1. Главная
  2. Почитай

"Пациентка стала мамой в 60". Как устроен рынок доноров спермы и яйцеклеток в Казахстане

Интересная и полезная статья ✅ "Пациентка стала мамой в 60". Как устроен рынок доноров спермы и яйцеклеток в Казахстане ⚡ Читайте онлайн публикации на актуальные темы на интернет-портале Tengrinews.kz.
  • ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Vkontakte
  • Facebook
  • Twitter
  • Одноклассники
  • Telegram
Новостью поделились: человек

Фото: Институт репродуктивной медицины Фото: Институт репродуктивной медицины

В казахстанских криобанках не хватает доноров спермы и яйцеклеток, даже несмотря на то, что эта услуга у нас оплачивается. Тем временем количество бесплодных пар растет. Кто они, эти доноры? Почему растет на них спрос? Какие сегодня запросы у пациентов? Как хранится биоматериал и сколько он стоит? Эти и другие вопросы корреспонденты Tengrinews.kz задали экспертам. О женском донорстве рассказал врач-репродуктолог Иван Мельников, о мужском донорстве - уролог-андролог Роман Безруков, также свое мнение высказала агент по подбору доноров яйцеклеток и суррогатных мам Гульнара Мынбаева.

Какие требования к донорам

Иван Мельников, врач-репродуктолог, Институт репродуктивной медицины

"Для доноров-женщин критерии такие. Возраст - до 35 лет, желательно, чтобы был один ребенок, этот ребенок должен быть здоровым, сама женщина должна быть соматически, психически и генетически здорова. У всех мы проверяем кариотип, то есть определяем хромосомный набор. Если в анамнезе у кого-то из ее родственников был муковисцидоз или другие моногенные заболевания, то смотрим доноров на эти патологии. Если женщина-донор эмоционально нестабильна, то направляем ее на консультацию к психологу и психиатру. Также пытаемся отследить ее генеалогическое древо, спрашиваем, болели ли ее родственники какими-нибудь хроническими заболеваниями, кто были ее родители, бабушки, дедушки, каким по счету ребенком она была, в каких условиях росла и т. д". 

 Роман Безруков, врач уролог-андролог, Институт репродуктивной медицины

"Для донора-мужчины важно, чтобы он был не старше 35 лет, иметь одного ребенка ему необязательно. Обязательно делается анализ на кариотип. Донор должен быть соматически, генетически и психоэмоционально здоров, ему нужно будет сдать спермограмму, все необходимые анализы и пройти консультации в психоневрологическом и наркологическом диспансерах. Со всеми донорами общаются наши психологи. Бывает, иногда все хорошо, но что-то настораживает. Один раз мы даже проверяли человека по камерам, он вел себя странно, и мы ему отказали".

Есть ли спрос на доноров и кто эти люди

Иван Мельников

"Спрос на женское донорство был и есть всегда. Это объясняется тем, что у женщин-пациенток, которые еще не выполнили свои репродуктивные планы, может отсутствовать овариальный резерв или он может быть низким. Причиной может быть возраст женщины или какие-то заболевания, которые не позволяют ей воспользоваться своими собственными яйцеклетками. Сюда же относятся и генетические заболевания. Я не могу сказать, что каждая вторая пользуется донорской яйцеклеткой, но спрос все-таки есть. Ко мне на прием в месяц обращаются одна-две женщины. 

Все доноры подробно заполняют анкеты, которые мы потом предоставляем нашим пациентам. Помимо основной информации, они могут посмотреть взрослые фото женщины-донора. 

Доноров-женщин не хватает. Нам приходится искать их, давать объявления, и порой это бывает очень сложно, потому что не каждая согласится быть донором и не каждая сможет подойти. После бесед и УЗИ 50-60 процентов женщин отсеивается. Одного донора-женщину мы можем предложить не более шести пациенткам. Если кто-то из этих пациенток не забеременел, предлагать этого донора мы уже не будем". 

Роман Безруков

"Спрос на доноров-мужчин всегда был высокий. Во-первых, играет роль мужской фактор, когда нарушен сперматогенез, тогда предлагается использование донорской спермы. Во-вторых, одинокие женщины, которые не вступают в брак, не сложилось. В-третьих, генетический момент

Даже если мужчина сильно нуждается в деньгах, но психологически не готов к тому, что на этой Земле будут существовать его дети, он не пойдет на то, чтобы стать донором. На моей практике был один донор-альтруист, ему даже денег особо не надо было, у него такие были жизненные цели. Но такие люди встречаются редко. Приходят люди абсолютно разных статусов. Это могут быть студенты, госслужащие, военные, слесари, сантехники, откуда угодно могут быть. Асоциальных мы не берем по причине их психоэмоционального состояния. Средний возраст донора - 27 лет. 20-летние побаиваются этого, а 35-летним это уже не надо. Все доноры у нас алматинцы. Смысла прилетать из Нур-Султана ради 15 тысяч тенге нет (это вознаграждение за мужской биоматериал - прим. авт.).

Сперму одного донора-мужчины мы можем предложить десяти пациентам. В европейской практике их, пациентов, может быть 20. ЭКО, все вспомогательные репродуктивные технологии - это молодая наука, ей лет 40, из них только последние 15 лет все это активно работает. Поэтому дети от одного донора встретиться еще не могли, таких историй нет, и у нас нет глобальных исследований по этому поводу. Что касается возможных встреч между донором и пациентом, то обычно и те, и другие видеть друг друга не хотят. Такие встречи только в кино. Из фотографий доноров-мужчин мы можем показать только детские. Еще часто наши пациенты просят материал из банков других стран, мы обращались в датский, казанский, канадский".  

У молодых - преждевременное истощение яичников

Иван Мельников

"Мы видим и по российским, и по американским, и по европейским данным, что количество бесплодных пар увеличивается. Если в советское время их было 13 процентов от общей популяции людей, то сейчас 20-22 процента. И здесь могут быть абсолютно разные факторы: и преждевременное истощение яичников, и трубно-перитонеальный фактор, и эндокринный фактор

В последнее время после обследований я вижу, что у женщин, которые не выполнили свои репродуктивные планы, отсутствует овариальный резерв, это преждевременное истощение яичников. К сожалению, эта проблема стала очень актуальна. Я не могу сказать, что является тому причиной, возможно экология. Очень много обращается в том числе и молодых девушек. У меня только за последние два месяца были пациентки в возрасте от 20 до 24 лет с полным отсутствием овариального резерва".

В Казахстане поздно задумываются о детях

"Еще есть тенденция, что женщины в Казахстане поздно задумываются о деторождении. Если пять лет назад все было более ли менее нормально и девушки приходили в свое время, до 30 лет, то сейчас нет. У меня была пациентка, ей 49 лет. Она создала бизнес, вышла замуж и вспомнила, что что-то не сделала, оказывается, ребенка не родила. Вообще, репродуктивный возраст - от 15 до 49 лет, где беременность планируется с 18 до 49 лет. Но на моей практике был случай, когда с донорскими клетками смогла родить женщина и старше 49 лет, ей был 51 год. Это был второй ее ребенок, первый погиб. Правда, такой случай единичный, обычно к этому возрасту уже скапливается куча противопоказаний к беременности. 

В последнее время многие девушки замораживают свои яйцеклетки. Это называется "программа отсроченного материнства", когда женщина, зная, что сейчас она не готова к рождению ребенка, но в будущем хотела бы его иметь, замораживает свои яйцеклетки. Такая процедура стоит примерно 200 тысяч тенге".

Роман Безруков

"Возраст пациентов разнообразный. Средний возраст в браке с бесплодием - 34-35 лет, так как и сами браки сейчас создаются чаще под 30. Часто обращаются со вторичным бесплодием, когда один ребенок есть, нужен второй. У меня был пациент-мужчина, ему было 80 лет. Эти проблемы были всегда, просто сейчас люди более информированы". 

"На этом бизнес не построишь"

Иван Мельников

"Если говорить о женском донорстве, то пациентка может привести в качестве донора свою родственницу, мы проведем стимуляцию яичников, забор яйцеклеток, и эти все яйцеклетки достанутся ей бесплатно. Но доноры, которые приходят со стороны, за свои услуги берут вознаграждение. За стимуляцию - 200-300 тысяч тенге. Если же яйцеклетки берут в нашем центре, то стимуляцию мы проводим за счет клиники, а одна яйцеклетка у нас стоит 90 тысяч тенге". 

Роман Безруков

"У доноров-мужчин это заработок дополнительный, не основной, на этом бизнес не построишь. Мы берем всего 30-40 порций спермы. Донор может обратиться к нам только четыре раза в месяц и получить 60 тысяч тенге, так как наше вознаграждение - это 15 тысяч тенге за одну порцию". 

Биоматериал может храниться как минимум четверть века

Иван Мельников

"Биоматериал замораживают в жидком азоте при температуре минус 196 градусов, в специальном сосуде Дьюара, который маркируется, у каждого сосуда свой номер, все это заносится в базу, и перепутать что-то просто невозможно. Прописано, что он, биоматериал, может храниться до 25 лет, хотя на самом деле гораздо больше".

В Казахстан едут пациенты со всего мира

Иван Мельников

"Иностранцы также могут быть как пациентами, так и донорами нашей клиники. К нам обращаются со всего мира. Едут из Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана, там в принципе не развиты вспомогательные репродуктивные технологии. До карантина было много пациентов из Южной Кореи, Китая, Италии, Канады, Германии. Это можно объяснить тем, что наша медицина качественная и она доступнее, чем в европейских странах

Что касается однополых пар, то, поскольку по нашему законодательству такие браки у нас запрещены, соответственно, и детей с помощью вспомогательных репродуктивных технологий иметь они не могут. Речь здесь идет только о мужчинах без супруги. Одиноким женщинам иметь ребенка с помощью донора разрешается". 

У нас нет единой базы доноров

Роман Безруков

"В Казахстане нужно создать единую базу доноров спермы и ооцитов. У нас есть Казахская ассоциация репродуктивной медицины, где мы об этом давно говорим. Потому что он, донор, может у нас сдать свой материал, потом пойдет в другой банк, потом снова к нам, и это будет для него как источник заработка. Мы, конечно, подписываем с ними бумаги, что они будут только с нами сотрудничать, но фактически проверить это никак нельзя". 

Несколько вопросов мы задали Гульнаре Мынбаевой, агенту по подбору доноров яйцеклеток и суррогатных мам.

- Гульнара, какие запросы у ваших клиентов?

- Запросы у всех разные. Одним важен жуз, другим - фенотип, третьим - главное, чтобы сошлись в цене с донором. Пару раз было такое, что просили подобрать донора с техническим образованием, высоким IQ. У меня как раз была такая девушка, она отлично играла в шахматы, задачи по математике как семечки щелкала. Чаще среди доноров попадаются кареглазые брюнетки, но это скорее не потому, что так хочет клиент, а потому, что мы живем в Азии. Для всех заказчиков главное условие, чтобы женщина-донор была здорова, а остальное - политика, спорт - их особо не интересует.

- Можете ли вы приблизительно подсчитать, на какую сумму нужно рассчитывать тем, кто хочет стать родителями при помощи донора?

- Там несколько этапов. Если подсчитать расходы до забора яйцеклетки и оплодотворения, то вместе с услугами агента и препаратами это выйдет в 2 миллиона тенге. А вся беременность обойдется примерно в 5 миллионов тенге. Но это минимум. Все индивидуально: зависит от здоровья пациента, неизвестно, получится ли с первого раза. Максимум - это может быть безграничная цифра. 

Фото: архив Гульнары Мынбаевой

- Много ли клиентов к вам обращается за помощью?

- В этом году человек 10 было. Ко мне обращаются жители разных стран, говорят, у них процедура донорства гораздо дороже. К примеру, в России - как минимум раза в два. Одной пациентке в моей практике было 60 лет. Ей нужны были женские донорские клетки, там все получилось. У женщины родился ребенок, правда, благодаря суррогатной матери. Бывает, что люди говорят, что хотят пообщаться с донором. А я говорю, да, можете пообщаться, но что вы там увидите. Многие не хотят видеть, чтобы в будущем не было никаких непонятных ситуаций. Вообще, пандемия никак не повлияла на ситуацию на этом рынке. Дети ведь нужны всегда. 

Текст: Анастасия Солнцева. Фото: архив Института репродуктивной медицины