Tengri FM Жұлдыз FM МИКС Победители Законы Казахстана Мultispace Самрук-Казына 25 лет Независимости
KZ RU EN
Написать нам +7 (727) 3888 138 +7 (717) 254 2710
искать через Tengrinews.kz
искать через Google
искать через Yandex
USD / KZT - 334.48
EUR / KZT - 355.62
CNY / KZT - 48.58
RUB / KZT - 5.25
X
98 0 0 0 0

Чудовищная обыденность

24 февраля 2012, 17:45
2

Обвинения в адрес экс-главы таможенного комитета Серика Баймаганбетова поражают своей чудовищной обыденностью. Я понимаю, что эти слова стилистически трудно совместимы. Но ровно так же, как и суть события. Руководитель такого ранга, как утверждает следствие, взял пятьдесят тысяч долларов за устройство знакомого на "приличную" должность в своем ведомстве. Другими словами, на "хлебное место", где  протеже смог бы "отбить" затраты с помощью подношений от своих подчиненных и клиентов.
    
Это был вмененный налог или первый взнос? То есть, "знакомый" навсегда откупился от работодателя, или их экономические связи должны были продолжиться на новом уровне? Логичнее предположить второй вариант. И признать, что руководство комитета сознательно формировало коррупционные схемы, при которых низшие чины обязаны провоцировать клиентов на преступный сговор. Часть выручки оставляйте себе, другую, по цепочке, передавайте наверх. Но чтобы эта система действовала, необходимо изнутри размывать службу, оставляя простым людям только одну возможность добиться своего через взятки. То есть, приходя на высокую должность, человек изначально предполагает развалить свое ведомство, иначе доходов не соберешь.
    
А дабы безбоязненно проводить такого рода сделки, нужно и внешнее прикрытие. Если вспомнить боевой путь генерала, то принцип "крыши" становится более или менее понятен: заместитель председателя агентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью, депутат мажилиса, министр внутренних дел... 
    
Наш герой испортился только на должности председателя Таможенного комитета? Или мы можем предположить, что все эти структуры и составляют политический зонтик над домом взяточников? Если человек продавал должности в одном ведомстве, что мешает нам думать о том, что он  делал это и раньше, например, в  Министерстве внутренних дел? И тогда еще один вывод: в стране создан эффективный рынок услуг в помощь преступности. 
     
Конечно, это все предварительные выводы. Следствию предстоит доказать свои обвинения в суде. Но вот незадача: те, кто лично не знает Баймаганбетова, почему-то не удивились случившемуся. В обществе давно сложилось устойчивое убеждение о продажности чиновников разных уровней. Только взятка или личные, родственные связи могут помочь в решении практически любого жизненного вопроса. Да мздоимцы, собственно, ничего и не скрывают. Мы же видим, в каких домах они живут, на каких машинах ездят. Хотя в декларациях о доходах все это вроде как "не корысти ради, а только волею жены"… Ну, в том смысле, что именно супруги бастыков проявляют недюжинный предпринимательский талант. 
   
В последнее время слово "коррупция" мы используем в его облегченном варианте как взяточничество, воровство бюджетных денег. На самом деле за этим словом стоит куда более значимое и опасное понятие - сращивание власти и организованной преступности. И здесь чрезвычайно показательно первое выступление  нового главы таможенной службы перед подчиненными:
   
- Читаешь утренние оперативные данные, как фронтовые сводки: кого-то подстрелили, кого-то порезали. Почему это происходит не между конкурирующими бандитскими группировками, а между сотрудниками таможенных департаментов?
     
Перечитайте еще раз. С одной стороны, эта реплика выдает накал борьбы за сферы влияния внутри ведомства, когда его сотрудники уже с оружием в руках обороняют свою кормушку от коллег. С другой, там есть одна оговорка, которая может показаться невольным образом позиционирования некоторых госструктур. Про "конкурирующие бандитские группировки". Наверняка имелась в виду конкуренция внутри криминальных  формирований, но читается и так, будто эти группировки конкурируют с сотрудниками таможенных департаментов. И опять никто не удивился, не так ли?
    
Если следствие по делу Баймаганбетова будет развиваться и его выводы окажутся убедительными, нам предстоит еще много открытий. Чудовищных в своей обыденности.
    
А откуда берутся средства на взятки? Ведь кто-то что-то должен производить для того, чтобы в стране появились эти деньги. Соответствует ли экономический рост страны объемам круговорота взяток? И не здесь ли одна из причин инфляции - удешевления тенге по отношению к самому себе? Вроде бы раньше сотни тысяч хватало на "решение вопроса", а теперь смешно вспомнить. Печатный станок тоже работает на коррупцию? Тем более, значительная часть мзды, как правило, переводится в валюту и оседает на зарубежных счетах.
  
И второе. Для того, чтобы спать спокойно, крупный взяточник заинтересован не только в личном контроле над процессом "борьбы с коррупцией". Ему жизненно необходима внешняя изоляция страны. Дескать, "на наш каравай рот не разевай". И тогда предпринимаются попытки повлиять на руководство страны с тем, чтобы   добиться свертывания масштабов экономических связей с чужеземным бизнесом. Их всестороннее развитие - не выгодно, потому что сильно затрудняет...

Вот тогда в государственной пропаганде обязательно возникает внешний враг: с Запада ли с Востока - не важно. Лучшим примером тому Россия. Там, с одной стороны, вокруг руководства страны укрепилась новая, якобы бизнес и якобы элита, а с другой - идет нарастающее противостояние с внешним миром. До сих пор, пожалуй, лишь Казахстан избежал участи "потенциального противника". Во врагах перебывали все ближайшие соседи - от Прибалтики до Украины с Беларусью. Даже маленькой Молдове время от времени приходится давать укорот с помощью главного силового ведомства - санитарной службы господина Онищенко. Так что в этом контексте нынешние митинговые призывы отстоять Россию, "не допустить вмешательства в наши внутренние дела" выглядят несколько сомнительно. В чьи "наши внутренние" и в какие дела они "не допустят"?
    
А еще им не выгодно развитие мелкого и среднего бизнеса. Потому что с богатым, но немногочисленным отрядом олигархов всегда можно договориться. А вот как подчинить миллионы предпринимателей? И дело не в их количестве, просто там начинает развиваться совсем другая психология.
   
Хорошо запомнил разговор с одним из таких предприимчивых. Речь зашла об очередном казнокраде. Для меня налоги - некая данность. Я даже и не замечаю, как их государство берет, поскольку изымаются еще до того, как эти деньги до меня дойдут. Для него это кровные, сознательно отданные во благо чего-то. И вдруг казнокрад.
- Да как он смеет пользоваться моими налогами?! - искренне возмущался  приятель.
Для меня это чудовищная обыденность. Для него эта обыденность - чудовищна.
   
Так что суд по делу Баймаганбетова, если он состоится, вынесет приговор не только обвиняемому. Примерно об этом писал  Юрий Левитанский:
"Каждый выбирает для себя щит и латы,
Посох и заплаты.
Меру окончательной расплаты 
- Каждый выбирает по себе".


Нравится
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц