Tengri FM МИКС Победители Панфиловцы Законы Казахстана UIB & Tengri Open Ёлка желаний Путешествия
KZ RU EN
Написать нам +7 (727) 3888 138 +7 (717) 254 2710
искать через Tengrinews.kz
искать через Google
искать через Yandex
USD / KZT - 335.33
EUR / KZT - 395.49
CNY / KZT - 50.75
RUB / KZT - 5.70

Из истории казахского алфавита: арабская графика – латиница – кириллица

18 октября, 15:36
32

Быть или не быть новому казахскому алфавиту на основе латиницы? Казалось бы, еще недавно данный вопрос витал где-то в воздухе, время от времени напоминая о себе в средствах массовой информации и взбудораживая умы общественности на короткое время, а затем вновь исчезал во временном пространстве.

После внесения Республиканским координационно-методическим центром развития языков имени Шаяхметова нескольких проектов нового алфавита обсуждение перехода казахской письменности на латиницу приобрело новый виток, перенеся центр тяжести решения проблемы уже в область орфографии казахского языка. Главную обеспокоенность у общественности вызвала "судьба" девяти букв (по новому алфавиту их стало восемь), обозначающих специфические звуки казахского языка.

Как известно, почти сто лет назад казахская письменность пережила подобную реформу, когда латинский алфавит заменил нам арабскую графику.  Дабы узнать, как проходили предыдущие кампании по замене казахской письменности, а также сравнить ключевые моменты обсуждения вопросов казахского алфавита в прошлом и в настоящем, предлагаем читателям совершить небольшой экскурс в тот исторический период отечественной истории, обозначив его коротко: арабская графика – латиница – кириллица.

Принятию Центральным Исполнительным Комитетом Казахской АССР (КазЦИК) 14 декабря 1928 года декрета  о введении нового алфавита предшествовали долгие и бурные дискуссии, съезды тюркологов, межреспубликанские совещания стран Средней Азии. Но я хотела бы остановиться собственно на дискуссии, проходившей в Казахстане в 1924–1927 годы между так называемыми консерваторами (арабистами) и новаторами (латинистами), так как именно они были призваны обсудить все вопросы за и против, касающиеся нового алфавита, с учетом особенностей казахского языка.

Самым примечательным является то, что имеется много схожих моментов, ситуативных и организационных, в мероприятиях по разработке и введению нового алфавита тогда и в настоящее время.

Здесь следует отметить, что и тогда кампания по латинизации пришла в Казахстан сравнительно позже, чем в другие тюркоязычные союзные республики. Это объясняется наличием на тот момент хорошо продуманного и научно обоснованного алфавита на основе арабской графики, разработанного Ахметом Байтурсыновым, с учетом фонетических особенностей казахского языка. На нем были изданы различные учебники, пособия по ликвидации неграмотности населения, благодаря которым были достигнуты заметные успехи на ниве просвещения. Алфавит Байтурсынова в народе закрепился под названием "төте жазу", он применяется нашими соотечественниками, проживающими за границей, по большей части в Китае, и в настоящее время.


Ахмет Байтурсынов. Фото из фондов ЦГА КФДЗ РК.

Именно Ахмет Байтурсынов являлся главным оппонентом латинистов-новаторов, выступал против перехода на латиницу, выражая свою позицию следующим образом: "Мы, казаки (с целью сохранения достоверности наименование "казаки", применявшееся до 1936 года, дается без исправления), давно определили основные элементы своей речи, обозначили их соответствующими знаками, пишем хорошо, читаем хорошо, усваиваем грамоту гораздо легче и скорее, чем русские, немцы, французы, англичане и другие. Чего же нам еще? Нет, говорят, нам надо переменить свой шрифт на латинский, потому что наш шрифт не наш – арабский...".

Основываясь на собственных суждениях, а также с учетом опыта некоторых мировых ученых в области языка, Ахмет Байтурсынов ставит перед дискутирующими следующие вопросы, вокруг которых в основном и разгорелись споры: насколько годна та или другая система шрифта для полного изображения основных элементов речи данного языка, по какой системе читаются скорее печатный и рукописный тексты, по какой системе пишется скорее и написанное разбирается лучше, какая система шрифта является более удобной для типографской техники, какая система удобнее для обучения грамоте, а также сравнительная внешность – красота печатного, рукописного текста и "гигиеничность" для глаз.

"Арабисты" во главе с Ахметом Байтурсыновым считали, что "запас знаков для обозначения звуков казахского языка у арабской системы более благоприятный, чем у латинской, так как для обозначения звуков казахского языка 19 знаков арабской системы взяли без изменения начертания и звукового значения и 5 знаков с изменением начертания и значения. В латинском алфавите 15 букв могут служить без изменения начертания и 7 букв с изменением начертания и звукового значения. А для звуков казахского языка совсем нет подходящих знаков и выдуманы буквы…". Вместе с тем, призывая латинистов акцентировать внимание на научности вопроса, "главный арабист" констатировал, что с одной стороны латинский алфавит в том виде, в каком он существует на Западе, не удовлетворяет звуковому составу [ЮО1] тюркских языков на 25-30 процентов и что для приспособления его к звукам тюркских народностей потребуется реформа. А это, в свою очередь, означало, что ни одним комплектом готового шрифта без приливки дополнительных знаков и ни одной пишущей машинкой без внесения соответствующих изменений нельзя будет воспользоваться.

Основным сторонником, а также идейным вдохновителем перехода на новую письменность на основе латиницы был Тельжан Шонанов, который приводил следующие доводы против арабского шрифта: "Главнейшие недостатки этого алфавита следующие: употребление диакритических знаков, применение 3-4 изображений (в начале, середине, конце слова и отдельно) для одной и той же буквы, нечеткость очертаний для чтения; письмо справа налево, затрудняющее типографскую работу и не позволяющее применение новых наборных машин: невозможность изобразить арабским шрифтом ноты, научные формулы и понятия; замедляющее действие процесса письма, недостаточно точная передача звуков казахского языка, невозможность научной транскрипции арабским алфавитом; понижение производительности  труда наборщиков, употребление вспомогательных средств печатания…". Латинисты также считали, что "хорош тот алфавит, который дешево и легко применяется в полиграфическом производстве, легко усваивается при обучении и удобен для письма. Такой алфавит, какое бы название он ни носил, не может и не должен служить пугалом для трудящихся...".

Дальнейшую ситуацию, сложившуюся вокруг ново-казахского алфавита узнаем из следующего документа, датируемого 25 маем 1927 года: "Насколько энергично работают латинисты, настолько стойко борется за арабский алфавит часть казахской интеллигенции во главе с известным казахским литератором и ученым Байтурсыновым. Кзыл-Орда, являясь ареной ожесточенной борьбы арабистов и латинистов, еще не решилась на что-нибудь определенное. Но за последнее время после зимних дискуссий и проведенных латинистами докладов и собраний в разных городах Казахстана, казахское правительство начинает относиться несколько благосклоннее к новому алфавиту. Теперь вопрос о новом алфавите в Казахстане дошел до такой стадии, когда правительство должно окончательно определить свое отношение к этому вопросу, когда вопрос из плоскости академических споров должен быть перенесен в плоскость практического осуществления…".

Так, по постановлению правительства республики 19 июня 1927 года начинает функционировать Центральный комитет нового казахского алфавита (ЦК НКА), действовавший до 1937 года, то есть до момента ввода уже другой письменной графики – кириллицы.

ЦК НКА, руководствуясь принципами сингармонизма казахского языка, неискажения без особой нужды общепринятых начертаний и значений латинских языков, соблюдая соответствие знаков аналогическим звукам тюркских языков, разрабатывает проект нового казахского алфавита на основе латиницы. Данный проект был представлен на рассмотрение участников конференции сторонников латинистов, которая проходила 12 декабря 1928 года в Кзыл-Орде (в то время столица Казахской АССР).

С целью унифицирования сграфикой других тюркоязычных республик участники конференции после бурных обсуждений приходят к единогласному мнению об оставлении следующих букв нового казахского алфавита без изменений: 

 
Из фондов ЦГА РК

Для передачи казахского звука "ш" ("ша") было принято решение сохранить латинскую букву "с". Для обозначения мягкости гласных фонем казахского языка были введены дополнительные графемы из унифицированного алфавита тюркоязычных республик: "ә" ("ә"), "у" ("ү"), "ө" ("ө").

В целях полной унификации алфавитов (тюркоязычных республик) были изменены звуковые значения  букв "j" ("и"), "і" ("і"), "ç" ("ж"). Вместе с тем для передачи звуков, не поддающихся некоторых иностранных слов, и для некоторой категории междометий в поэтической речи, строго ограничив их применение особыми правилами в орфографии, было предложено ввести в алфавит дополнительные звуки-буквы –  "һ" ("һ"), "х" ("х"), "f" ("ф").

В конечном итоге путем утверждения унифицированного казахского алфавита в соответствии с алфавитным порядком латинского алфавита и унифицированного общетюркского алфавита был разработан и представлен на утверждение Казахского центрального исполнительного комитета следующий проект новой казахской письменности:


Из фондов ЦГА РК
 
Однако на IV сессии КазЦИКа, проходившей 14 декабря 1928 года, данный проект алфавита утверждается без букв "х" и "f". Общее количество букв составляет 29.

После принятия нового казахского алфавита ЦК НКА начинает работу по разработке казахской орфографии и открывает научную дискуссию на данную тему на страницах печати. Для организации и руководства ею создается орфографическая комиссия в составе Байдильдина, Шонанова и Аймаутова. Также принимается решение заручиться мнениями таких "сведущих лиц", как Байтурсынов, Омаров, Мурзин, Ермеков, Досмухамедов, Сейфуллин, Жансугуров, Ауэзов, профессор Поливанов, профессор Шор и многие другие. Орфографическая комиссия действует до 1937 года. На промежуточных заседаниях комиссии рассматривается вопрос о возвращении исключенных в 1928 году букв "х" и "f". Вопросы, рассматриваемые на заседаниях комиссии, часто были связаны с "орфографированием" интернациональных слов и терминов советизма.

 
Занятия в казахской школе. 1928–1930 гг. Из фондов ЦГА КФДЗ РК

К концу 30-х годов прошлого века в связи со сменой внешнеполитического курса советского государства страна переходит на всеобщую "кириллизацию" письменности. На этот раз обсуждение проекта нового казахского алфавита проходит одновременно с разработкой новой казахской орфографии. Одобряя в целом переход на новый алфавит, составленный на основе русской графики, некоторые члены оргкомитета предлагают отказаться от букв "қ" и "ғ", передавая звуки "қ" и "ғ" буквами "к" и "г". Это мнение сводилось к тому, что при сочетании звуков с твердыми гласными звуки "қ" и "ғ" будут произноситься в значении гортанных звуков "қ" и "ғ", а при сочетании с мягкими гласными – в значении "к" и "г". Однако в связи с тем, что это затруднило бы правописание, данное предложение не было принято. В ходе обсуждения нового проекта поступили предложения исключить буквы "ә", "ө" и "ү", выражающие специфические мягкие звуки казахского языка, передавая их буквами "о" и "у" путем смягчения их русским знаком "ь". Учитывая, что изменение функции того или иного знака невольно приведет к изменению произношения соответствующего звука, данное предложение также было отклонено.

Среди языковедов, литераторов и педагогов большой и оживленный спор вызвал вопрос о включении в новый алфавит буквы "һ", встречающейся в заимствованных арабо-прерсидских словах типа "қаһарман", "шаһар", "шаһзада", в междометиях "аһ", "еһе" и так далее. После детального обсуждения данного вопроса было принято решение включить в новый алфавит букву "һ", как выражающую особую фонему, характерную для казахского языка, хотя и укоренившуюся вместе с заимствованными арабо-персидскими словами. Разработчики новой графики вместе с тем надеялись, что данный шаг откроет широкую перспективу для всемерного обогащения литературного языка в будущем.

Для правильного написания заимствованных слов и научно-технических терминов, пришедших через русский язык, в новый алфавит были включены буквы "ц", "ч", "щ", "ъ", "ь", "э", "ю", "я".

Таким образом, новый казахский алфавит на основе русской графики, состоящий из 41 буквы (32 буквы русского алфавита и 9 букв для обозначения специфических звуков казахского языка), был утвержден указом Президиума Верховного Совета Казахской ССР в ноябре 1940 года.

Как выглядели буквы казахской латиницы на момент замены ее кириллицей, можно увидеть здесь:


Из фондов ЦГА РК

Кто знал, что спустя 77 лет казахский алфавит на основе латиницы вновь вернется, ставя перед казахской общественностью почти те же задачи, над которыми бурно дискутировали представители казахской интеллигенции в 20-е годы прошлого столетия. Беспорным остается тот факт, что и арабисты, и латинисты, а также разработчики кириллицы внесли свою лепту в дело развития казахской письменности, дополняя ее, а где-то сокращая, преследуя в конечном итоге единственную цель – создать рациональный алфавит и соответствующую ему орфографию. Как утверждают ученые лингвисты, идеального алфавита не существует, так как со временем каждый язык может подвергаться фонетическим изменениям, оптимизациям языкового кода, заимствованию общепринятых по международному стандарту терминов.

Завершая наш короткий экскурс в историю казахской письменности, резюмируя вышеприведенные исторические факты и сведения, предлагаю вниманию читателей "формулу построения алфавита" от Ахмета Байтурсынова, озвученную им 10 декабря 1926 года на дискуссионном совещании, проходившем в Кзыл-Орде: "Алфавит есть ни больше ни меньше лишь комплект условных знаков, служащих для изображения основных звуков речи какого-нибудь языка. Чем полнее и точнее передает алфавит элементы речи, чем легче по нему учиться грамоте, чем более удобен для чтения и письма, чем лучше приспособляется к усовершенствованиям техники, тем он считается лучшим. Следовательно, алфавит есть предмет, вполне поддающийся рассмотрению и определению его качества со стороны достоинства и недостатков...".

Публикацию подготовила Гульнар Каратаева – начальник отдела научно-информационной работы и НСА Центрального  государственного архива Республики Казахстан.


Нравится
Поделиться
Показать комментарии (32)
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц