Tengri FM Жұлдыз FM МИКС Победители Законы Казахстана Мultispace Самрук-Казына 25 лет Независимости
KZ RU EN
Написать нам +7 (727) 3888 138 +7 (717) 254 2710
искать через Tengrinews.kz
искать через Google
искать через Yandex
USD / KZT - 335.61
EUR / KZT - 361.32
CNY / KZT - 48.79
RUB / KZT - 5.26
X
98 0 0 0 0

Йемен преткновения

02 апреля 2015, 15:13
3

Пока затишье. Очень хрупкое и какое-то предательское затишье. Предательское потому, что на саммите Лиги арабских государств (ЛАГ) в Египте ни о каком вселенском арабском единстве речи не шло вообще. Как и о мире. Короли, президенты и шейхи разговаривали о войне. Все на одного. Один - это Йемен. Все - это монархии Аравийского полуострова и иже с ними - Египет, Пакистан и Турция.

И здесь возникает, ну, в общем-то законный вопрос: "А из-за чего, собственно, весь сыр-бор?". Нефти на полуострове, как у дурака махорки. У Йемена, правда, запасы стремительно истощаются. Но в этом случае Йемен должен был развязать войну, а тут, наоборот, бомбят Йемен. Причем, бомбит мгновенно созданная коалиция. Мгновенно потому, что президент Йемена Абд-Раббу Мансур Хади бежал из страны в среду, 25 марта, а 26 марта коалиция начала боевые действия.

А теперь несколько слов о сбежавшем президенте. Он выиграл выборы в 2012 году, но его победа не стала неожиданностью, ибо Хади был ЕДИНСТВЕННЫМ кандидатом на пост главы государства. Избран он был на два года, дабы время, оставшееся от свергнутого предшественника Али Абдаллы Салеха, не кануло в безвластие. Два года прошло, однако господин Хади, заручившийся к этому времени поддержкой США, решил, что страна в опасности, а он совсем не устал. К тому же, на территории Йемена появилась американская база, штаб по борьбе с "Аль-Каидой" в Йемене. Ну, а где еще? Ведь господин Хади предупредил мир, борьба с "Аль-Каидой" в одиночку ввергнет Йемен в гражданскую войну похлеще афганской. Правда, когда вооруженные шииты подступили к базе слишком близко, американские морпехи тихо слились вместе с оружием. Ну а что? Они же морпехи.

И тут началось.

Вернее, началось это давно, сразу после смерти пророка Мухаммеда, когда сунниты и шииты начали битву за влияние в исламском мире. Шииты составляют, по разным оценкам, 15-20 процентов от общего числа мусульман. А роль главного защитника шиитского меньшинства, так уж получилось, отошла к Ирану. И там, где шииты начинают собираться больше трех в одном углу, можно смело задавать риторический вопрос: казалось бы, при чем тут Иран?

И вот же странно: в странах, где большинство населения - шииты, у власти почему-то сунниты. Так было в Ираке при Саддаме Хуссейне, так сейчас в Бахрейне и, что важно для понимания нынешней ситуации, так до последнего момента было в Йемене.

После того, как Саддама демократично вздернули на рее, шииты под руководством Муктады ас-Садра забрали власть себе. В Бахрейне ошметки арабской весны приподняли шиитов над суннитской действительностью, но мгновенная реакция Саудовской Аравии помогла властям Бахрейна остудить 50 человек навечно, остальные пока затаились. Правда, время от времени шиитское большинство точечно в мозг нервирует короля Хамада ибн Ису аль-Халифу.

И вот настал черед Йемена. Конфликт, мирный, замечу, между шиитами и суннитами начался в 2004 году. К 2009 году мирные акции протеста переросли в масштабное вооруженное противостояние между шиитами и двумя армиями - собственно йеменской и… правильно! Саудовской.

В 2010-м власти и шииты заключили перемирие, которое продлилось год, и в 2011 году началась война между шиитами, суннитскими неправительственными организациями и суннитской же "Аль-Каидой". Три года конфликт мучительно тлел. За это время йеменские шииты превратились в хуситов, по имени своего лидера Абдулы Малика аль-Хуси. Все понимали, рано или поздно война начнется, надо лишь масла в огонь плеснуть. В итоге, плеснули не масло, плеснули бензин.

Правительство Хади отменило субсидии на нефтепродукты, и бензин подорожал в два раза. Это был август 2014 года. К октябрю хуситы окружили столицу Йемена, взяли город Дамар с населением 350 тысяч и базу Первой бронетанковой дивизии. А еще через пять месяцев хуситы уже контролировали почти всю территорию Йемена. Армия республики практически в открытую перешла на сторону шиитов, потому что армия осталась верна свергнутому президенту Салеху, шииту по вере.

И вот он, март 2015 года. Президент Хади бежит в Саудовскую Аравию, королевство сколачивает военную коалицию, и первые бомбы ложатся в цель. При этом хуситы сбивают один самолет коалиции. Вернее, не хуситы. Лично у них средств ПВО нет. А у армии Йемена - есть.

Еще через день начинается саммит ЛАГ в Египте, где Хади просит о помощи, хотя заявление об отставке написал сам и сам же от своих слов отказался. Да и как не отказаться, если целый Госдеп США признал его законным главой государства.

Пока идет саммит, армия саудитов проводит совместные учения с пакистанским спецназом, а сразу после окончания встречи ЛАГ на высшем уровне вдруг звучат два взаимоисключающих заявления. Первое - от короля Саудовской Аравии. От третьего лица, как и принято у королей. Мы готовы к переговорам со всеми сторонами. Второе заявление - итоговый документ саммита - коалиция готова начать сухопутную операцию в любой момент. При этом второе заявление подкрепляется решением ЛАГ создать единые арабские вооруженные силы - 40 тысяч личного состава. Штаб - в Каире.

Звучит нехорошо.

И тут на первый план выходит невидимый фактор Ирана. Дело в том, что восточные, самые нефтеносные провинции Саудовской Аравии населены шиитами. Они же - основные работники на месторождениях. Саудовские шииты бунтовали уже не однажды. Первый бунт закончился небольшими уступками со стороны королевской семьи и полным запретом массовых акций протеста. Второй произошел совсем недавно и был жестко подавлен со смертельным исходом. Примерно так же Иран способен раскачать Бахрейн, заодно посадив на качели вторым номером Оман. Надо сказать, что Эр-Рияд за последние несколько лет с треском проиграл Тегерану в геополитические нарды по всему Ближнему Востоку. Самый яркий пример - Сирия. Именно Тегеран не позволил Саудовской Аравии и Катару свергнуть Башара Асада.

Но в случае с Йеменом дело не в смене власти. В случае с Йеменом дело в том, кто и как будет контролировать Баб-эль-Мандебский пролив. Через него идут танкеры с нефтью из Персидского залива в Европу и США, и кто будет контролировать пролив, тот и молодец. А значит, война в Йемене идет не между суннитами и шиитами, а между Йеменом, читай Ираном, и Саудовской Аравией.

И последнее. Если переговоры по ядерной проблеме Ирана завершатся положительно, то на международной арене появится новый игрок, не отягощенный санкциями. Игрок, у которого второе место в мире по запасам нефти, и четвертое по запасам природного газа. Спрашивается, зачем Саудовской Аравии такой конкурент? Посему вероятность того, что сунниты в ближайшее время устроят войну чужими руками, повысится до уровня: "Аллаху акбар!".


Нравится
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц