Tengri FM Жұлдыз FM МИКС Победители Законы Казахстана Мultispace Самрук-Казына 25 лет Независимости
KZ RU EN
Написать нам +7 (727) 3888 138 +7 (717) 254 2710
искать через Tengrinews.kz
искать через Google
искать через Yandex
USD / KZT - 334.89
EUR / KZT - 361.61
CNY / KZT - 48.70
RUB / KZT - 5.28
X
98 0 0 0 0

Все, что вы хотели узнать о новом УК, но не решались спросить

14 ноября 2014, 17:44
1
Адвокат Джохар Утебеков. Фото©Ярослав Радловский
Адвокат Джохар Утебеков. Фото©Ярослав Радловский

1 января 2015 года вступает в силу обновленный Уголовный Кодекс. В нем вводятся новые виды наказаний, такие как штрафы за распространение слухов, усиливается ответственность коррупционеров и педофилов. Адвокат Джохар Утебеков среди прочего выяснил, что казахстанцам будет грозить до шести лет лишения свободы за недонесение о готовящемся тяжком преступлении. Он также поднял вопрос о том, что до 2017 года суды не смогут применять аресты, как наказание за новую категорию правонарушений - уголовные проступки. Юрист постоянно изучает изменения в законодательстве и часто находит такие нормы в новых законах, о которых широкая общественность могла не знать. В связи с этим мы решили обсудить с Джохаром Утебековым наиболее острые вопросы казахстанского законодательства и грядущие нововведения.

TENGRINEWS: Здравствуйте, Джохар! Как Вы оцениваете изменения, которые грядут в новом законодательстве?
Джохар Утебеков:

Изменения будут грандиозные. Правовое поле изменится коренным образом. Сейчас, насколько я понимаю, не только простые граждане, но и сотрудники прокуратуры, полиции, судьи - все боятся 1 января. Мы будем "притираться" все к новому кодексу, и, возможно, будут какие-то конфликты на этой почве, какие-то скандалы могут дойти до общественности.

TENGRINEWS: Все помнят, насколько больным вопросом является примирение сторон при смертельном ДТП, когда виновник аварии может договориться с родственниками жертвы. В новом УК такие ДТП переведены в тяжкое преступление и прекратить дело за примирением сторон будет невозможно. Вы не могли бы напомнить, какая оценка будет даваться этим ДТП?
Д. Утебеков:

Изменения произошли. Я думаю, это в первую очередь связано с возмущением общественности по делу Максата Усенова. Это был случай, который "довел" людей, и власти пришли к пониманию того, что все-таки в законодательстве надо что-то менять. Были достаточно оперативно приняты поправки в действующий Уголовный кодекс, и с мая они уже действуют.

Примирение отменили полностью при смерти человека. Оно запрещено вообще. Почему-то часто распространена ошибка, что якобы примирение запрещено, если ДТП было совершено в нетрезвом состоянии водителем. На самом деле это не так. Примирение запрещено по любым преступлениям, по которым произошла смерть. Это касается не только транспортных правонарушений, но и причинения смерти по неосторожности в результате строительных работ, взрывных работ, экологических правонарушений, медицинских правонарушений. Это работает с мая и уже есть в действующем Уголовном кодексе.

Многие почему-то думают, что это появится в новом Уголовном кодексе, который вступит в силу с 1 января 2015 года. В новом Уголовном кодексе это положение остается. При смерти человека примирение запрещено и в действующем УК. Что касается конкретно транспортных правонарушений, на мой взгляд, к сожалению, там примирение не отменено при тяжком вреде здоровью, и, более того, из КоАП причинение вреда здоровью средней тяжести перекочует в новый Уголовный кодекс как уголовный проступок, и теперь примиряться можно будет и при вреде здоровью средней тяжести в результате ДТП. К примеру, Максат Усенов свои 45 суток получил за вред здоровью двум девушкам средней тяжести. По новому Уголовному кодексу при таких поступках люди будут иметь возможность примириться. То есть, наоборот, сфера примирения по транспортным правонарушениям даже расширится с 1 января. Можно будет не только по тяжкому, но и по среднему вреду здоровью примириться. И, очень важно, состояние водителя - трезвый он или нетрезвый - никак не влияет на возможность примирения.

TENGRINEWS: А на что вообще тогда состояние водителя влияет?
Д. Утебеков:

Почему-то эту норму не доработали. Например, уже несколько лет в России нетрезвое состояние водителя образует квалифицированный состав преступления в случае совершения ДТП с нарушением ПДД, которое повлекло вред здоровью человека определенной тяжести, смерть человека, смерть людей. У нас почему-то мера совсем куцая. Усилили ответственность для людей, которые водят в нетрезвом состоянии, но только если они на этот момент лишены уже права управления транспортным средством. Конечно же, из всех водителей, которые в нетрезвом состоянии совершают ДТП, категория людей, которые еще и лишены права управления, составляет незначительный процент, я уверен в этом.

TENGRINEWS: То есть у нас, если ты совершил ДТП, неважно, насколько ты пьяный?
Д. Утебеков:

Нет, это важно. Нетрезвое состояние судом может быть учтено как отягчающее обстоятельство. Может быть и не учтено. Нетрезвое состояние уникально тем, что может быть судом отвергнуто. Суд может не счесть его отягчающим обстоятельством при определенных ситуациях. Конечно, если ДТП совершается в нетрезвом состоянии, понятно, что это в любом случае как-то повлияло на водителя, снизило его реакцию, повысило его самонадеянность. Я думаю, здесь всегда оно должно рассматриваться как отягчающее обстоятельство. По закону оно влечет определенные ухудшения положения при выборе наказания, при решении вопроса об освобождении подсудимого от уголовного наказания.

TENGRINEWS: Вы сказали, суд может не счесть нетрезвое состояние отягчающим обстоятельством. Можете рассказать об этом подробнее?
Д. Утебеков:

Вообще да, есть такая возможность. Но по ДТП я это с трудом себе представляю. Другое дело, что если состоится примирение с потерпевшим, в случае, если вред будет средней тяжести или тяжкий вред здоровью, притом неважно, сколько потерпевших будет, хоть десяток, если никто не погиб, то по вреду здоровью можно примиряться, невзирая на то, что человек был пьян. И я боюсь, мы это будем наблюдать. Можем только радоваться, что примирение запрещено при причинении смерти.

TENGRINEWS: Действительно, этому стоит порадоваться. А какие еще спорные нормы существуют в казахстанском законодательстве? Какие законы содержат лазейки, вроде примирения сторон, позволяющие уйти от ответственности?
Д. Утебеков:

У нас законодательство носит достаточно репрессивный характер. И это не всегда все так легко. С 1 января вводится новый Уголовный Кодекс. Это изменит правовой ландшафт. Появляются сделка о признании вины и соглашение о сотрудничестве. Все это для нас новинки. Мы пришли с коллегами к пониманию, что пока очень сложно сказать, как это будет выглядеть, потому что это покажет только практика.

Если посмотреть со стороны теории, то сделка о признании вины, это когда человек во всем признается и потерпевший согласен. Притом это допустимо и по тяжким преступлениям, а я напомню, что примирение по тяжким преступлениям не допускается, кроме исключительных случаев, то это можно назвать каким-то скрытым примирением. И здесь сделка о признании вины тоже пока не очень понятна. В американских фильмах, например, прокурор говорит: "Я откажусь от убийства, ты признай непредумышленное убийство, и мы договариваемся на семь лет". У нас такого в чистом виде не будет. По мере и по выбору наказания пока не очень понятно, как все это на практике будет выглядеть. Это сделка о признании вины. Думаю, она будет достаточно часто применяться.

Второй вариант процессуального соглашения - это соглашение о сотрудничестве. Оно применяется к террористам, экстремистам и лицам, совершившим преступления в составе организованной преступной группы. И тут уже варианты широчайшие. Человека могут даже освободить от уголовной ответственности. Потенциально человек может быть виновен в очень тяжких преступлениях, но его все равно могут освободить. Но здесь у правоохранительных органов будет, конечно, интерес. Какой? Когда судят кого-то уровня акима области или министра, я думаю, они запросто могут, если они организованную преступную группу видят, заключить соглашение о сотрудничестве. В каком-то плане это усиливает положение людей, которые сдают своих соучастников. Потому что у них какие-то гарантии теперь появляются, и это все процессуально оформлено, а не как раньше - "по понятиям" или там руку пожали.

Террористы, экстремисты - первая категория. К примеру, могли два человека собраться, один убежал, а первый может знать, где теракт собирается совершить второй его соучастник. На кону человеческие жизни. С точки зрения гуманности, лучше его освободить от уголовной ответственности, например, или о минимальном сроке договориться. За это он сдает второго соучастника, и мы предотвращаем потенциальные теракты. Вторая категория - это обязательно ОПГ, что-то устойчивое, серьезное. Устойчивостью ОПГ отличаются от группы лиц по предварительному сговору. Организованную группу на самом деле нелегко вменить на практике. Для этого требуется, как правило, какое-то наблюдение за ними, прослушка. Нужно доказывать, что люди цементированы между собой внутренними связями, что у них иерархия, организаторы, распределены роли. А не так, что у ребят компашка какая-то и выходят на гоп-стоп временами.

Мне кажется, что соглашение о сотрудничестве чаще всего будет по крупным преступлениям, вроде Хоргосского дела или дела о коррупции в акимате Атырауской области. Сейчас на практике это применяется как освобождение в связи с деятельным раскаянием. Людей освобождают от уголовной ответственности по статье 65 УК "Освобождение в связи с деятельным раскаянием". Но, к сожалению, на практике это не сделка. Здесь освобождает тебя односторонне прокурор. Уже на практике были случаи, когда люди признавались, все рассказывали, у них все выведывали. Прокурор местного уровня, скажем, областной, их освободил, а Генеральная прокуратура брала и в одностороннем порядке это отменяла. У людей, соответственно, не было гарантий. А сейчас все даже звучит по-другому. Это уже сделка. Люди будут иметь гарантии какие-то и соответственно у них будет выше интерес сдать своих соучастников.

TENGRINEWS: А какие у них будут гарантии?
Д. Утебеков:

Соглашение. Его расторгнуть уже будет невозможно. В этом соглашении конкретно будет прописано, какие сроки человеку будут назначены. Будет ли он вообще освобожден от уголовной ответственности или срок наказания будет указан. Практика покажет. Мы это увидим уже в январе.

TENGRINEWS: Безусловно, это очень интересные изменения. Какие еще новшества планируются с 1 января?
Д. Утебеков:

У нас на западный манер появляется новая категория, нашим людям неизвестная - уголовные проступки. Это побои, умышленное причинение легкого вреда здоровью, клевета, оскорбление, причинение вреда здоровью средней тяжести в результате ДТП. Дело в том, что разграничение сейчас проходит довольно жесткое между правонарушениями, носящими общественно опасный характер. Есть менее общественно опасные - это административные правонарушения: бытовое насилие, мелкое хулиганство, масса дорожных правонарушений - проезд на красный свет. Помимо указанных правонарушений есть преступления, и граница между ними достаточно жесткая. С другой стороны, среди преступлений есть масса мелких, которые носят не столь серьезный характер, и, наоборот, среди административных правонарушений много достаточно серьезных, с которыми надо бороться силами криминальной полиции. Соответственно возникает необходимость в чем-то среднем: в классификации таких правонарушений, грубо говоря, среднего вреда, которые страшнее для общества, чем административные, но в то же время их степень общественной опасности не дотягивает до преступления.

Теперь появляются уголовные проступки. Они будут в Уголовном кодексе. Какие-то административные правонарушения перекочевали в уголовные проступки, и какие-то преступления признаны уголовными проступками. По санкциям различие простое - если нет лишения свободы, то это уголовный проступок.

Арест - это срок, ограниченный достаточно. А лишение свободы меньше полугода быть не может. Даже условия разные. Лишение свободы в исправительной колонии отбывается. А арест будет отбываться в арестных домах. Вы освещали на Tengrinews.kz, что есть проблема. Аресты с 1 января пока применяться не могут. У нас нет арестных домов. Сейчас создастся ужасающая меня ситуация, что в течение двух лет судьи не будут применять арест. Как минимум в течение двух лет. При том что есть люди, к которым явно надо применить арест. На общественные работы их не направишь. Они, может, их выполнять не будут. Штраф - бесполезно, у них денег нет. Есть определенная категория людей, которых надежнее арестовать: побои, умышленное причинение легкого вреда здоровью. Их почти всегда на практике арестовывают, в среднем от 5 до 30 суток дают. А сейчас пару лет не будет арестов. Меня это поражает.

В уголовном процессе появится следственный судья. Он специализируется на досудебном контроле за ходом предварительного следствия. Этим мы приближаемся к европейским стандартам правосудия. Но, надо сказать, что эти все меры и формы достаточно куцые, ограниченные. У него сохранятся полномочия, которые сейчас есть у судей, то есть уже несколько лет судьи же дают санкцию на арест, домашний арест. Будет он рассматривать также жалобы на действия дознавателя, следователя, прокурора - то, что в общем судьи и сейчас делают. И незначительно его полномочия сейчас расширили по сравнению с действующими судьями. Но теперь предполагается специализация судей. Сейчас судьи дежурят по одному, включая гражданских судей, если в суде гражданский и уголовный суд, там они друг за другом это выполняют. А теперь будет предполагаться, что будет один специализирующийся судья, в больших судах двое судей, которые занимаются именно досудебным контролем.

TENGRINEWS: Следственные судьи будут дальше отслеживать дела, которыми занимались?
Д. Утебеков:

Нет. Это очень важно. Следственный судья не вправе в последующем дела рассматривать, которые он ранее во время предварительного следствия отслеживал или какие-то санкции по ним давал. Здесь все просто. Судья, который приступил к рассмотрению дела, не должен быть связан мнением предыдущего судьи, который на досудебной стадии контроль осуществлял. Может, он увидит какие-то ошибки, которые тот допускал, и свое мнение выскажет.

В уголовном процессе появятся негласные следственные действия. Это и наружное наблюдение, и прослушивание, и даже вскрытие помещения, обследование помещения на месте, перехват переговоров, интернет-сообщений. Это достаточно позитивное достижение. Потому что сейчас очень много таких мероприятий производится в рамках оперативно-розыскной деятельности. Понятно, есть оперативно-розыскная деятельность, когда разрабатывают преступную группу и уголовного дела нет: работают только оперативники, следователи еще не работают. Теперь водораздел четкий сделан. Если возбуждено уголовное дело, то опера уже не ходят сами по себе, а действуют в рамках негласных следственных действий, и уже в рамках УПК они берут санкцию у прокурора на подобные действия.

TENGRINEWS: Сейчас Вы рассказали о большом количестве изменений в законодательстве. Что Вас мотивирует эти "новшества" искать и обращать на них внимание общественности? Насколько я знаю, Вы часто пишете о новых "фишках" законодательства в соцсетях.

Д. Утебеков:

Вы знаете, среди юристов есть такая порода: нормативисты. Люди, которые больше любят законы копать, их интересуют новшества, какие-то недочеты, новеллы. Мне всегда это интересно - покопаться в законе, что-то новое увидеть. Мне интересно законопроекты на ранней стадии отслеживать. Кто-то любит больше в практике "вариться", изучать закон на стадии его применения. Мне же интересна и его теоретическая начинка.

TENGRINEWS: Почему, по Вашему мнению, общественность не всегда об этих "новшествах" знает?
Д. Утебеков:

У нас абсолютно непрозрачное законотворчество. Если зайти на сайт нашего Парламента, я его иначе как позорным назвать никак не могу. Не надо куда-то далеко ходить за лучшими образцами. Достаточно на наших соседей посмотреть, которые, вроде бы, в тех же общественно-политических и социально-экономических условиях находятся, на их сайты. Зайти на сайт Госдумы или на сайт кыргызского парламента и наш сравнить - просто стыдно станет. Потому что на сайтах наших соседей законопроект выкладывается после каждого чтения. Видны сравнительные таблицы, какой депутат что предлагал, почему это отвергли. Мы этого вообще не видим. Пока закон не покинет парламент, мы ничего не узнаем. Хотя это интересно, элементарно, видно же, какой депутат, что лоббирует, что предлагает. Я могу отследить своего избранника, работает ли он, что предлагает. Если он себя позиционирует, как защитника рабочего, ну давай посмотрим, что ты там предложил по закону "О профсоюзах". Если ты себя позиционируешь, как защитник прав детей - хорошо, давай Уголовный кодекс посмотрим, что ты там предложил в их пользу.

На более ранней стадии все тоже непрозрачно. Нет какого-то единого, внятного сайта, где люди могли бы вносить свои предложения. Вот этот закон "О дорожном движении". Норма же ужасающая, что парковаться в городах можно только там, где есть знаки специальные. Как она прошла? Меня это поражает. Это же говорит о научном потенциале, об интеллекте тех, кто это составлял. Они не понимали, что делают. Ведь этот закон проходил научную экспертизу, притом из бюджета за это платятся огромные деньги. Как это ученые не увидели? Все это на поверхности было. Возможно, если бы этот закон шире обсуждался с общественностью, то этого не произошло бы. Я думаю, что нужен какой-то четкий, внятный сайт, и лучше всего под это подходит "Электронное правительство", где можно зайти под ЭЦП и написать: я предлагаю изменить то-то и то-то в законе, и чтобы ему ответили. Это еще на стадии законопроекта надо делать. Там раздел есть какой-то похожий в "Электронном правительстве". Но он давным-давно заброшен, и ничего в нем не происходит.

Плюс какая-то пропаганда должна идти со стороны государства, чтобы граждан привлекали активнее к участию в законах. Допустим, мы сейчас обсуждаем закон "О хлопке": "Уважаемые хлопкоробы, вносите свои предложения". Этого мы не видим. Государство само не заинтересовано, не привлекает. Инертно и само население. Это взаимный процесс.

TENGRINEWS: Что Вас мотивирует рассказывать людям об этих "новшествах"? Ведь не секрет, что адвокаты могут неплохо заработать, используя на пользу себе и своим подзащитным эти знания.
Д. Утебеков:

Мне всегда приятно делиться с людьми знаниями в условиях, когда у населения низкая правовая культура. Даже посмотреть какую-то новость: люди воспринимают все, как уже свершившееся. К сожалению, к этому и СМИ иногда причастны. Бывает, что кто-то предложил изменить закон, и просто благодаря тому, что факт жареный, это громко звучит, люди говорят, что вот, у нас обязательно это изменят. Низкая правовая культура населения меня расстраивает, и мне всегда интересно делиться своими знаниями, объяснять, что да как.

Обычно я людям стараюсь давать общие советы. Например, когда у вас начинаются какие-то проблемы с законом, допустим, вы видите, что вам иск надо подать, ущерб вам причинен, или вас начинают таскать по полиции, пусть в качестве свидетеля или подозреваемого, любую проблему надо решать в самом начале. Знаете, действительно очень часто нужно прибегать к условиям специалиста. Меня удивляет, что люди заключают многомиллионные сделки: покупают квартиру, машину и при этом не придут на банальную юридическую консультацию. Пусть за это возьмут 3, 5, 10 тысяч тенге. Но если ты заключаешь дорогостояший договор, ставишь на кон все свое имущество, почему бы не посоветоваться с юристом. Все это упирается в низкое правосознание, я не думаю, что это жадность.

TENGRINEWS: Интересно, что Вы это отметили. К слову, потеряв большие деньги, может быть, и потому что вовремя не обратились за помощью юристов, люди ведь часто обращаются в суд. Давайте поговорим теперь о служителях Фемиды. Как сейчас, по Вашему мнению, налажена работа судов? Считаете ли вы, что суды перегружены исками? Что можно сделать для решения проблемы?
Д. Утебеков:

Суды перегружены. Но меры принимаются для решения этой проблемы действительно значительные. Президент в начале года обещал увеличить численность штата судов и выполнил свое обещание. Действительно, в течение года численность судей реально выросла. Почти во всех судах хотя бы на треть произошло пополнение вакансий. Нагрузка сейчас несомненно будет снижаться в связи с этим.

Я проблему основную всей судебной системы вижу не в нагрузке. Это, наверное, две вещи. Первое - кадровый набор. Мы не видим, как набирают судей. И при этом все примерно догадываются, как становятся судьей. Очень много слухов ходит, что это не просто так. Сейчас какие-то меры принимаются, чтобы появилась какая-то открытость, фамилии кандидатов вывешиваются. Но большой пропаганды нет. Что-то вывешивается на сайте судов, но кто заходит на них, кто это смотрит?Это надо широко рассказывать, и тогда люди смогут поделиться своими мнениями о кандидатах. При этом в законе критерии очень размытые, кого надо брать в судьи. Руководители судебной системы регулярно говорят о том, что на каждое место судьи в Алматы и Астане сотни людей претендуют. Но мы абсолютно не понимаем, почему из всех Ивановых-Мыркымбаевых выбран вот этот конкретный гражданин. Конкурсная система непрозрачна.

Второй момент - система оценки качества работы судей. К сожалению, у нас во главу угла положена статистика. А это абсолютно не показатель.

TENGRINEWS: Как известно, у нас низкая статистика оправдательных приговоров. Почему, по Вашему мнению, проще осудить, чем оправдать?
Д. Утебеков:

Это опять же наследие советской системы, к сожалению, не самое лучшее. Это с той же статистикой связано и с обвинительным уклоном. Опять же кадровый подбор судей: многие из них - выходцы из правоохранительных органов. Плюс если судья оправдал человека, поскольку органы "не ошибаются же", мнение такое есть, начинаются сразу подозрения, что судья был заинтересован в таком исходе дела. Плюс установка у прокуратуры есть - обязательно опротестовывать такие приговоры. Особенно, если за этим делом стоит КНБ или финансовая полиция (сейчас Агентство по делам государственной службы и противодействию коррупции - Прим. автора), то на судью может быть оказано еще и их давление. Он может в оперативную разработку попасть, потому что подозрения в отношении него начнутся.

Политическая воля должна появиться, что оправдания нужны. На самом деле, когда пойдут оправдания, правоохранительные органы будут работать более качественно. Они будут собирать доказательства, надлежащим образом оформлять их. Они должны учиться. А сейчас судьи прощают им, и в итоге мы имеем то, что имеем. Каждое оправдание вызывает удивление, шок. На самом деле это должно быть рядовой вещью. Здесь должно быть уважение к суду, к его мнению. Должно быть какое-то судейское усмотрение. Судья - это не робот, не автомат. Он должен все решать, исходя из своего внутреннего убеждения, из своего жизненного опыта, из своей оценки всех правовых обстоятельств дела, из своего знания закона.

TENGRINEWS: На днях мы запустили на сайте "голосовалку" с вопросом "Стоит ли принять в Казахстане закон о химической кастрации педофилов?" Свое мнение по этому поводу высказали Гани Касымов и Таниберген Бердонгаров. А как Вы оцениваете такое предложение?
Д. Утебеков:

Я не медик, судить мне сложно. Ходят разговоры, что химическая кастрация недолговечна, и через какое-то время у человека все восстанавливается в этом плане. По правде говоря, ситуация какая-то патовая и тупиковая касательно педофилов. В новом Уголовном кодексе произошло сильное ужесточение наказания по ним. Предусмотрено даже пожизненное лишение свободы. Я буквально в этом году на сайте одной из региональных газет читал, что педофил в свое время отсидел восемь лет, вышел, через несколько месяцев снова изнасиловал ребенка, ему уже дали 13-14 лет, он вышел, через несколько месяцев его снова ловят на изнасиловании ребенка. При том, что он сидел от звонка до звонка. Сроки ему давали чуть ли не максимальные по тем законам.

Здесь, наверное, не только юристы должны решение принимать. Здесь должны быть задействованы криминологи, психиатры, люди, которые изучают это профессионально. Сроки и без того достаточно суровые: от 15 до 20 лет за изнасилование лица до 14 лет либо пожизненное. Плюс запрещено условно-досрочное освобождение, условное осуждение невозможно. Этот срок они сидеть будут. Но у людей все-равно возникает вопрос: "А что будет через 15 лет, когда они выйдут?"

TENGRINEWS: А что Вы скажете тогда о смертной казни?
Д. Утебеков:

Я категорический противник смертной казни. То, что сегодня закреплено в Конституции последними поправками, меня устраивает. Я напомню, что там есть смертная казнь за террористические преступления, связанные с гибелью людей, и за преступления в военное время. Во многих государствах такие положения "спящие", на случай войны действуют. В мирное время это только террористические преступления и то, где гибель людей есть. Я думаю, это достаточно разумно. Тем более, что государство может себе позволить пожизненное лишение свободы человека. Плюс высока вероятность судейской ошибки.

TENGRINEWS: Помимо предложения о введении смертной казни и кастрации педофилов еще обсуждаются такие нормы, как посмертное донорство. Также много вопросов вызвала норма о распространении заведомо ложной информации. Хотелось бы услышать Ваше мнение и на этот счет.
Д. Утебеков:

По донорству, я думаю, надо учитывать традиции, ментальность населения: Восток, ислам, все прочее. Я думаю, у нас принуждение к донорству не пройдет, это государство должно понимать. Но бывают и идейные люди, которые готовы пожертвовать свои органы, ткани. Надо облегчить эту процедуру, чтобы человек мог, невзирая на родственников (это все-таки его тело), как-то официально свое согласие при жизни зафиксировать.

Что касается заведомо ложной информации, то клевета - это опорочивание человека, его чести, достоинства. А при распространении заведомо ложной информации не обязательно какой-то человек должен присутствовать конкретный. Надо эту норму исторически толковать. Мы помним, что она появилась в связи с паникой в банковской сфере. Потому что народ, подогретый слухами о понижении курса тенге, распространял SMS, по WhatsApp передавал информацию. Конечно, государство боится социально-экономических, политических потрясений, вызванных паникой в обществе. Неважно, она обоснованная или нет.

На мой взгляд, то, что внедрили этот состав - это неразумно. Он посягает на свободу слова. Есть опасения, что его будут применять и по политическим мотивам. Это показатель закрытости государства. Вместо того, чтобы проводить информационную работу, оно все больше закрывается и, наоборот, начинает наказывать за свою же собственную закрытость. Если же проводить с людьми какую-то разъяснительную работу, я думаю, все это пришло бы быстро в нормальное русло. Мы же видели не то что бы обман, но откровенный промах руководителя Нацбанка (поведение главы Нацбанка после изменения курса тенге в феврале - Прим. автора). Видимо, это надо было признать, но государство у нас ошибки не признает свои.

TENGRINEWS: Вы вели резонансные дела. Мы знаем про дело по оспариванию результатов алкотестера Виталия Чеснова, по постеру с Курмангазы и Пушкиным, по суду над Антониной Громцевой. Как получилось, что именно Вы стали представлять интересы сторон в этих делах?
Д. Утебеков:

 Наверное, так выпало. Я знаю, что в России некоторые адвокаты специально берут людей по резонансным делам бесплатно. Дело Виталия Чеснова было единственным, которое я сам изъявил желание взять. Взял человека чуть ли не бесплатно, потому что меня заинтересовала возможность. Я обратился к Виталию и предложил свои услуги. Удалось это дело выиграть, хороший прецедент создать, определенную часть общественности просветить. Я памятку написал, как бороться, если вам полицейские вменяют необоснованно алкогольное опьянение.

Мне бессмысленно открывать какой-то офис на первом этаже в центральной части города как нотариусу. К адвокату почти всегда приходят через знакомых. Это какие-то родственники, друзья, коллеги либо какие-то бывшие доверители советуют. У нас работа бывает даже иногда более интимной, чем у врачей. Очень много доверителю предстоит о себе рассказать. Процесс затяжной еще. Приходится долго сотрудничать с адвокатом, работать, что-то о себе рассказывать, при том не самые благовидные вещи.

Спасибо за интервью!

Беседовал Алишер Ахметов.
 


Нравится
Показать комментарии (1)
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц