Tengri FM МИКС Победители Панфиловцы Законы Казахстана UIB & Tengri Open EXPO 2017 Путешествия
KZ RU EN
Написать нам +7 (727) 3888 138 +7 (717) 254 2710
искать через Tengrinews.kz
искать через Google
искать через Yandex
USD / KZT - 335.24
EUR / KZT - 395.82
CNY / KZT - 50.65
RUB / KZT - 5.82

Споры вокруг сталинизма: вчера, сегодня - завтра?

06 ноября 2013, 09:12
31

"То, что не убивает нас, делает нас сильнее!"
Фридрих Ницше

Недавно довелось поучаствовать в разгоревшейся на просторах одной популярной социальной сети дискуссии, кои начинаются каждый раз, когда вопрос касается такой исторической фигуры, как Иосиф Сталин, и ее наследия. На сей раз милая беседа началась под помещенным, казалось бы, невинным постом копии первоисточника - распоряжения Сталина нацруководству союзных республик, обкомов, крайкомов и отделениям НКВД, датированного февралем 1937 года, о том, что "руководители, директора, технические директора, инженеры, техники и конструкторы могут арестовываться лишь с согласия соответствующего наркома, причем в случае несогласия сторон насчет ареста или не ареста того или иного лица стороны могут обращаться в ЦК ВКП(б) за разрешением вопроса".

Данное распоряжение фактически создавало в преддверии войны "касту" неприкасаемых и способствовало (хотя и иезуитским методом) подъему престижа технических и инженерных специальностей, что имело и свой эффект, в том числе и для Казахстана. Как это водится, спор немедленно из области обсуждения деталей перерос в обсуждение сталинизма как явления и выявил чрезвычайную полярность оценок аудитории, заставил задуматься об актуальности оценки сталинизма для Казахстана, несмотря на то, что ни один из участвовавших в дискуссии профессиональным историком не являлся. Поскольку это далеко не первая и не последняя общественная дискуссия на данную тему, имеет смысл рассмотреть приводимые доводы, тем более что автору, как внуку репрессированных наркома и общественного деятеля, одного из авторов нашумевшего "Письма пяти" против массового голода в Казахстане, эта тема близка лично.   

Аргументы одной и более многочисленной стороны, если отбросить попытки использовать эмоциональную терминологию в отношению личности Сталина вроде "изверг", "тиран", "кровопийца" и "душитель моего народа", сводятся главным образом к оценкам итогов и процесса следующего: произошедшей индустриализации; порожденного ею голода; репрессий, их объема, продолжительности и негативного эффекта на состояние Красной Армии до войны; неудачного руководства военными действиями в ходе ВОВ и решающей для исхода войны помощи союзников и открытия второго фронта; неэффективности созданной колоссальными жертвами советской системы, пережившей своего "императора" всего на 38 лет. Также поставлены вопросы: об аморальности сталинской политики в контексте, стоила ли она "хоть одной пролитой слезы" ребенка;  правомочности личных заслуг генералиссимуса - ведь никто из союзников не приписывает, например, победу исключительно Рузвельту или Черчиллю. Звучат обвинения в отношении к людям как к материалу истории для безжалостной системы. Таким образом, сталинизм воспринимается значительной частью общества как абсолютно негативная часть истории в контексте отношений "метрополия - колония", которые даже приобретают этническую окрашенность в представлении этого явления как геноцида. Численность казахов, согласно этим оценкам, снизилась в полтора раза: с почти 4 миллионов человек в 1926 году в период до 1959 года от голода скончался каждый второй казах. Непрестанно приводятся аргументы из области альтернативной истории: индустриализация должна была свершиться и сама по себе как неизбежное явление истории; численность казахов, если бы не сталинизм, достигла бы 30-40 миллионов человек сегодня; боеспособность армии была подорвана репрессиями, что сказалось на количестве жертв; послевоенный же взрыв рождаемости среди населения СССР неминуемо состоялся бы как неизбежная реальность любых послевоенных условий.
 
Одним из самых часто приводимых доводов выступает недоумение, вызванное своими оппонентами -  как можно оправдывать эпоху, при которой так плохо жилось, и кем бы хотели оказаться сторонники сталинизма сегодня: "вертухаями" или "лагерной пылью" - сопровождаемое обвинениями в излишнем цинизме и исполнении политического и щедро проплаченного заказа со стороны неких зарубежных ревизионистских кругов. Сталинизм приравнивается к гитлеризму, в результате чего звучат призывы "свершить суд истории" и осуществить тотальное покаяние.

Противная же сторона настаивает на международной и исторической роли победы СССР над фашизмом, которая дала народам, в том числе и казахстанцам, небывало высокий уровень жизни и развития. Проиграй СССР войну, Казахстан и казахи никогда бы не совершили успехов советского времени. Данные же по численности репрессированных и умерших от голода называются чересчур завышенными и неоправданно высокими, настаивая, что вся мифологическая чернуха 80-90-х уже не выдерживает проверку временем, как и псевдоизмышления наших фольк-историков. Более того, количество репрессированных вполне сопоставимо с сегодняшним количеством заключенных (2,25 миллиона человек) в США, где пенитенциарная система является частной и, соответственно, ориентированной на получение прибыли, что уравнивает ее с ГУЛАГом. Размышления в духе альтернативной же истории, что численность казахов достигла бы 40 миллионов, если бы не сталинизм, опровергает пример кочевой Монголии, сохранившей во многом традиционный образ жизни и в наши времена, и которую массовые голод и чистки не затронули в таком масштабе, как Казахстан, и которая, даже несмотря на наличие советской власти, не блистала сверхприростом населения.

Безжалостность же проведенной индустриализации оправдывает факт Победы - никакого другого способа для отсталой и аграрной страны сломить мощно оснащенные, дисциплинированные европейские армии не могло быть и в принципе. Сталин принял страну с сохой и раздираемую гражданской войной, а оставил - дружную (пусть и на время) семью народов с ядерным оружием. Приводятся высказывания Джавахарлала Неру о том, что среднеазиатские народы в составе СССР совершили такой цивилизационный рывок в своем развитии, который до них никто и никогда в истории не делал. Массовые репрессии были остановлены же самим Сталиным, виновные - наказаны, а репрессии, по сути, были продолжением гражданской войны, и в том же Казахстане вершились руками и казахов. По совокупности, казахи перешли от кочевого образа жизни к достижениям в составе первого мира, тогда как, для примера, кочевые индейские народы Америки закончили свое существование печально, "нет тела - нет дела".

Согласно пропонентам сталинизма, жестокость и политика силы были реальностью того времени, массовый голод затронул и США, и Британскую империю, приводятся примеры. Концлагеря были придуманы и применены британцами еще в англо-бурской войне, массовые убийства происходили и с той, и с другой стороны. Атомные бомбардировки Японии США - одно из самых жестоких массовых убийств в истории. Международное же значение СССР, утвердившего интернационализм и равные права трудящихся во времена сегрегации и полового, расового и прочего неравноправия, переоценить невозможно. Роль Сталина как лидера, переигрывавшего мировые элиты и не испытывавшего никаких иллюзий ни по поводу мотивации друзей и противников, ни по поводу будущего, заслуживает признания, которое он получал от многих политиков и интеллектуалов той эпохи, включая Бернанда Шоу, Ромена Роллана и Лиона Фейхтвангера. Отдельно стоят достижения той эпохи в области развития науки, образования и культуры в самых, казалось бы, неподходящих для этого условиях, вплоть до персональной поддержки Сталиным развития русского балета и посещения им каждой премьеры. В качестве примера управленческих успехов правящей команды СССР приводится переброска 41 тысячи советских предприятий в считанные месяцы 1941 года за Урал. И так далее.

Аргументы сторон можно приводить долго, но, подытоживая, хотелось бы добавить, что, как явление, сталинизм, наверное, был неизбежен. За любой эпохой потери ответственности в обществе следует процесс мобилизации.

В любом случае, история не знает ни сослагательных наклонений, ни возврата в прошлое, которое нельзя изменить или переписать "мелом истории". К своей жизни надо относиться с уважением, и брать из нее то положительное, что может понадобиться сегодня, и с этим уважением всегда будут считаться на мировой арене: воздают же должное китайцы противоречивой фигуре Мао, как китайскому сталинисту, и добиваются успехов в своем развитии, став второй экономикой мира. Единство нации, в том числе и во взглядах на свою историю, есть необходимое условие дальнейшего развития и защиты нынешних интересов от давления извне - никто не отменял конкуренцию и борьбу государств. Однако, если вдруг появится запрос времени на новых сталиных или чингисханов, то они появятся, не спрашивая никого из участников этих дебатов.


Нравится
Поделиться
Хотите больше статей? Смотреть все
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц