"Отец думал: все, посадят за диверсию". Немец рассказал о жизни в казахстанском селе

20 июня, 08:47
12
"Отец думал: все, посадят за диверсию". Немец рассказал о жизни в казахстанском селе -

71-летний Леонид Гейленгер рассказал корреспонденту Tengrinews.kz о жизни репрессированных немцев в Акмолинской области. 

"Я родился в Казахстане. Сюда депортировали моих родителей... Мама из Тульской области попала сюда. В ноябре 1948 года я родился в селе Каражар Коргалжынского района. Сейчас это хороший заповедник. Закончил начальную школу, переехал в районный центр в 1959 году. У нас семья была большая, пятеро детей в семье, отец один работал. Мама занималась детьми", - рассказал мужчина. 

Всю жизнь мужчина посвятил обслуживанию населения. Сначала на автобазе, затем восстанавливал службу жилищно-коммунального хозяйства Коргалжынского района.  

"Я вынужден был пойти работать, заочно поступил в Целиноградский техникум. После окончания пошел в армию. А потом начал работать на автобазе, работал на инженерно-технических должностях. 48 лет трудового стажа у меня на Коргалжынской автобазе, руководил в течение 14 лет. Потом акимат позвал меня, поднимал разрушенную службу жилищно-коммунального хозяйства. До пенсии с 2000 до 2011 года работал на этом предприятии", - рассказал пенсионер.

Супруга Леонида Васильевича по национальности полька. Они познакомились на работе. 

"Моя супруга приехала из Беларуси к маме. Устроилась в аптеку, реализовывала лекарства. Я был секретарем комсомольской организации на автобазе, у нас была хорошая самодеятельность, ее позвали работать к нам. Потом я ушел в армию, после моего возвращения сразу поженились. Она ждала меня два года. В 1971 году родился сын Евгений, в 1977 году - дочь Лариса. Она живет в Алматы, у нее есть дочь, юрист по образованию", - поделился он.

Пенсионер с теплотой вспоминает детство в родном селе. 

"Представьте, с 1948 до 1954 года все немцы должны были отмечаться в комендатуре. Меня с рождения носили туда. Все репрессированные должны были отмечаться. У нас было большое село, жили на озерах, ловили рыбу. Население было разношерстное, были немцы, украинцы, татары, чеченцы, русские, местные казахи. Все жили очень дружно. Мы далеко жили от районного центра, от Акмолы - в 150 километрах. Беда - для всех беда, праздник - для всех праздник. Росли вместе, я удивляюсь, такой дух был, трудности сближают и объединяют, так оно и было. Потихоньку поднимались", - рассказал Леонид Васильевич. 

По его словам, односельчане общаются по сей день и стараются навещать друг друга.

Леонид Васильевич поделился ярким воспоминанием из детства, когда его семью пришли поддержать все сельчане. 

"Праздник или выборы, транспорта тогда не было, запрягали коней. У меня отец конюхом был, были красивые черные лошади. Запрягут красиво их, ленты нацепят, детей катают. Искренние празднования были. Зимой, случилось так, что под лед ушел черный, самый красивый и большой жеребец. Это было в период, когда репрессии еще были. Отец пришел домой, думал: все, посадят как за диверсию. Тогда пришли все жители села, чтобы поддержать. Бабушки пришли со словами: "Ойбай, балам, не переживай, поддержим, скажем, что ты не виноват!" Я очень ярко запомнил этот момент. Приходили все жители села. "Если надо, найдем другого коня, найдем выход". Это братство, когда остался в беде человек, его поддержали. Он немец, совсем другой национальности. Братья казахи, чеченцы, татары - все приходили домой", - вспомнил он. 

"Все на этом и строилось, люди благодаря этому и выживали. Я не помню, чтобы была какая-нибудь драка на межнациональной почве. Никогда такого не было, я не ощущал такого и не видел", - добавил Леонид Васильевич. 

Получить короткую ссылку


  • Подписаться на канал новостей TengriNews:

  • Google News
  • Yandex News
  • Yandex Zen

Нравится Поделиться
Показать комментарии (12)
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц