"Черный лебедь" и желание убивать. Легка ли жизнь артистов балета

25 ноября 2017, 15:22
7
Фото взято с сайта astanaopera.kz
Фото взято с сайта astanaopera.kz

Яркие и харизматичные артисты балета блистают на сцене, но что скрывается за этим блеском - часто остается без внимания. О внутренней кухне работы артистом балета в интервью с корреспондентом Tengrinews.kz поделились звезды театра "Астана Опера". 


Фото взято с сайта astanaopera.kz

"Вышел с травмой на сцену - сказали, что сыграл лучше прежнего"

"Ноги - это наш хлеб, и первыми страдают именно они. Самое печальное для артиста - это травмы. Это выбивает из колеи, нужно проходить курсы лечения, восстанавливаться, реабилитация. У меня серьезных таких травм не было, но были ушибы", - рассказывает солист "Астана Опера" Рустем Сейтбеков. 

В феврале 2016 года артист получил травму во время генеральной репетиции за день до выступления. 

"Мы были на гастролях в Мариинском театре. Я получил ушиб большого пальца. Это для меня был большой шок, я решил, что это перелом, до такой степени он опух, я его не чувствовал и не мог обувь надеть. К счастью, врачи заверили, что перелома нет. Я с болью в ноге вышел на сцену. Но через боль получилось так естественно показать страдания персонажа, что после спектакля ко мне подходили артисты, педагоги и говорили, что я так реалистично показал внутреннюю боль Квазимодо... Но мне на самом деле было очень больно, я хромал, и это было очень правдоподобно", - смеясь, рассказывает Рустем. 


Фото взято с сайта astanaopera.kz

Похожая история произошла и у другой артистки театра Мадины Баспаевой. 

"Мы играли "Бахчисарайский фонтан" (балет Асафьева - прим. автора), я простыла, у меня была температура 40 градусов. Перед первым актом мне поставили укол, и я станцевала нормально, второй акт тоже, но к третьему акту мне стало очень плохо. Однако я все же вышла на сцену. В третьем акте мы играли сцену с Гиреем, моя героиня (Мария - прим. автора) страдала по убитому возлюбленному. После выступления мне все говорили: "Мадина, ты настолько прожила, ты так это сыграла, что мы так поверили тебе!" А мне действительно было плохо, температура 40 градусов, у меня было такое состояние ужасное, а коллеги меня особенно хвалили именно в этом выступлении", - вспоминает Мадина.

Что правда в "Черном лебеде" Даррена Аранофски? 

На вопрос о "Черном лебеде", психологическом триллере 2010 года о балерине (исполняет Натали Портман), которая медленно сходит с ума во время постановки "Лебединого озера", артисты "Астана Опера", смеясь, отвечают, что слышат его слишком часто. 


Кадр из фильма

"Мне не понравился этот фильм, там все слишком утрировано. Но, знаете, у нас нет таких отношений, как там. Мы все друг друга знаем с юности, мы поддерживаем друг друга, у нас нет таких отношений с руководителями, с педагогами. И браться за роль и так с ума сходить - у нас такого нет. Но я очень много наслышана о Европе, и мне кажется, что в Европе такое может быть. И это не есть хорошо", - заключила артистка балета Айгерим Бекетаева. 

По словам Айгерим, играющей Эсмеральду в балете Ролана Пети "Собор Парижской Богоматери", Переживать своего персонажа полезно, но именно актер должен вдыхать жизнь в своего героя, а не наоборот. Следуя этому правилу, несмотря на одинаковую хореографию и костюмы, Эсмеральда Айгерим Бекетаевой и Эсмеральда Мадины Баспаевой, также исполняющей эту роль в другом составе труппы, разные по характеру. На сцене театра в Генуе (Италия) зрителям были представлены оба состава балета "Астана Опера" и оба заслужили многочисленные восторженные отзывы. 


Фото Tengrinews.kz

"Нам хотелось вас убить". Легко ли играть злодея? 

Современный кинематограф подарил нам массу харизматичных злодеев, которые порой становятся даже популярнее своего оппонента - положительного персонажа. На сцене театра ситуация несколько иная, здесь артисты напрямую эмоционально взаимодействуют со зрителями, а их герои должны вызывать сильные положительные или отрицательные эмоции. Как с этим справляются наши артисты, рассказал исполнитель партии Фролло в "Соборе", лицемерного монаха, снедаемого похотью и жаждой мести, Серик Накыспеков. 

"Партия Фролло - моя первая отрицательная роль, и я очень переживал, смогу ли. Играть двоих на сцене тяжеловато: надо играть и монаха, и в то же время извращенца. (...) Когда танцую, стараюсь контактировать со зрителями, взглядами встретиться. Запомнилось одно выступление в нашем театре. У меня был момент, когда я должен был просто стоять. Думаю, что зря стоять, "скушаю"-ка я кого-нибудь из зрителей и я поймал взгляд одной женщины в зрительском зале", - делится артист.

Однако все пошло не совсем по плану. 

"Я смотрю на нее и чувствую, что это она меня "кушает"! В ее взгляде было столько презрения: "лицемер, всех подставляешь". Меня аж в дрожь бросило. Такие моменты бывают. В Санкт-Петербурге тоже подошли три девушки и говорят: "Нам весь спектакль хотелось вас убить". Мне было приятно, ведь это была моя задача - довести свой персонаж до такого состояния, чтобы разозлить зрителей", - говорит Серик. 


Фото взято с сайта astanaopera.kz

Джеки Чану и не снилось. Насколько часто артисты попадают в больницу 

"Для обычных людей травмы - это серьезно, они отдыхают, восстанавливаются, берегут себя. Но для артистов балета это не считается трагедией, если у тебя роль, все равно нужно ее танцевать. Мы, конечно, понимаем, что все это, возможно, скажется потом, но готовы идти на такие жертвы. На сегодняшний день все, что у меня есть, - это балет, я живу, я дышу им", - поделилась мнением Айгерим Бекетаева. 

Девушка получила травму подушечки на стопе под большим пальцем в 15 лет, из-за чего ей пришлось взять годовой отпуск. К счастью, тогда Айгерим уже была твердо уверена, что готова посвятить театру свою жизнь, и активно восстанавливалась ради сцены и зрительских аплодисментов. 


Фото предоставлено пресс-службой "Астана Опера"

Но порой сильная боль и тяжелое физическое состояние заставляют задумываться о том, чтобы отказаться от балета. Один из таких переломных моментов вспомнил Серик Накыспеков. 

"У меня была травма на стопе, от нагрузок воспалилось сухожилие. Несколько лет терпел боль, но в последний год не мог даже спать толком. Боли были жуткие. Подвернулся случай в Санкт-Петербурге прооперироваться, и я решился", - рассказывает Серик. 

По его словам, врачи тогда сказали, что восстановление займет месяц, но все затянулось почти на полгода.

"Оказалось, что я запустил себя и физическая форма начала сдавать. В итоге после операции я еще пять месяцев восстанавливался, 2,5 месяца я провел на костылях. В тот момент я начал серьезно задумываться, стоит ли оставаться на сцене", - вспоминает артист. 

По возвращении в театр Серика ждал еще один неприятный сюрприз. Из-за длительной отлучки тело забыло многие движения, и то, что раньше давалось без труда, теперь приходилось разучивать заново. 

"Почему я тогда не ушел? Мне очень помог наш директор балетной труппы. Он тогда дал мне стимул, отправил на конкурсы, хотя мне казалось, что я не справлюсь. Но он сказал мне: "Что ты теряешь? Пробуй". И я попробовал. Выступил в США и в Москве, аура большой сцены повлияла волшебным образом. И те зрители, они очень искушенные, и их аплодисменты вдохновили меня, и я начал активно заниматься", - признался Серик. 

Впрочем, опасности подстерегают артистов каждый день. Уже будучи в Генуе на презентации итальянской публике "Собора Парижской Богоматери" в исполнении казахстанских артистов, Серик получил сотрясение мозга. 

"Еще на первой репетиции один артист случайно задел станок и он упал. А я как раз лежал под ним, мне попало по голове. Врач сказал, что это сотрясение. Два дня ходил, не мог заниматься, тошнило сильно. Сейчас, к счастью, все прошло", - говорит Серик. 


Фото Tengrinews.kz

"Работал на десяти работах сразу". Разговор о финансах 

На вопрос о финансовой стороне карьеры артисты признаются, что поначалу работа не приносит особой прибыли. До тех пор, пока артист не получит первое признание, ему предстоит долгая и упорная работа на сцене и за кулисами.

"Самый тяжелый период для меня был, когда я окончил академию балета имени Вагановой (Санкт-Петербург - прим. автора) и  вернулся в Алматы. У меня было несколько контрактов на рассмотрении за границей, меня приглашали в Петербург, США. Но отцу пришлось сделать операцию, и я остался с семьей. Когда работал в Алматы, у меня зарплата была 43 тысячи тенге. Этот год был для меня очень тяжелым. Приходилось работать на двух-трех работах. Был период, месяца три, пока отец не восстановился, я работал на десяти работах сразу. Приходилось как-то все это держать. Но театр я не забросил, старался постоянно заниматься. Спал тогда совсем мало, но приходилось как-то выкручиваться", - вспоминает Серик Накыспеков.

По признанию артиста, в самый тяжелый период он совмещал четыре работы сантехником, две - охранником, одну - плотником, а также занимался балетом и выступал на свадьбах и корпоративах. 

"Поначалу всегда тяжело, приходилось где-то подрабатывать. По возможности выезжаем на гастроли, как дополнительный заработок, это помогает", - поделился Рустем Сейтбеков. 


Фото предоставлено пресс-службой "Астана Опера"


Нравится Поделиться
Показать комментарии (7)
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц