KZ RU EN
Написать нам +7 (727) 3888 138 +7 (717) 254 2710
искать через Tengrinews.kz
искать через Google
искать через Yandex
USD / KZT - 336.99
EUR / KZT - 377.83
CNY / KZT - 50.51
RUB / KZT - 5.27

Выбирайте слова

02 сентября 2012, 18:38
2

Думаю. Пытаюсь понять. Пробиться через слова к их смыслу, а, если получится, то и к правде. Если получится. Древние люди придумали слова, чтобы понимать друг друга. Мы пошли дальше, и теперь можем говорить для того, чтобы никто не догадался что скрывается за сказанным.

 
Прошедшая неделя принесла новую пищу для размышлений. Вот мы, вроде бы, узнали о том, что прокурор Атырауской области освобожден от занимаемой должности "за ослабление надзора". Мы что-то узнали? Ну, разве только о сложностях со зрением у человека, который не заметил, как из бюджета пропали шесть миллиардов тенге. Точнее было бы сказать - украдены, но суда ведь не было. Да и сумма, скорее всего, еще не окончательная. Руководство акимата спешно покидает свои места "по состоянию здоровья". Очевидно, у  людей тоже проблемы со зрением. Как умные люди учат, "где мусор - там и мухи, где мухи - там болезни".
 
Еще больше вопросов вызвали пояснения пресс-службы Генеральной прокуратуры к антитеррористической операции близ Алматы. Сначала нам сказали: уничтожены пять человек, подозреваемых в подготовке противоправных действий.
- Как это - "подозреваемых"? - удивились мы. - Разве это повод для убийства?
Потом пошли новые разъяснения. Во-первых, они сами начали. Во-вторых, не пять, а девять, даже тринадцать. И вообще дело было   так:
- 11 июля 2012 года в  поселке Таусамалы  произошел взрыв, в результате которого погибли девять лиц, из них четыре женщины и пять детей. 
 
Расшифровываем: погибли только женщины и дети. Причины взрыва не называются, но в доме найдено много оружия.  Далее события, по версии пресс-службы Генеральной прокуратуры, развивались так:
- В ходе расследования добыты объективные доказательства о причастности к данному факту организованной преступной группы, руководитель и активные члены которой не пострадали от взрыва и успели скрыться от правоохранительных органов.
 
Что значит "не пострадали от взрыва"? Были на месте, но спаслись, успев "скрыться от правоохранительных органов"? Вправе ли мы понять сказанное так, что "органы" были где-то рядом, а иначе как же от них можно скрыться? Я боюсь задавать следующий вопрос - о причинах взрыва.
 
- В состав указанной преступной группы входили 13 лиц.
Ровно столько, сколько уничтожено в поселке Тан. То есть, "несовершеннолетний", обнаруженный на пожарище, тоже входил в "указанную преступную группировку"? Как там она называлась? "Четыре брата". Очень романтично. Честно говоря, раньше таких изысков за преступниками как-то не замечалось. Они вообще крайне редко придумывают себе названия, а уж такое… И зачем оно вообще нужно, если как утверждают прокуроры, "члены группы соблюдали строгую конспирацию, общались между собой только по кличкам, постоянно меняли места проживания, использовали поддельные документы"? То есть, как бы мы своих имен не скажем, просто запомните - "Четыре брата". Очевидно, на этом и "погорели".
 
- В результате проведенных правоохранительными органами оперативно-розыскных мероприятий руководитель и члены указанной преступной группы 16 августа 2012 года были установлены в одном из домов дачного массива "Тан". В ходе спецоперации в доме, в котором скрывались преступники, возник пожар, приведший к обрушению кровли и возгоранию значительной части помещений. На месте происшествия обнаружено несколько единиц огнестрельного оружия и большое количество боеприпасов, элементы воинского снаряжения, а также фрагменты религиозной литературы.
 
Вот особенно сильно сказано про "фрагменты религиозной литературы". Коран нашли, что ли, и приравняли его к оружию?
 
- На  момент проведения антитеррористической операции данных о нахождении в доме иных лиц, кроме преступников, не имелось. Однако по завершении спецоперации выяснилось, что в доме с преступниками оказался несовершеннолетний.
 
Стоп. Опять пробую пробиться сквозь слова. Можно ли из сказанного предположить, что спецназовцы вообще не знали, сколько человек прячется в доме? Ну, раз появление ребенка стало неожиданностью. Но  тогда, стало быть, не представляли точно и кто именно там находится. А вдруг - заложники?  И все равно начали атаку?
 
Но ведь предложили сдаться… вынуждены ответным огнем… на войне как на войне…
 
И вот это, наверное, главное - наш спецназ действует по законам военного времени: если враг не сдается, его уничтожают. А кто наш враг? Религиозный экстремизм? Стало быть, группа боевиков в Тане, это лишь часть большего? Так разве враг уничтожен?
 
В конце концов, задача правоохранительных органов не в расстреле очередной группы предполагаемых террористов, но в изничтожении всей заразы. Приблизились они к ее выполнению? Есть вопросы. Мудрецы говорят: "Пока пот не выйдет, болезнь не уйдет".
 
- Члены преступной группы планировали совершить новые преступления, в том числе террористические акты в различных регионах Казахстана. Отрабатывается версия о причастности ликвидированных членов преступной группы к совершенным в Аксайском ущелье массовым убийствам. Иная информация в интересах следствия не раскрывается.
 
Скрытность следствия понятна: не зря говорят "тайну заветную и другу не открывай, ибо и у того  есть друг". Но все случившееся вызвало много споров. Большинство людей оправдывают действия спецназа, вспоминают про "мочить в сортире" и так далее. Другие - сомневаются. Дескать, нас как будто приучают верить властям на слово: раз сказали, что террористов уничтожили, значит, по-другому было нельзя. Опять же, оружие, боеприпасы, "фрагменты религиозной литературы"… 
 
И мы бы рады поверить во все безоговорочно. Только вот в Атырау тоже ведь недавно говорили про успехи и достижения, а потом вдруг выяснилось - "ослабили надзор". 
 
Мы  не жалеем террористов, и если доблестные бойцы спецназа уберегли кого-то из нас от гибели в будущем - честь им и хвала. Как старики говорят, "надежды народа джигит оправдает, славу джигита народ оберегает". Только и нас надо было сразу предупредить о том, что вокруг - театр военных действий. Поэтому все  разговоры о презумпции невиновности, о суде и следствии следует  отложить до лучших времен. И самим надо бы поосторожнее, чтоб ненароком не оказаться на линии фронта. Мы понимаем.
 
А всяким сомневающимся можно посоветовать не задавать лишних вопросов. Наши следователи и без того работают в сложных условиях, когда поймать злодея легче, чем раскрыть преступление. Казахстан - страна небольшая, начнешь арестованного  допрашивать, а он вдруг окажется чьим-нибудь родственником. Как в народе говорят, "хоть и дурной, да брат родной. Где же взять хорошего?".
Автор:
Алдар Косе

Нравится