1. Главная
  2. Почитай

Дом-2. Еще одна попытка убедить казахстанцев не выходить из комнаты

Журналист Ренат Ташкинбаев продолжает наблюдать за тем, как живет Алматы в условиях карантина и чрезвычайного положения.

В Алматы солнце било в окно так, как, кажется, никогда не било. Да, может быть, день, был не самый теплый, но именно в этот момент почему-то улица так к себе манила.

Все кругом повторяли нараспев: не выходи из комнаты, не совершай ошибку. Вроде уже никто и не выходил, по крайней мере, все говорили всем: мы сидим дома. А выглянешь на улицу - люди ходят, гуляют.

И как не гулять, когда так заманчиво светит солнце.

Кажется, вот сейчас алматинский памятник Виктору Цою запоет своим узнаваемым, как будто простуженным голосом: "Весна, я не могу усидеть дома. Весна, где моя голова?"

Политики, бабушки, люди в социальных сетях кричат на тех, кто выходит, мол, что ж вы не слушаетесь-то? А те отвечают, да слушаемся мы, это ведь только на десять минут и только вокруг дома.

Чем больше продолжается этот домашний режим, тем, кажется, больше люди чувствуют, что что-то не то, как поет один ленинградский исполнитель: "Все это похоже на какую-то разводку: наркотики нельзя, но можно водку".

Да нет, вы не подумайте, я не к тому, что не надо соблюдать режим, соблюдать его очень даже нужно. Я полностью поддерживаю все рекомендации и ВОЗ, и нашего правительства, чтобы скорее этот вирус был побежден (ну или что там с ним сделают) и мы бы вернулись к привычной жизни.

"Тогда зачем ты это все пишешь?" - спросят люди. Это просто наблюдения. Хочу зафиксировать вот это вот все. Ведь так странно, так необычно мы еще не жили. Кто-то сравнивает с 90-ми, да, тогда было тяжело, но все-таки это не 90-е. И сейчас вообще все по-другому.

Мне нужно было срочно кое-что забрать у знакомых. Они люди в возрасте и предложили, чтобы не нарушать карантин, следующий выход: я позвоню в домофон, они повесят пакет с тем, что я должен забрать, на ручку двери снаружи. Откроют мне подъездную дверь, я поднимусь и заберу пакет. Это чтобы не было контакта. Я так и сделал.

Но люди все равно в тот день выходили на улицу и с подозрением смотрели на тех, кто без маски. Я наблюдал. Вот стоит парень, курит и вертит на пальце одноразовую маску. Зачем ему теперь эта маска? У других одноразовые маски, уже использованные, висят в автомобиле на зеркале заднего вида. Они наденут их, когда будут заходить куда-то, не для того, чтобы спастись от вируса, нет, а для того, чтобы другие, глядя на них, были спокойны. Это как мама говорит сыну-гуляке: главное, шапку надень.

В одном из районов Алматы кто-то клеит рукописные объявления. Судя по почерку, это ребенок.

Там написано: "Желаю, чтобы никто не заболел коронавирусом". Написано, может быть, с ошибками, но замечать их почему-то не хочется, очень уж искренне выглядит послание.

Учитель русского языка, прочитав это письмо, заметила: ошибок нет только в слове "коронавирус". Но она призналась, что все равно бы поставила этому ребенку "5" и еще добавила бы пятерку за человеческую солидарность.

Подходил к концу вечер очередного дня на карантине. В Алматы вокруг своего района гуляли люди. Соблюдали дистанцию. Но гуляли. Многие из них еще не знали новость об ужесточении режима. Власти приняли решение запретить людям выходить просто так на улицу. Теперь только по делу, говорят они, например, в магазин или на работу.

Иногда кажется, что все это какое-то кино. Или реалити-шоу. "Дом-2" какой-то. Но это реальная жизнь. Так и живем.