KZ RU EN
Написать нам +7 (727) 3888 138 +7 (717) 254 2710
искать через Tengrinews.kz
искать через Google
искать через Yandex
USD / KZT - 337.56
EUR / KZT - 379.35
CNY / KZT - 50.62
RUB / KZT - 5.27

В поисках затерянных сокровищ

31 октября 2014, 14:09
1

Как вы представляете себе археолога? Небритого, сожженного солнцем энтузиаста с кисточкой в загрубевших руках? До недавнего времени он действительно был таким. А теперь обзавелся хорошей техникой и офисом в уютном районе города. Руководитель организации "Археологическая экспертиза" Дмитрий Воякин больше похож на успешного бизнесмена, нежели на ученого. Однако романтика экспедиций и песен у костра никуда не пропала, тайны прошлого все так же манят исследователей, ведь не исключено, что в землях Казахстана археологов ждет находка века.

Вместе с тем, сегодня ученые заняты не только поисками новых артефактов, но и возвращением на родину старых, давно известных науке объектов культурного наследия. В списке вывезенных за рубеж находок официально числится почти 250 предметов, но по самым скромным оценкам в реальности их не менее тысячи.

TENGRINEWS: Дмитрий Алексеевич, скажите, как вы пришли в археологию?
Дмитрий Воякин:

Каждый мечту вынашивает с детства. Мне в четвертом классе попался в руки наконечник каменной стрелы эпохи неолита. Преподавателя я уже не помню, к сожалению. Видимо, это был ученый, который в силу своего образования должен был участвовать в археологических практиках, и там этот наконечник и нашел. Эта находка, которую он дал посмотреть и пощупать каждому, меня сильно поразила.

Время шло, и в седьмом классе я пошел во Дворец пионеров и записался в кружок юных археологов, с этого и началась моя практика. Мы ездили на разные археологические раскопки, тогда это все было интересно - романтика, которая держала меня в тонусе. Понятно, что это было увлечение, ничего серьезного там найти было нельзя, хотя учителя давали довольно основательные знания - как рисовать керамику, чистить монеты. Естественно, детьми это воспринималось по-иному, и больше, может быть, влекла компания молодых ребят, таинственность, гитары, песни у костра. А уже поступив в университет, я познакомился с академиком Байпаковым, который стал моим наставником во всех начинаниях и слепил из меня такого человека, каким я сейчас являюсь. Его рассказы были настолько глубоки и интересны, что это увлечение переросло в страсть к науке.

TENGRINEWS: Насколько казахстанская земля богата на археологические артефакты? И есть ли вероятность того, что у нас скрыта находка века?
Д. Воякин:

На самом деле, вопрос может показаться праздным, но он очень глубокий. Мы неоднократно его поднимали не только на научных симпозиумах, но и на встречах с главами администраций различных областей, с руководящим составом страны. На сегодняшний день официально в базе данных и в списке памятников истории культуры Республики Казахстан числится немногим более 25 тысяч объектов. Но у нас есть статистика, что этих памятников, как минимум, в 10 раз больше. Более того, умножение на 10 не является пределом. Каждый памятник уникален и может реально перевернуть науку, открыть новые страницы истории страны, народов, технологий, религии.

Например, несколько лет назад ученые Бристольского университета совместно с казахстанскими исследователями обнаружили молекулы кислого молока на внутренних частях горшочков из поселения Ботай в Северном Казахстане. И, таким образом, было выяснено, что одомашнивание лошади, по всей видимости, произошло на территории нашей страны в эпоху седой древности. Казалось бы, простой горшочек, черепок, ничего не значащий, - но переворот в науке он совершил. Недавно наши исследования на Отыраре показали уникальную фортификацию, хорошо сохранившуюся. Теперь люди, которые приезжают на Отырар, говорят: "Вот они, наши Помпеи". Так долго ждали, а оказывается, все время ездили по этой территории, где теперь высятся бастионы высотой 12-18 метров. Эти исследования и достижения каждый день пополняются.

Казахстан до последнего времени имел только два объекта культуры, включенных в список памятников всемирного наследия - это мавзолей Ходжи Ахмета Яссауи и петроглифы Тамгалы. В этом году включили еще один - это Тянь-Шаньский коридор Великого Шелкового пути, в котором у нас обозначены восемь городищ. Что это значит? Это признание международным сообществом мировой уникальности памятников. Если взглянуть на эти три объекта, а потом перевести свой взгляд на цифру 25 тысяч объектов, о которых я говорил раньше, возникает вопрос - почему же так мало? Более того, всего в списке памятников числится около тысячи объектов по всему миру. Легкое арифметическое сравнение - по своей площади Казахстан занимает девятое место в мире, а если посмотреть в процентном соотношении, сколько памятников культуры включены в список всемирного наследия - это 0,4 процента. Это капля в море! Причина в том, что мы должны уделять особое внимание всему тому, о чем я говорил выше. Каждый памятник уникален, к каждому памятнику нужен научный подход. Это является основой национальной идеи.

Вот еще один пример. Недавно на территории Отырарского оазиса раскопан один из самых ранних керамических унитазов, который датируется XI-XII веками. Причем он раскопан не в каком-то дворце, а в простом доме. Это говорит о том, насколько была развита культура - и водоснабжение, и канализация. В то время, как я всегда повторяю, в Европе, во Франции можно было выйти из дома и утонуть в помоях, а в среднеазиатских городах, таких как Отырар, оказывается, была высокоразвитая цивилизация, отраженная в этих материальных свидетельствах. Что нас ждет дальше? Полагаю, при бережном отношении и тщательном изучении, нас ждут великие открытия.

TENGRINEWS: Есть ли у археологов мечта - найти какой-то определенный артефакт в Казахстане?
Д. Воякин:

У каждого археолога такая мечта есть. Те, кто занимается эпохой бронзы, у них, наверное, заветная мечта - открыть крупнейшие металлургические центры, которые прольют свет на формирование мощных металлургических провинций. Те, кто занимается эпохой раннего железного века, они, наверное, хотят открыть такие уникальные страницы истории, как письменность древний саков - была ли она, какой она была?

Что касается меня лично - мы на протяжении пяти лет активно изучаем огузскую тематику. Огузы сыграли основополагающую роль в формировании таких народов, как азербайджанцы, туркмены, турки. Но до сегодняшнего дня ранние города огузов оставались загадкой для археологов. И мы обнаружили серию таких городов на территории нижней Сырдарьи. Когда мы приступили к исследованием этих объектов, то были поражены богатством культуры, своеобразием огузов. Мы выяснили, что их столица, город Джент, до сего дня не имеет локализации - неизвестно, где он расположен. Вместе с тем, Джент - это огромнейший, прославленный город, который чеканил свою монету, который в свое время был захвачен Чингисханом - там была ставка Джучи. Это загадка. Она настолько интересна и важна, что многие ученые посвящают всю жизнь исследованию этого вопроса. Мне кажется, это одно из моих главных стремлений - найти город Джент.

TENGRINEWS: Как финансируется археология?
Д. Воякин:

По сравнению с 90-ми годами археология финансируется неплохо. Есть частные инвестиции, гранты. Но, говоря о состоянии археологии, не могу сказать, что все вопросы решены и ученым живется вольготно. Финансов всегда не хватает, и есть области, которые нужно развить.

TENGRINEWS: И все же на науке в Казахстане, как мне кажется, не заработаешь состояния. Я не знаю, есть ли у вас дети, но если бы ваш ребенок стоял перед выбором - стать банкиром, нефтяником или стать археологом, для души - что бы вы посоветовали сделать?
Д. Воякин:

Здесь прозвучала ключевая, сакраментальная фраза - "для души". Мне интересна археология, я не хочу стоять на одном месте. Это, безусловно, приносит и финансовые дивиденды. Если человек останавливается, в какой бы сфере он ни работал, даже в банковской среде, - его ждет нищета и разруха. Что касается моих детей... Не знаю, наверное, я поддержу их разумный выбор. Если им будет интересна археология и я увижу искорку в их глазах, я постараюсь поддержать их. Если нет - ну, как говорится, все профессии нужны, все профессии важны.

TENGRINEWS: Можно ли продавать артефакты, или, если человек преследует такие цели, то он уже не археолог, а мародер?
Д. Воякин:

Это незаконно. Продавать артефакты, извлекать их, не имея должной научной подготовки - это уголовно наказуемое деяние. Нельзя взять металлоискатель, поехать на древнее городище и получить энное количество древних монет - неважно, для своей коллекции, или для продажи - это запрещено законом.

TENGRINEWS: Какие артефакты попадают в руки мародеров?
Д. Воякин:

Есть понятие "черная археология" - мародерство, разорение памятников. Это вопрос регулирования отношений в этой сфере. Если будет мощное законодательство, которое введет действенные механизмы защиты от всего этого, то мародерства будет меньше. Есть хорошая новость из России, где запретили металлоискатели. Это большое достижение. Памятники всегда были лакомой добычей для таких товарищей. Это было и в древности - например, когда строили те же Иссыкские курганы, уже в первые годы их разворовывали, уничтожали, пробираясь внутрь и пытаясь добраться до золота. Яркие примеры - египетские пирамиды и Долина царей. Неразграбленной осталась только гробница Тутанхамона.

TENGRINEWS: Кому мародеры продают добычу?
Д. Воякин:

 Здесь много источников сбыта. Уверен, что некоторые частные коллекционеры заинтересованы в этом, музеи, аукционы. Я доподлинно не встречался с людьми, которые покупают или продают эти находки, но в Интернете мы видим новости о том, что на таможне задержали, к примеру, контрабандную партию древних золотых монет. В то же время мы видим, как на аукционах всплывают уникальные вещи. Скорее всего, сбыт базируется на частных коллекционерах, которые хотят пополнить свои "загашники" таким незаконным способом.

TENGRINEWS: Получается, что многие наши культурные ценности вывозятся за рубеж, в том числе и таким незаконным способом. Может ли Казахстан заявить на них свои права, если они уже выставлены на торги?
Д. Воякин:

Пока у меня нет фактов, что казахстанские ценности выставляются на торги. Но если рассмотреть вопрос реституции - возвращения культурных ценностей - мы знаем, что официально многие вещи вывозились в советское время, когда работали мощные экспедиции, патронируемые из Москвы и Санкт-Петербурга, и, естественно, многие коллекции вывозились в лаборатории, изучались и после оседали в музеях. В принципе, Россия этого не скрывает и говорит, что определенные находки были сделаны на территории Казахстана. Вывезти их на законодательном уровне сложно. Россия не ратифицировала основные статьи международных договоров, и поэтому мы не имеем законодательной основы для возвращения историко-культурных ценностей, реституции. Вообще само понятие реституции тоже сложное. Оно касается культурных ценностей, которые были вывезены во время военного конфликта. Здесь другая ситуация - они официально были вывезены, потому что была единая большая страна. Но теперь-то ситуация поменялась. Поэтому мы предложили провести "мягкую" реституцию - снять 3D-копии каждого артефакта и вернуть их в Казахстан в таком виде.

TENGRINEWS: Вы обращались к государственным структурам по этому вопросу?
Д. Воякин:

Ко всем. Вообще ко всем подряд - и в Минкультуры писали, и обращались к заинтересованным руководителей ведомств. На всех уровнях это поддерживается, но вопрос нужно ставить в практическую плоскость.

TENGRINEWS: Что уже было сделано?
Д. Воякин:

Мы поставили для себя задачу - выяснить, насколько велик потенциал вывезенных культурных ценностей, и отправили нескольких сотрудников в Москву. Мы были шокированы количеством и богатством этого материала - это не только артефакты, но и огромные архивы. В свое время было сделано огромное количество аэрофотографий, топографических планов, дневников. Это ключи к древней истории. Много неопубликованных вещей. Наша задача - работать не только с артефактами, но и со всем материалом, который прямо или косвенно связан с историей нашей страны. Поэтому полагаю, что шаги, которые были сделаны, дают нам право заявлять, что это очень актуально и необходимо для Казахстана.

TENGRINEWS: То есть решение снимать копии с объектов было принято из-за безысходности?
Д. Воякин:

На сегодняшний день это самый приемлемый вариант.

TENGRINEWS: Ранее вы упоминали египетские пирамиды. Ходит множество легенд о том, что люди, которые занимались раскопками, заболевали страшными болезнями и умирали. Есть ли в Казахстане подобные места?
Д. Воякин:

Я прагматик и ученый. Мне сложно говорить о том, во что я сильно не верю. Если вспомнить раскопки гробницы Тутанхамона, которые спонсировал богатейший человек, лорд Карнарвон, - серия смертей носила исключительно естественный характер. Говард Картер умер естественной смертью. Кого-то укусил комар, что вызвало заражение крови, кто-то попал в автокатастрофу. Напрямую связать это с проклятием фараонов я не могу. Что касается Казахстана, мне тоже сложно говорить о проклятиях, которые существуют. Мы знаем успешных археологов, которые всю жизнь посвятили исследованию абсолютно разнообразных памятников и находятся преклонном возрасте, живут и здравствуют.

TENGRINEWS: Получается, что нет никаких суеверий?
Д. Воякин:

Возможно, и есть, просто я изложил чисто свою субъективную точку зрения.

TENGRINEWS: А есть ли у археологов приметы?
Д. Воякин:

Я встречаюсь с археологами, и у каждого есть принципы даже не о том, чего нельзя делать, а о том, что нужно сделать, чтобы быть успешным. Но это лежит в основе человеческой души. Каждый человек субъективен. По себе скажу - я просто вооружаюсь массой материалов, оборудования и в этом вижу определенную долю успеха. Я верующий человек, и мне внутри себя хочется, чтобы Бог благословил, но я не ставлю это во главу угла.

TENGRINEWS: Наверное, не все ваши коллеги столь прагматичны. Можете назвать самые странные приметы, о которых вы слышали?
Д. Воякин:

Например, я видел, что один из археологов обязательно покупает бутылку вина и разбрызгивает его по территории будущих раскопок. Хотя в тот год, когда он разбрызгал вино, ничего не нашел. Может, вино не то было, дешевое, а не французское? (Смеется).

TENGRINEWS: Вы говорили, что являетесь верующим человеком. Но науку и религию часто сталкивают лбами, потому что та же теория Дарвина отчасти была подтверждена археологами. Есть ли в этом противоречие?
Д. Воякин:

Вы знаете, теория Дарвина, вообще теория эволюции, геологического формирования Земли и ее возраста, с моей точки зрения, во многом так же воспринимается учеными на веру, как и теория креационизма - учения, свидетельствующего о создании всего существующего Богом. Я убежден, что и у той, и у другой теории равное количество фактов. И научные баталии на эту тему, как правило, приводят к тому, что стороны остаются при своем мнении. Для меня лично противоречий, которые послужили бы препятствием моей вере, нет ни в археологии, ни в основных теориях формирования Вселенной, человека, общества. Археология скорее подтверждает обратное.

TENGRINEWS: Слишком много удивительных открытий?
Д. Воякин:

Очень много. Некоторые из них объяснить сложно. Например, находки изображений динозавров людьми, хотя наука свидетельствует о том, что динозавры вымерли за сотни тысяч лет до появления людей. Или следы людей и динозавров в вулканическом туфе, сформированные в один хронологический период. Но опять же повторюсь, что сторонники обеих теорий оперируют одинаковым количеством фактов.

TENGRINEWS: Но в споре рождается истина.
Д. Воякин:

Наверное. Но я полагаю, что, может, к истине никто и не придет, но у каждого ученого будет стремление ее найти. Если мы отталкиваемся от фактов, формируя теорию, тогда мы, как правило, приходим к результату, который принимается в научной среде. Если же теорию пытаются обличить фактами, то многие из них будут притянуты за уши. Это один из постулатов исследований в науке.

TENGRINEWS: Спасибо за интервью!


Беседовал Дмитрий Хегай

Нравится
Показать комментарии (1)