Tengri FM Жұлдыз FM МИКС Победители Законы Казахстана UIB & Tengri Open Мultispace Экономика сабақтары
KZ RU EN
Написать нам +7 (727) 3888 138 +7 (717) 254 2710
искать через Tengrinews.kz
искать через Google
искать через Yandex
USD / KZT - 315.43
EUR / KZT - 342.75
CNY / KZT - 45.88
RUB / KZT - 5.55

Профессия военный переводчик: Воспоминания офицеров

21 мая 2014, 13:51
14
Танк на военном параде, посвященном 15-й годовщине начала вооруженной борьбы за независимость Анголы от португальских колонизаторов. ©РИА Новости
Танк на военном параде, посвященном 15-й годовщине начала вооруженной борьбы за независимость Анголы от португальских колонизаторов. ©РИА Новости

В Казахстане День военного переводчика официально не отмечается, но 21 мая (именно в этот день в 1929 году специальность "военный переводчик" была впервые учреждена в Советском Союзе), казахстанские военные лингвисты поздравляют друг друга и вспоминают былую службу в СССР. Корреспонденту Tengrinews.kz удалось побеседовать с бывшими военными переводчиками (хотя, как они сами говорят, бывших в этой профессии не бывает) и узнать о службе лингвистов в Казахстане сейчас.

Военное образование терпит постоянные изменения. Время диктует свои правила, а глобализация, новые технологии и геополитическая обстановка вносят свои коррективы в образовательный процесс. Во времена СССР профессии военный переводчик уделялось особое внимание. Большой стране было просто необходимо налаживать взаимоотношения с другими государствами и расширять зону своего влияния. Тогда лингвистов в погонах готовили в Военном краснознаменном институте Министерства обороны СССР (ВКИМО), позднее переименованном в Военную Академию экономики, финансов и права Вооруженных сил РФ. Среди них были курсанты и из Казахстана, а точнее из КазССР.

"Признаться честно, я не собирался связывать свою судьбу с армией. А о том, что все так закрутится, - и подумать не мог", - вспоминает военный переводчик, подполковник в отставке Евгений Ерохов. В ВКИМО он попал в 1977 году после недолгого обучения в институте иностранных языков в Алматы (ныне Казахский университет международных отношений и мировых языков имени Абылай хана (КазУМОиМЯ). Там его зачислили на одногодичные ускоренные курсы переводчиков португальского языка. Тогда это направление было важным для СССР, так как в 1974 году в Португалии произошла "революция гвоздик". Все колонии получили независимость, и в них началась своя революционная борьба за установление режимов. Советский Союз оказывал содействие приверженцам социалистического строя и помогал военной техникой и специалистами.

"В течение года мы усиленно изучали португальский язык. По шесть часов в день "долбили" его. Была такая необходимость, и за год выучили. Затем мне присвоили звание младшего лейтенанта и в 19 лет отправили на два года в Анголу. Конечно, это было для меня сильным впечатлением. Впервые увидел чернокожих людей. Все это было в новинку. До этого, это все было где-то далеко - в другом мире. А тут - вот они, рядом и каждый день. Интересно, конечно, было. Потом привыкли и даже с девушками местными начали знакомиться. Но в основном мы, конечно, работали. Устанавливали связь между нашим военным советником и местными специалистами. Учили их всем азам военного искусства", - рассказывает собеседник.

Ангола. Евгений Ерохов на параде 1 мая. Инсталляция работников похоронной мастерской. 1979 год

Официально советские военные не участвовали в боевых действиях. Офицеры были направлены только для обучения и консультаций, однако случаи гибели военнослужащих все же были. "Опасность присутствовала там постоянно. Можно было попасть в засаду или подорваться на мине. А еще и болезни разные. Перед отправкой нам сделали прививки от оспы, малярии. Но это не всех спасало", - вспоминает Ерохов.

Ангола. Евгений Ерохов "в кактусовой засаде", 1979-1980 годы

После возвращения в Москву Евгений закончил свое обучение в институте и был снова командирован в африканскую республику, на этот раз на три года в Мозамбик. "Там была практически аналогичная ситуация, как и в Анголе. Велись боевые действия между революционными и контрреволюционными силами. Мне тогда было уже 26 лет, и я был женат", - рассказывает бывший военнослужащий.

Самым ярким воспоминанием во время службы на чужбине в маленьком городке Мозамбика для Евгения стал футбольный матч между офицерами и местными командами. "Их команда, состоящая из гражданских, пригласила нас, советских военных, поиграть в футбол, а точнее - в футзал с измененными правилами. Такой вот местный спорт был. По разговорам чувствовалось, что они с насмешкой относились к нам. Мол, сейчас мы их легко выиграем. А мы вышли, взяли, да и выиграли у их чемпионов. Взяли первое место. И вот это, пожалуй, было событие исторической важности. На них это произвело большее впечатление, чем приход наших кораблей. Тогда, кстати, моряки угощали их борщом и макаронами по-флотски. Это, конечно, им тоже запомнилось, но футбол однозначно больше. Сразу начали про нас говорить, проявлять интерес к Советскому Союзу".

Жительница Мозамбика, 1986 год.

Более размеренной служба Евгения стала после перевода в столицу Мозамбика Мапуту. Наконец-то его супруге удалось приехать к нему и порадовать любимыми "домашними варениками с вишней". "Конечно, она была моей поддержкой. Хотя мы с ней люди неприхотливые. Жили на выданной квартире, типа общежития. С нами были еще несколько советских семей. Конечно, у нас в СССР было лучше. Португальцы отсюда ушли, и вся инфраструктура была нарушена. Постоянно свет и воду отключали. На базарах мало чего было. Разруха, одним словом".

По возвращении в Москву путешествия Евгения не закончились. Он был направлен в сибирский военный округ, который находился возле Новосибирска. Там по стечению обстоятельств военный переводчик португальского и английского языков начал преподавать китайский. "Про советскую армию говорят, кто в ней служил - тот в цирке не смеется. (…) Приезжаю я в Сибирь, представляюсь командиру, он говорит: "О, переводчик приехал. Отлично. Завтра у нас занятия по китайскому языку. Я ему говорю, что не учил китайский. Он - ничего не знаю. Переводчик - переводи". И я где-то полтора года преподавал китайский язык. Мне повезло, что передо мной служил китаевед, и он оставил некоторые пособия, аудиозаписи. Ну и я понял, что кроме меня здесь никто китайский не знает, поэтому в этом было мое несомненное преимущество".

После распада СССР военный переводчик Ерохов вернулся в Алматы и поступил на службу в международный отдел МВД Казахстана. Во время становления независимости республики он сопровождал министров на встречах и конференциях за рубежом. "Повезло. Тогда создавалось все новое. Был отдел правового обеспечения и международных связей. Создавался новый Уголовный кодекс, законы, и практически все это проходило через наш отдел. Определенную лепту в это дело и я внес. Стоял, так сказать, у истоков создания и развития международных связей МВД с ведомствами других стран".

Сейчас подполковник в отставке Ерохов скромно говорит: "Ну, было и было. Давно очень. Ничего особенного". Свою профессию он любит, а День военного переводчика отмечает всегда. Звонят с поздравлениями сослуживцы, друзья по институту. Одним из них, кстати, является подполковник в отставке Андрей Прокопенко. В ВКИМО он учился на восточном факультете и изучал, как тогда говорили, язык вероятного противника - китайский.

"Китайская грамота стала для меня и моих товарищей предметом углубленного изучения. Приходилось учить иероглифы, осваивать фонетику и грамматику. А ведь никто не отменял и других предметов, преподаваемых в военном вузе. Уровень знания языков выпускников института был очень высок. Во всех странах, где имелось советсткое военное присутствие, военные переводчики, зачастую еще курсанты, участвовали в обучении союзников работе на боевой технике, основам тактики и другим военным специальностям", - рассказывает про службу Прокопенко.

Военный Краснознаменный институт МО СССР ©dic.academic.ru

После окончания института он был направлен для прохождения дальнейшей военной службы в Краснознаменный Восточный Пограничный округ КГБ СССР. "Представившись командованию в штабе округа в Алма-Ате, я отбыл к месту своей службы в Панфиловский пограничный отряд, в зону ответственности которого входил и известный сейчас "Хоргос". Сейчас трудно себе представить, но в то время "Хоргос" представлял собой несколько одноэтажных зданий пограничной комендатуры и совсем небольшое помещение таможни".

Там, на границе, военный переводчик требовался всегда и в самых разных ситуациях. Было необходимо контролировать передачу дипломатической почты, решать спорные вопросы с китайскими пограничниками, следить за общей обстановкой и даже ловить китайских граждан, перебравшихся на территорию Казахстана за кореньями. "Несение службы пограничниками приравнивается к выполнению боевой задачи в мирное время. (…) Выступая в качестве военного переводчика на двусторонних встречах, как мне кажется, я внес свой скромный вклад в дело улучшения взаимопонимания между двумя странами", - рассказал собеседник.

 

 Панфиловский (Жаркентский) пограничный отряд. Андрей Прокопенко на границе с Китаем. "Хоргос", 1982 год.

В Казахстане об обучении своих военных переводчиков задумались в 2004 году. Тогда по постановлению правительства был создан Военный институт иностранных языков Министерства обороны Республики Казахстан. Однако он просуществовал недолго, и в 2010 году был расформирован. Курсантов перевели в Военный институт Сухопутных войск на факультет иностранных языков. Сейчас на военных лингвистов там обучаются около 80 человек. Однако в 2015 году будет последний выпуск военных переводчиков. Факультет планируют закрыть. В дальнейшем Министерство обороны Казахстана будет отбирать переводчиков из гражданских вузов.


Нравится
Показать комментарии (14)
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц