KZ RU EN
Написать нам +7 (727) 3888 138 +7 (717) 254 2710
искать через Tengrinews.kz
искать через Google
искать через Yandex
USD / KZT - 335.46
EUR / KZT - 374.81
CNY / KZT - 50.30
RUB / KZT - 5.29

"Отверженный"

08 сентября 2013, 09:50
5

Не большой любитель ваш покорный слуга ходить по мюзиклам. Мое личное знакомство со столь ныне популярным жанром началось в 1997 году во время первой в жизни поездки в Лондон с посещения "Иисуса Христа Суперзвезды". Постановка ставшей уже тогда классической рок-оперы Уэббера-Райса, несомненно, уступала двум оригинальным записям: британской 1970 года с божественно певшим арии Христа Яном Гилланом из Deep Purple и саундтреку одноименного американского фильма 1973 года. 

Вроде все было на месте: гениальная музыка от 20-летнего Уэббера, чистые голоса, уютный театр, вдохновленная публика и впечатляющие сценические декорации и костюмы. Но что-то отсутствовало, и без этого "чего-то" волшебство искусства не получалось. И если в изначальных версиях упрощение библейской истории последних дней основателя самой распространенной религии мира компенсировалось новизной подачи и гением исполнителей, то в лондонском Уэст-Энде все завершилось откровенной коммерцией, в которой выразился прагматизм современной западной культуры. "Христос - на продажу" не просто приносит деньги, но и становится мощным тараном пропаганды.
 
По схожей "матрице" построена вся империя мюзиклов. Музыкально выросший из классической оперы, моцартовских "народных" опер, оперетты и варьете, мюзикл сложился как жанр в США в 20-е и 30-е годы ХХ века, что "совпало" с появлением джаза. Рождение рока, "британское вторжение", новые звук и ритм определили появления рок-оперы как жанра, ставшей сегодня мюзиклом. Первой "ласточкой" был концептуальный альбом S.F.Sorrow 1968-го подзабытой ныне группы The Pretty Things. Кстати, немногие знают, что их гитарист Дик Тэйлор начинал вместе c Джаггером, басистом The Rolling Stones еще до появления там Ричардса. Новаторство Уэббера и Райса заключалось в подаче: берется эпическая история, которая сводится к одной-двум сюжетным линиям, пишутся сносные либретто и гениальная поп-музыка, аранжированная в революционной для тех времен манере.
 
С тех пор немногое изменилось внешне, но  очень сильно по своему содержанию. Уровень музыки и у самого Уэббера и других композиторов сильно упал, а подача потеряла свою новизну. Это и стало ясно при посещении на днях с подачи друзей мюзикла “Отверженные”. Будучи ребенком, не мог оторваться от бессмертного романа. Видел бы Гюго что стало с романтическим духом и длинными описаниями природы, Парижа и душевных мук героев. Надо признать, создатели мюзикла прыгнули выше головы, уместив эпическое произведение в двух томах в трехчасовое представление. И несмотря на некоторую комичность, сценические персонажи до сих неплохи: и Вальжан, и Козетта, в особенности фиглярский образ четы Тенардье.
 
Азиатская актриса, певшая арии Фантины, была, тем не менее и пожалуй, единственной, чей вокал посылал “мурашки” по спине зрителей, даже используя сколь приятный, но столь же музыкально невыразительный материал. Ее явно вдохновляла прекрасная Ивонна Эллиман из “Суперзвезды” в роли Марии Магдалины. По ходу "Отверженных" явно слышалось, что композитор Клод-Мишель Шенберг долго и плодотворно "пасся" на нивах "Иисуса Христа Суперзвезды" и британского рока 70-х вроде Манфрэда Манна и Uriah Heep: временами чудились целые "слизанные" куски, плавно перетекающие в другую, красивую, но совершенно не запоминающуюся мелодию до опасного момента обвинения в плагиате.
 
Все было "гладенько": чтобы "Отверженные" не стали отвергнутыми, приходится сглаживать углы. Общую благостную картину лишь слегка взбодрил взметнувшийся красный стяг коммунаров над баррикадой, и внимательное ухо могло услышать в последней дружной арии намеренное сходство с "Интернационалом".
 
Сам роман настолько велик, что выдержал 15 (!) экранизаций, из которых я бы выделил две: с Линой Вентурой (1982) и Жаном-Полем Бельмондо (1995) в роли Жана Вальжана.
 
Мюзикл же, безусловно, стал самостоятельным и имеющим правом на жизнь жанром искусства, но я скорее стану отверженным, чем приму его всерьез.

Нравится