KZ RU EN
Написать нам +7 (727) 3888 138 +7 (717) 254 2710
искать через Tengrinews.kz
искать через Google
искать через Yandex
USD / KZT - 336.99
EUR / KZT - 377.83
CNY / KZT - 50.51
RUB / KZT - 5.27

Сначала было слово

12 января 2011, 19:58
2

Недавнее высказывание премьер-министра РК  о перспективах развития традиционной прессы  достойно большего внимания, чем оно получило. И не только в границах республики. Похоже, в Казахстане зреет новая научно-техническая революция, способная изменить мир. Причем, в реплике Масимова интересна не только суть сказанного:

- Традиционные СМИ вступают в невероятную конкуренцию с Интернетом. Через 3-4 года этот рынок будет другим.

В том, что скоро рынку СМИ придется кардинально измениться с оглядкой на интернет, вроде бы, большого открытия нет - говорили многие. Но любопытны и даже, простите, многообещающи обстоятельства, при которых пришел к своим  выводам Карим Масимов. Судя по сообщениям казахстанских иноформагенств, после того как сам начал активно пользоваться режимом видеоконференции для отслеживания хода министерских коллегий. То есть, это не выкладки специалистов, не предсказания теоретика, но прогноз, если хотите, заказ потребителя. А с учетом должности "потребителя" это можно назвать и государственным заказом.

Будущее СМИ - не перспективы самих изданий, а угадывание  новых технологий, которые  это будущее определят. Телевидение, как и интернет, тоже когда-то выросло из коротких штанишек аттракциона -  передача изображения на расстоянии. Но количественное развитие этой игрушки - увеличение числа телеприемников и их доступность - принесли  новое качество, превратив ТВ в самое масштабное и эффективное средство массовой информации. Ты есть в этой жизни, пока существуешь в телепространстве.  Вместо реалий жизни реалити - шоу.

Но любая дорога когда-нибудь заканчивается, и каждый последний шаг может стать, действительно, последним. Самый  современный и популярный жанр - реалити-шоу - вдруг становится знамением  окончания телеэпохи. Все, пришли. Дальше - интернет.

Прообразом этой технологии была " прямая камера", установленная перед лифтом на останкинском этаже НТВ в дни его ожидаемого захвата. В эфир шла картинка оттуда, где вроде бы ничего не происходило, но вот-вот могло произойти. Рейтинги взлетели настолько, что цена рекламы выросла кратно. Но все это происходило в экстремальных условиях. Когда нечто подобное недавно повторил новый российский телеканал " Дождь", он уже вынужден был делать это в интернете. Там выкладывались не только готовые передачи, но и трансляция их создания - летучки, кастинги, обсуждение планов съемок.

Интерес к телевидению теряется не от того, что оно стало хуже, а потому что там больше нет места для технологических прорывов. ТВ перестает быть источником новостей даже в силу своего устройства. Расставленные по сетке вещания  информационные выпуски - несовременная чушь. Событие происходит только здесь и сейчас, а все, что позже - пересказ журналиста.

Поэтому за информацией потребитель идет в интернет, и совсем скоро Сеть убьет новостное телевидение напрочь. Когда  перестанет быть техническим средством доставки картинки и превратится в способ создания контента.  Интрига только в том, кто это сделает первым.

 Об этом, собственно, и сказал Масимов:

- То, к чему мы привыкли: вечером в новостях, на следующий день в газете - это уже невозможно. Такая скорость подачи информации выпадает. Сейчас пользователи Интернета могут получать информацию напрямую и выдавать обратную реакцию без точки зрения журналистов.

Почему современное телевидение, как информационная технология, не способно выдержать конкуренцию с интернетом? Потому что его экономическая устойчивость держится на погоне за массовым зрителем, за рейтингом,  приносящим доход через рекламу. В таком контексте телеменеджеры вынуждены формировать эту массу, затягивая в нее каждого из нас. А мы сопротивляемся, потому что происходящее противоречит естественным законам развития общества.

 Цитируя того же Масимова:

- Пора менять менталитет. Пользователи могут получать напрямую информацию, даже без точки зрения журналиста.

А теперь представьте себе. Себя и компьютер. Вы заходите на некий портал, где сосредоточено очень большое количество веб-камер, интересующих лично вас. Не как можно большее количество зрителей, на что заточено традиционное ТВ, а лично вас. Вместо массового зрителя - масса зрителей, огромное количество малочисленных групп по интересам. А, дай-ка, дескать, я взгляну как сейчас проходит собрание такого-то маслихата, там есть вопросик в повестке, который мне очень важен. Или, вот, много писали о возможных беспорядках в Москве на Манежной площади в 19 часов. Где тут изображение с Манежки? И так далее. Дело, опять же, в количестве. Если одновременно пользователь может выбирать из, скажем скромно, нескольких тысяч вебкамер, то вот это новое средство массовой информации, фактически, само создает рейтинг трансляций еще до их начала. А с учетом того, что камеры собраны на одном ресурсе, и пользователь с него не уходит, показатели вообще стремятся к ста процентам.

Премьер-министр Казахстана называет сроки, в которые может уложиться новая научно-техническая революция - 3-4 года. Причем,  для того, чтобы выйти в мировые лидеры IT-технологий, Казахстану не понадобятся  многомиллиардные затраты на мифическое Сколково.

Есть малоиспользуемые технологические наработки. Технические возможности - тоже. По всему  миру разбросана масса постоянно работающих вэбкамер, многие политические и культурные мероприятия уже сейчас транслируются в интернете. Есть скайп и современные мобильные телефоны, с которых можно напрямую выходить в Сеть. Сам интернет становится все дешевле и доступнее, а технологии 4G делают его окончательно беспроводным. Наконец, над планетой кружат космические спутники с очень большим разрешением. Осталось свести все воедино, и это количество превратится в совершенно новое качество, которое принципиально изменит жизнь человечества. Мир вокруг свернется до окошка монитора, но через него же каждый сможет заявить о себе этому миру.

Спорить о роли журналиста в современном информационном мире -  время терять.  Здесь, как я понимаю, не идет речи об умалении заслуг представителей четвертой власти. Речь о смене менталитета и эпох. Когда такого рода заявления звучат от премьер-министра одного из самых перспективных государств, есть к чему прислушаться. Поскольку в этом случае, от слова до дела шаг может быть совсем небольшой.


Нравится