывают наказание за коррупционные преступления. Действительно ли это так?
А. Шамбилов:

В целом в рамках различных проектов мы посещаем учреждения, но я не думаю, что есть определенная дифференциация. Условия содержания отличаются только при попадании человека в медицинское учреждение при колонии. Если это медицинский отдел, естественно там осужденные находятся, как в больнице. На сегодняшний день есть два вида содержания осужденных: отрядного типа - это большие бараки, где 80-90 человек находятся вместе; и покамерное содержание, оно только развивается и есть только в нескольких областях Казахстана. Если смотреть на само качество условий содержания осужденных, то у нас очень много учреждений, которые были построены еще в царской империи, в Советском союзе. В независимом Казахстане очень малое количество учреждений было построено, и ни одно из них пока не соответствует международным стандартам.

К сожалению, в последние два-три года большое количество высокопоставленных чиновников попали в места заключения. Если брать случай с бывшим главой МВД (Сериком Баймаганбетовым - прим. Tengrinews.kz) в Карагандинской области и то, как с ним обращались те сотрудники КУИС, которые когда-то были при нем, то я не могу судить о других лицах, очень сложно что-либо конкретно сказать. Я сам лично не видел и не имею этих данных. Мы не занимаемся отдельными лицами, мы не участвуем в судебных разбирательствах, для нас важны системный подход и системные изменения.

TENGRINEWS: На общественных слушаниях в МВД обсуждалась тема пыток. Насилие и пытки со стороны сотрудников КУИС в отношении заключенных сегодня присутствуют?
А. Шамбилов:

Конечно, с тех пор как КУИС перешел в МВД, количество пыток, случаев жестокого обращения увеличилось. У нас есть отчеты Общественно-наблюдательной комиссии и Национального превентивного механизма, в которых рассказывается об условиях содержания и есть примерное количество пыток. То, что пытки есть - это одно, плохо то, что они не расследуются и надзорный орган не обеспечивает полноценного контроля. На сегодняшний день нет ни одного выигранного дела против КУИС либо против полицейских участков, где применялись пытки и жестокое обращение. Генеральная прокуратура очень слабо, не на должном уровне работает по расследованию таких фактов, необходимо создать конкретный механизм.

Есть Стамбульский протокол, который обеспечивает медицинское освидетельствование травм и побоев на теле осужденного, но кто сейчас это делает? Сотрудники МВД. Потому что при этом ведомстве находится медицинская служба КУИС. Получается замкнутый круг - одно и тоже ведомство берет человека, сажает его в ИВС, потом переводит в СИЗО, потом в тюрьму. Следствие должно вести МВД, но все что касается следственных изоляторов и тюрем полностью должно находиться при КУИС. Это должно быть либо отдельное агентство, как в Европе, либо это должно быть при Минюсте, либо при Правительстве, как в Кыргызстане и Таджикистане. Казахстан является почти единственной страной - участницей ОБСЕ, которая держит систему при МВД.

TENGRINEWS: Присутствует ли на сегодняшний день в исправительных учреждениях сексуальное насилие, в том числе среди лиц одного пола? Насколько этому пытается противостоять руководство МВД?
А. Шамбилов:

К великому сожалению, сексуальное насилие в колонии и полиции было и до сих пор есть, в колониях оно имеет место как со стороны сотрудников, так и со стороны заключенных. В большинстве случаев насилию сексуального характера подвергаются уязвимые лица - это несовершеннолетние (в основном на уровне полиции), женщины и представители ЛГБТ. Очень важно отметить, что сексуального насилия среди осужденных больше, нежели со стороны сотрудников, так как есть постоянный контакт и круглосуточная связь осужденных в тюрьмах барачного типа. Здесь хочу отметить, что реальный уровень ВИЧ/СПИД в тюрьмах не снижается, и одна из причин - передача заболеваний половым путем.

Сегодня в женских и мужских колониях осужденные не имеют доступа к мужским и женским презервативам, что является одним из факторов влияния на заболеваемость. Конечно, МВД скрывает и не хочет говорить о том, что в тюрьмах есть секс, наверное, пришло время признать и поставить ящики с презервативами в тюрьмы. Особенно важно, чтобы они были размещены в местах, где администрация учреждения и сотрудники не ведут постоянного контроля. На постсоветском пространстве Армения, Молдова стали одними из первых стран, которые внедрили ящики с презервативами в тюрьмах.

TENGRINEWS: Есть распространенное мнение, что над осужденными за педофилию в местах лишения свободы сокамерники сразу же устраивают самосуд - подвергают их сексуальному насилию. Это действительно так?
А. Шамбилов:

Лица, которые совершили сексуальное насилие в отношении любой категории людей, уже подвержены риску насилия со стороны других заключенных, тем более если сексуальное насилие было совершено в отношении несовершеннолетнего. Уровень таких случаев намного ниже, чем это было в 90-х и 2000-х годах. К сожалению, ни полиция, ни тюремная система не обеспечивают защиты уязвимых групп.

TENGRINEWS: Ваша организация выступает против смертной казни. Периодически в обществе появляются предложения, чтобы отменить мораторий и использовать смертную казнь для педофилов или террористов. Какие у вас аргументы против этого?
А. Шамбилов:

Как международная организация, которая занимается тюремной реформой во всем мире, мы против смертной казни и мы требуем от Казахстана и других стран Центральной Азии ее отменить. Кыргызстан и Узбекистан успешно отменили такое наказание, почему нам нельзя сделать тоже самое? Уже больше десяти лет ведется дискуссия, что мы должны отменить смертную казнь, и действует бессрочный мораторий.

Ни одна страна в мире не сможет победить терроризм и тем более педофилию путем смерти граждан. Ни одно государство не в праве отнимать жизни людей. В этом мире и так много смерти, зачем мы должны убивать определенную категорию преступников. С ними нужно работать, реабилитировать их. Тех же педофилов, тех лиц, которые совершают сексуальное насилие в отношении несовершеннолетних можно реабилитировать. Есть четкая программа, которая успешно работает в Австрии, Германии, Франции. К сожалению, в нашем законодательстве, в которое внесли изменения, нет четкого определения, относительно категорий педофилов. Выход - это не только химическая кастрация, есть например, даже психологическая программа манипуляции, когда этим лицам ставят на уровне сознания определенное блокирование. То, что касается смертной казни, - мы однозначно против. В июне Казахстан вступил в Совет безопасности ООН, также Казахстан планирует вступить в Организацию по экономическому сотрудничеству (ОЭСР), а в странах ОЭСР никто не применяет смертную казнь. Если Казахстан стремится выйти на международный уровень, то должен выполнять международные принципы прав человека.

TENGRINEWS: Как-то первый заместитель генерального прокурора Иоган Меркель, высказываясь против полной отмены смертной казни в Казахстане, отмечал, что США, например, не отказываются полностью от смертной казни, но это государство никто не считает отсталым...
А. Шамбилов:

США не являются примером в тюремной реформе. Конечно, в определенной части по задержанию, аресту у них есть очень сильные институты, но США - это очень большая страна, чтобы нас сравнивать. Мы должны сравнивать со странами по своему размеру и бюджету. А чем хуже или лучше Кыргызстан, например, который отменил смертную казнь и недавно построил отдельную новую тюрьму для лиц, которые отбывают наказание в виде пожизненного лишения свободы? У нас в Казахстане в городе Житикара Костанайской области есть один локальный участок для содержания пожизненно лишенных свободы. До недавнего времени там люди не могли естественные нужды нормально справлять - в пластиковые пакеты складывали все, потому что там не было канализации. Напомню, мы живем в 21 веке и наша страна стремится вступить в большие международные организации...

Очень много учреждений, в которых здания обрушаются. Кто занимается их ремонтом? Опять же, РГП "Енбек".

Если человек совершил преступление и если он отбывает наказание, мы должны максимально работать с ним в учреждении, не последние шесть месяцев, а с первых дней. Вся система должна быть построена на исправлении, ведь эти учреждения так и называются - исправительные, а не карательные. К сожалению, у многих сотрудников тюрем есть такое понимание, что если человек совершил преступление, он прибывает к ним на отбывание наказания, а не на исправление. Вот это слово "наказание" дает возможность многим сотрудникам тюрем, полицейских участков, следственных изоляторов применять пытки и жестокое обращение к заключенным. Никто не давал им права обращаться плохо либо пытать, так как осужденный человек уже свое законное наказание понес - он будет находиться в изоляции от общества.

Беседовал Ренат Ташкинбаев


Нравится
Показать комментарии (25)