KZ RU EN
Написать нам +7 (727) 3888 138 +7 (717) 254 2710
искать через Tengrinews.kz
искать через Google
искать через Yandex
USD / KZT - 337.37
EUR / KZT - 378.29
CNY / KZT - 50.58
RUB / KZT - 5.30

Мы имеем дело пока лишь с разрозненными, автономно действующими радикальными ячейками

07 июня, 19:31
15

По событиям в Актобе идет очень большой поток информации, различных экспертных комментариев. Если в первый день основной проблемой были фейковые видео и сообщения, которые, не перепроверяя, некоторые СМИ сразу подхватили и начали транслировать, то теперь еще появились различные вольные интерпретации произошедших событий. Конечно, каждый имеет право высказывать свое мнение, соглашаться или не соглашаться с официальной версией, но одно дело, когда в фейсбуке рассуждают, был ли теракт на самом деле или нет, может, это был срежиссированный спектакль спецслужб, а нападавшие были не террористы. Это еще можно как-то понять, поскольку в соцсетях сидят разные люди. Но другое дело, когда эти посты перекочевывают на страницы вроде бы серьезных интернет-изданий, и начинается просто лишь фантазирование на заданную тему.

К сожалению, это реальные события. И, судя по характеру действий, по целям атаки, радикалы планировали осуществить серьезную акцию, но их планы были сорваны, благодаря чему нам всем удалось избежать масштабных последствий теракта.

Судя по всему, группа, действовавшая в Актобе, состоит из остатков (вернее осколков) радикальных ячеек, ликвидированных спецслужбами в этом регионе в 2011 году. На тот момент, многим из вчерашнего списка подозреваемых лиц было по 24-25 лет, а самому младшему получается было тогда 14 лет. И их радикализация прошла, скорее всего, под впечатлением событий 2011-2012 годов и последующей накачки внутри их джамаата темы войны в Сирии - обычно так переходили от обсуждения общерелигиозных тем к теме джихада. Поскольку, по данным нашего исследования касательно участия казахстанских граждан в сирийском конфликте, было тоже выявлено, что радикализация многих из них произошла под влиянием событий 2011-2012 годов.

Интернет-пропаганда также играет большую роль - многие просто не представляют, какое активное общение идет сегодня в различных соцсетях, как там молодые люди подпитываются новыми идеями. Если родители не знают элементарно, с кем там в Вконтакте переписывается сейчас их ребенок, то никаким правоохранительным органам это тем более невозможно отследить. В прошлом году 13-летняя девочка из Алматы чуть не уехала в Сирию, при этом она не ходила в мечеть, не читала намаз, обычный подросток, но заобщалась не с теми людьми в Вконтакте, поддалась уговорам, взяла билет - благо успели перехватить по дороге в другом городе.

В 2011-2012 годы большинство акций не были тщательны спланированы, а были организованы спонтанно, кроме 2-3 случаев, может. А в основном члены банд - по сути многие группы были полукриминальными бандами, промышлявшими иногда грабежами, разбоем - шли на акции, подогреваемые общей бравадой (кстати, некоторые из участников нападений в Актобе имели судимости по уголовным статьям (разбой, кража), а один даже отсидел срок за убийство. Это означает, что тюрьмы продолжают производить новых экстремистов. Мохаммед Мера, который расстрелял в 2012 году детей в школе во французском городе Тулуз, тоже был обычным парнем, тусовался на дискотеках и однажды попал в тюрьму за кражу скутера. Вышел из тюрьмы и поехал сначала в Египет, Таджикистан, затем в Пакистан, где примкнул к Аль Кайеде, потренировался там два месяца, и, вернувшись, устроил стрельбу в школе. А недавно в Сирию уехали его сестра и двоюродный брат).

События в 2011-2012 годах, как уже было сказано, чаще всего развивались спонтанно (конечно, до этого они обсуждали между собой идею совершения "джихада", но в общем, тщательно акцию не планировали) - узнав, что полицейские вышли на их след или проверяют круг их связей, молодые ребята, собираясь у кого-то во дворе или квартире, решают, что им надо дать сегодня, сейчас совершить джихад.

Позавчерашнее фейковое видео из рекламы какого-то фильма, наверное, поэтому и разлетелось быстро, поскольку реалистично передана и манера, и лексика многих молодых ребят, подбадривающих друг друга перед выходом на дело. И большинство таких групп были, как правило, плохо оснащены - максимум тт-шки и обрезы. Поэтому чаще всего первыми объектами нападений становились сами силовики - на них нападали именно с целью захвата оружия.

Во вчерашних событиях в Актобе, очевидно, произошло примерно то же самое - спонтанные действия одной из таких радикальных ячеек. Здесь многие задают вопросы: а почему они одеты как попало, в шортах или в оранжевых спортивках? В 2011-2012 годы, кажется, только таразский стрелок Кариев был экипирован специально (но он готовился специально несколько дней и всю ночь "накачивался" еще), а в основном это обычные молодые люди без специальной подготовки, еще даже утром не думавшие, что в этот день пойдут на "джихад". В этом плане нам, конечно же, в некотором смысле повезло, что в нападении участвовали не специально подготовленные террористы-подрывники, а банда бывших мелких уголовников. Но уже не простых уголовников, а заряженных определенными идеями. Наша задача - чтобы это поколение доморощенных экстремистов, не сменило поколение подготовленных террористов.

Отсюда и не совсем утешительный вывод о том, что угроза экстремизма и терроризма это уже долгосрочный тренд, и мы будем, возможно, сталкиваться с волнообразным проявлением всплесков радикализма.

А утешает то, что, в отличие от других государств, которые также давно столкнулись с этой угрозой и которым противостоят организованные радикальные силы и конкретные террористические группы, мы имеем дело всего лишь с разрозненными, автономно действующими радикальными ячейками. Кто бы что ни говорил об ответственности спецслужб в связи с событиями в Актобе, им в эти годы удалось не допустить самого главного - институционализации угрозы терроризма. Говоря проще, еще далеко не все потеряно.

По характеристике этих ячеек, что они представляют собой, по классификации всех этих групп напишу позже.

Автор:
Ерлан Карин

Нравится