Tengri FM Жұлдыз FM МИКС Победители Законы Казахстана Мultispace Самрук-Казына 25 лет Независимости
KZ RU EN
Написать нам +7 (727) 3888 138 +7 (717) 254 2710
искать через Tengrinews.kz
искать через Google
искать через Yandex
USD / KZT - 334.89
EUR / KZT - 361.61
CNY / KZT - 48.70
RUB / KZT - 5.28
X
98 0 0 0 0

Операция "Преемник", или Один за всех

04 октября 2011, 18:00
11

 Надо  готовиться к переезду в наш новый общий дом - Евразийский союз. А оно нам надо? Просто необходимо, убеждает автор: 

- Для нас очень важно, - пишет Путин, - чтобы общественность наших стран, предприниматели воспринимали интеграционный проект не как верхушечные бюрократические игры, а как абсолютно живой организм, хорошую возможность для реализации инициатив и достижения успеха. 
 
Уже настораживает. Для "них" важно, чтобы мы восприняли. Даже не мы, а "общественность наших стран". 
 
Ладно, не гордый, попытаюсь сам разобраться. Что такое "модель наднационального объединения"? Общее правительство, решения которого обязательны для исполнения на территории союза? То есть, российский, казахстанский и белорусский кабмины превращаются в подобие республиканских акиматов? А  следующий шаг -  общая валюта? Как сказано в статье Путина, "необходимо перейти к более тесной координации экономической и валютной политики". Я верно догадываюсь, как будет называться единая денежная единица на просторах Евразийского союза, и где расположится эмиссионный центр? Но ведь тогда Казахстан и Беларусь теряют государственный суверенитет. Нет, не так?  
 
Еще я пытаюсь понять, чем лично для меня важен этот переезд, и нужен ли. "Для граждан, - пишет Путин,-  снятие миграционных, пограничных и прочих барьеров, так называемых "трудовых квот", будет означать возможность без всяких ограничений выбирать, где жить, получать образование, трудиться".  Многим из нас сейчас мешают пограничные барьеры? Заманчива, конечно, возможность выбирать, где жить и работать… Но вот, скажите, если сейчас вдруг в Казахстан хлынет поток безработных российских журналистов, нефтяников, юристов, они получат возможность трудоустроиться или будут действовать иные, вне юридические нормы и привычки? А кого российские работодатели готовы принять, кроме дворников и грузчиков? И что заставит их действовать по-другому?
 
Путин, в отличие от меня,  уверен в том, что "бизнесу предстоит работать над своей эффективностью", а значит искать профессионалов вне зависимости от гражданства и родственно-клановых связей. Он уверен, будто в наших странах есть истинные, независимые от государства предпринимательские структуры, работающие исключительно по законам рынка. 
 
А будет еще лучше.  "Мы можем говорить и о начале настоящей "конкуренции юрисдикций", о борьбе за предпринимателя. Ведь каждый российский, казахстанский, белорусский бизнесмен получает право выбирать… где вести дела, где заниматься таможенным оформлением грузов. Это серьезный стимул для национальных бюрократий заняться совершенствованием рыночных институтов, административных процедур, улучшением делового и инвестиционного климата".
 
Они "могут говорить" о чем угодно. Но мне трудно представить, чтобы чиновники вдруг сами начали менять условия себе во вред. Отказаться от взяток и откатов. От политического влияния через бизнес и от экономических выгод через политику. 
 
В этой связи показателен казахстанский пример с заявлением сенатора  Ирана Амирова, предложившего внести изменения в  Кодекс "О браке и семье". Он потребовал от иностранных женихов обязательного знания казахского языка. Иначе, дескать, те слишком легко увозят за рубеж местных невест. 
-   И это не интеллигенция, - ревнует депутат, - это рабочие без образования и культуры, они вступают в брак с казахстанками, чтобы получить вид на жительство. Наказания за это нет. 
 
Вроде как  надо  ввести брачный ценз еще и на высшее образование. Такой государственный калым на невест,  мнения которых о женихах не стоит и спрашивать. Замуж захотела? Предъяви кандидата соответствующим органам: знает ли язык, достаточно ли образован?  Родители? Да мало ли какая у них здесь своя выгода спрятана, поэтому  государство будет  решать, кому свадьбу играть можно, кому нет.  
 
И на таком фоне я должен поверить в то, что современные бастыки во всех трех странах вдруг сменят приоритеты? Чего ради они бросятся "устранять те "узкие места" и пробелы, до которых прежде не доходили руки, совершенствовать законодательство в соответствии с лучшей мировой и европейской практикой"?  Может быть, вместо массового переезда в общий дом для начала провести капитальный ремонт в своих отдельно взятых квартирах? А если "прежде не доходили руки", то что случилось теперь? 
 
И вот когда, казалось, голова уже пошла кругом от попыток разобраться в  смысле предлагаемых глобальных перемен, мне вдруг открылась истина, спрятанная в  статье российского лидера. Евразийский союз, пишет он, это  "устойчивый и долгосрочный проект, не зависящий от перепадов текущей политической и любой иной конъюнктуры".
 
Вот оно что. Уж не собираются  ли президенты-ветераны предложить нам в рамках Евразийского союза единого Преемника? Улавливаете логику: общее правительство, единый парламент, один президент? И тогда, действительно, "никаких перепадов политической и любой другой конъюнктуры".
 
В этом контексте важно еще понять смысл местоимения "мы",  которое употребляет в своей статье Владимир Путин. От чьего лица он ведет разговор? В тексте нет ни одной прямой ссылки на то, что идея Евразийского союза, например, согласована с лидерами Казахстана и Беларуси. Нет и намека на общую позицию российских властей. Один за всех: "мы можем говорить, для нас очень важно, мы предлагаем…"
 
Огласите весь список, пожалуйста.

Нравится
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц