1. Главная
  2. Узнай
  3. Новости Казахстана

В Сарани парень третий год прикован к кровати из-за выходки отморозков

  • 42
© nasha-yarmarka.kz © nasha-yarmarka.kz

В Сарани бывший военнослужащий Даулет Топаров третий год не встает с кровати. Парня беспричинно избила компания отморозков. Травмы, полученные в уличной драке, практически низвели молодого человека до состояния "овоща" - он не может говорить, самостоятельно есть, пить и даже дышит через специальную трубочку. Об истории молодого человека пишет "Наша Ярмарка".

Родные Даулета ухаживают, лечат и надеются, что он обязательно поправится. Хотя прогнозы врачей неутешительные. "У него характер, он боец. Не верю, что сын останется таким", - говорит мама пострадавшего Гульсум Топарова. 

"В той роковой драке он получил закрытую черепно-мозговую травму и ушиб головного мозга, многооскольчатый вдавленный перелом височной кости. В больницу его доставили в состоянии комы, у сына образовалась внутричерепная гематома, ему провели трепанацию черепа. После операции он снова впал в кому", - рассказала женщина. 

"Раньше Даулет работал по контракту в воинской части № 5451. Как все строил планы на будущее, собирался завести семью. И девушка у него была. Однако враз все рассыпалось прахом", - говорит мать.

По ее рассказу, 2 октября 2014 года сын пошел в баню. "Говорят, стоял, курил, когда подошла эта компания. Вроде бы трое их было. Сначала попросили сигарету, а потом зацепились по какому-то незначительному поводу, драка началась. Никто не вмешался, не разнял, не заступился. Даулет после этого сам еще домой добрался, смыл кровь, принял обезболивающее и лег спать. А утром девушка обнаружила его без сознания. Не понимаю, почему сразу не обратила внимание на его состояние, "скорую" не вызвала. Даулет не любил жаловаться, терпел до последнего. И эта черта характера обернулась для него бедой", - вспоминает Гульсум. 

Даулету требуется постоянный уход. Каждые два часа его необходимо переворачивать, чтобы не образовались пролежни, чистить трахеостомическую трубку, чтобы он мог дышать, готовить бульоны и жиденькие каши, чтобы мог проглотить пищу. Кроме этого, молодому человеку требуются массаж, лечебная физкультура и медикаменты, пеленки и памперсы. Все упомянутое обходится очень дорого, а денег не хватает.

Суд над обидчиками Даулета уже состоялся. Один из них взял всю вину на себя и получил шесть лет тюрьмы. Другие вроде как ни при чем.

Женщина рассказывает, что ни один из участников драки к ним не приходил, прощения не просил: "Виноват - приди, покайся, спроси, что нам нужно. Нет, никто не пришел. В колонии осужденный парень не работает, перечислений нет". 

Поэтому, признается мать парня, она подала второй иск на взыскание с обидчика морального вреда - 15 миллионов тенге. Сторона ответчика на иск отреагировала очень бурно. "Адвокат и теща осужденного сразу сказали мне, что таких денег у них нет и вообще это нереальная сумма. Родственники парня еще до суда открестились от него: мол, это же не мы били вашего сына, ничего возмещать не собираемся. В общем, со своей бедой мы пока один на один", - говорит собеседница издания.

Гульсум очень благодарна друзьям Даулета. "До сих пор не забывают, выручают, дай Бог им здоровья. Если бы не они, мы бы с дочерью давно выдохлись. Ребята каждую неделю к нам приходят, у нас сразу настроение поднимается. Ведь они, вдобавок ко всему, весельчаки и балагуры. Шутят: "Даулет, давай, вставай, не надоело валяться? Нести тебя еще! Сейчас пинками будем гнать, если не перестанешь притворяться". И сын оживляется в ответ на эти подтрунивания. По глазам видно, что рад их приходу, моргает, даже кивает слегка. У него в последнее время появились непроизвольные движения - рукой может махнуть или ногой пошевелить, и это тоже большой прогресс", - рассказывает она.

Несмотря на то, что парень не может говорить и от боли или какого-то дискомфорта лишь плачет и мычит, все же общаться с ним стало проще. "Трудно понять, что больному человеку нужно, если он не может выразить это словами, - говорит женщина. - Но теперь худо-бедно можно все же догадаться, что он хочет. Начинаю спрашивать: приподнять, перевернуть, попить, укрыть, элементарно, может, почесать где-нибудь? И он глазами, слабыми поворотами головы дает понять, чего хочет. Мы этому несказанно рады. Когда мы с дочкой стали по Интернету искать клиники, где Даулета могли бы дополнительно обследовать, а может, и прооперировать, врачи сказали, что он нетранспортабелен, любая встряска может стать роковой, из-за этого сына не стали даже брать в клинику Караганды на реабилитацию. Вообще нам было сказано: из такого состояния не выходят, лежать будет пожизненно. Не хотелось верить, страшно было даже представить такое".