"В Казахстане я был русский, а здесь нерусский". Как в Москве живется художнику с псевдонимом Шеге

05 августа, 11:29
26
Иллюстрация Tengrinews.kz
Иллюстрация Tengrinews.kz

Резюме Владимира Гвоздева, современного казахстанского художника, уже пять лет работающего в России, может впечатлить любого. 20 лет с кистью и холстом на ты, множество персональных выставок в Казахстане (основные, конечно, в любимом и родном Алматы), а теперь в Москве и Сочи.

Мы бродим по выставочному комплексу "Гостиный двор", где с 11 июля по 11 августа Владимир представляет часть своих работ, и очень волнуемся. Встреча с соотечественниками – это всегда особенное событие, с людьми искусства ответственное вдвойне. Никто ведь не отменял тонкую творческую душевную организацию и все эти "художник должен страдать". Не знаешь, в каком настроении сегодня мастер. Но мы зря переживали. Увидев работы Владимира Гвоздева, а в народе просто Шеге, понимаешь, с настроением у этого художника всегда все в порядке. Яркие полотна, выбивающиеся из общего фона сотен других картин, удивляющие, заставляющие смотреть, впитывать, думать, вселяющие оптимизм.

TENGRINEWS : Владимир, мы хорошо знакомы с вашим творчеством. Но расскажите еще раз о себе: откуда вы, с чего начинали?

Владимир Гвоздев, Шеге:

Хотя я родился в России, в Свердловской области, считаю себя казахстанцем. Когда мне было три года, родители переехали в Алматы. Там отец после войны учился в художественном училище. С трех лет я жил там, прожил 50 лет и считаю, что за эти годы приобретен не только ментальный багаж – а я совершенно восточный человек. Я художник во втором поколении и, естественно, интересовался казахским искусством. А непосредственно столкнулся с тем стилем, в котором сейчас работаю – этносимволизмом, в начале 90-х годов. Времена были тяжелые, все стали коммерсантами, включая художников. Ну и я…

У меня был ковровый бизнес. Посредничал между поставщиками и конечным потребителем в реализации казахских национальных ковров ручной работы. Казахские ковры совершенно отличаются от других национальных брендов: персидских, афганских, узбекских. Они своеобразные, немного неказистые, пестрые как сама степь. Бизнес шел неплохо, ковры продавались иностранцам, семья кормилась. И было достаточно много времени, чтобы начать их изучать, потому что они были повсюду – сверху, снизу, везде.

 

Я стал читать литературу, изучать символику, ведь каждый орнамент непременно что-то обозначал. В итоге нашел интересную информацию. В средние века была традиция ковроткания девушкой, которую после свадьбы увезли в другой аул. И с помощью узоров она рассказывала, каково благосостояние ее новой семьи: сколько барашков, лошадей и так далее. Все это было орнаментально закодировано. Попутным караваном молодая жена отправляла ковер своим родственникам. Родители получали ковер, который становился своеобразным письмом от дочери. Такая вот средневековая почта. Меня это все так увлекло! Раньше я ведь не обращал на это никакого внимания, потому что был тотальным импрессионистом, как мой отец.

Я сделал небольшую символическую картину, отнес ее в галерею. Директор отправила картину куда-то в уголочек, за что я на нее даже не стал обижаться, потому что в то время меня еще никто не знал (улыбается). Я тогда еще даже Шеге не был. Через три дня мне звонят и говорят, что мою картину купила стюардесса из "Люфтганзы" за 50 долларов. 20 долларов галерея забрала себе, а 30 остались мне. На эти деньги в то время можно было неплохо прожить целый месяц. Это, безусловно, было счастьем - получить деньги. Но больше всего меня радовал тот факт, что картину забрали за три дня. В этой манере я никогда не работал, это было чудо, данное мне сверху.

TENGRINEWS : А откуда этот задорный псевдоним – Шеге?
Владимир Гвоздев, Шеге:

Последующие 2-3 года после этого случая я вышел из коврового бизнеса, параллельно писал картины. И все время моя русская фамилия никак не вписывалась в создаваемые мною образы. Стал задумываться над псевдонимом. В то время я был женат на своей первой супруге. Нашей дочери уже было три года. Когда аташка спрашивал ее: "Дина, какая у тебя фамилия?", дочка отвечала: "Гвоздева". Ну какая же ты Гвоздева, говорил тесть, ты же Шегебаева. Такая у них была игра.

Они оба смеялись друг над другом. Однажды за ужином я увидел эту игру и понял, что сами небеса подсказали мне, как я должен себя назвать - Шеге. В переводе с казахского означает "гвоздь", а это корень моей русской фамилии. Слово захватывающее, интригующее, может, даже резковатое, но цепляет. Так и состоялся мой псевдоним. Я так понял, что это не просто псевдоним. Эта земля, казахский этнос подарили мне такую уникальную вещь – самоопределение. Мои коллеги часто говорят: "Ты вошел в казахстанское искусство, как гвоздь". Думаю, это мой талисман, как тамга – родовой знак. Этот родовой знак помогает мне по жизни: от чего-то уводит, к чему-то, наоборот, приводит.

TENGRINEWS : Так как же судьба привела вас в Москву?

Владимир Гвоздев, Шеге:

Я 20 лет не был здесь, решил приехать с выставкой. На тот момент был уже 10 лет холостой и совершенно не собирался жениться. Но именно в Москве встретил женщину, которая стала моей судьбой. Как я ее называю, "моя русская жена", хотя она снова совсем не русская, а бурятка (смеется).

Когда я уже уезжал, мои коллеги-казахи говорили: "Володя, мы все прекрасно понимаем. В наше время можно ездить куда угодно и жить где угодно. Но, пожалуйста, не отказывайся от своего псевдонима Шеге". Но об этом вообще не может быть речи. Как можно отказаться от того, что тебе дорого. Пока я дышу, я буду Шеге. Та же история и с гражданством. Я очень ревностно отношусь к таким вопросам. Был и остаюсь казахстанцем.

TENGRINEWS : Расскажите, о чем вы любите рисовать?

Владимир Гвоздев, Шеге:

Миру я рассказываю, как и ковры, о том, где я живу. В рамках художественной выставки "Ярмарка в Гостином дворе", где я занимаю 12-метровый стенд № 22Б, я визуально и пространственно разделил свое творчество на два периода: казахстанский этносимволизм и российский, где я творчески перестраиваюсь под российский рынок.

Есть пейзажи, которые я не делал в Алматы. В этносимволическом периоде все связано с Казахстаном: восточные персонажи, один "Танец с яблоками" чего только стоит. Меня часто спрашивают, есть ли на самом деле такой танец. Конечно, нет. Но я же художник: женщина танцует, почему бы в ее движения не вложить жонглирование яблоками.

Иногда меня спрашивали, почему, живя в Казахстане, я не рисовал лошадей, а в Москве начал. Я думаю, что лошади для меня символизируют семью, отношения. И, создав семью здесь, я почувствовал потребность показывать это через образы лошадей. Есть у меня одна картина, где две лошади заботливо ухаживают, оберегают жеребенка. Ее второе название "Айналайын". Мне очень дорога эта картина. Также в России появились местные пейзажи: цветение багульника, зимние пейзажи, морские. Здесь я просто Гвоздев, приходится заново искать подход к публике. Хотя искусствоведы из Алматы говорят, что при всех моих изменениях руку все равно видно (улыбается).

TENGRINEWS : Мы знаем, что учились вы в театрально-художественном институте. А кто был вашим кумиром в то время? Кто повлиял на стиль?
Владимир Гвоздев, Шеге:

Я родился в семье художника Гвоздева Андрея. Довольно известным был в 60-70-е годы в Алматы. Прекрасный мастер портрета и пейзажа. Он любил собирать компании, мы выходили на пленэры и человек по 20 сидели, писали.

Как-то раз на очередном пленэре отец (сам того не зная, а, может, это и было запланировано) спровоцировал меня на выбор своего ни на что не похожего стиля. Он подошел и во весь голос, чтобы все слышали, сказал: "А из Вовки никто не получится!" Развернулся и ушел. Если бы я был с ним один на один, возможно, ответил бы что-то. Но я промолчал, а про себя решил: "Получится! Я не буду вторым Гвоздевым, не буду младшим или средним. Я стану кардинально другим художником, которого будут замечать".

Думаю, если бы отец был жив, сегодня он признался бы мне, что специально тогда был со мной жесток. Что это была провокация, которая сработала в плюс. Тогда я был зол, но сейчас благодарен. В то время я, стоя за его спиной, копировал его работы, считая это вершиной искусства. Но как только он ушел из жизни, я почувствовал, что он будто сказал мне: "Сынок, дорога открыта. На, иди!" И я пошел. Теперь коллеги говорят, что мои работы ни с кем не перепутаешь. "Нравится-не нравится" – это уже другая тема. На Земле много Гвоздевых, а Шеге – один (смеется).

TENGRINEWS : Как вас приняла тусовка в Москве? Тяжело было?
Владимир Гвоздев, Шеге:

До сих пор тяжело. Борьба идет уже пять лет. Я им доказываю: то, что я делаю, тоже имеет право на жизнь. Но питерская и московская школа - это академизм, импрессионизм. Мало кто обращает внимание на то, что выбивается из эталона. Мне же приходится постоянно доказывать свою состоятельность. Во-первых, я всегда подчеркиваю, что я из Казахстана. "А что, у вас там все так пишут?". Нет, не все, я и там оригинальным был (смеется). В общем, свое место под солнцем мне достается здесь очень тяжело. Хотя, когда я впервые приехал в Москву с выставкой, сбегались все – и художники, и искусствоведы. Охали, ахали, был колоссальный интерес. Сейчас уже привыкли, я даже стал кое-где узнаваем. Интересно, что в Сочи меня приняли гораздо теплее, чем в Москве. Может, солнце здесь другое. Видите, это я в Казахстане был русский, а здесь я не русский (смеется).

TENGRINEWS : Сколько стоят ваши картины и где их можно увидеть на постоянной основе?

Владимир Гвоздев, Шеге:

Ценовая политика зависит от места, где картины выставляются, конечно. Но в среднем от 3000 до 250 000 рублей. В Москве мы базируемся в ТРЦ "Пятая Авеню" в галерее, а также в ТРЦ "Ривьера", выставочное пространство "ARTКоробка". Очень приятная большая галерея. На сегодняшний день у меня там одна картина. Бывает, две-три. В Сочи остались экспозиции.

TENGRINEWS : К чему было сложнее всего привыкать в России?

Владимир Гвоздев, Шеге:

Все кардинально отличается в России и в Казахстане. Элементарно – кухня, продукты. Люди в Москве неприветливые, не любят здороваться. Везде, где мы жили, приходилось приучать соседей к этому. У нас в Казахстане, даже если ты не знаешь человека, но ваши взгляды встретились, нужно хотя бы головой махнуть, слово сказать. Здесь просто отводят взгляд. Мелочь, но… В общем, сейчас со мной весь подъезд здоровается (смеется). Ну и климат здесь другой совсем, бронхит замучил.

TENGRINEWS : Тогда встает вопрос, почему вы решили жить здесь, а не в Казахстане?

Владимир Гвоздев, Шеге:

При всех московских сложностях мне было интересно начать новую жизнь, даже не зная, какие трудности меня ожидают впереди. Жена сказала: "Да, если нужно, я поеду с тобой в Казахстан". Но она бурятка, очень похожа на казашку. Побоялась, что из-за внешности к ней будут повышенные требования говорить на казахском языке, которого она не знает. Жена у меня скромная женщина, постеснялась подобных ситуаций. Говорит: "Давай в Москве немножко поживем, а там посмотрим". Пока чаша весов перевесила в сторону Москвы, но что будет на следующий год, я не знаю.

TENGRINEWS : Если бы вас закинули на необитаемый остров и разрешили взять с собой только одну свою картину, какую бы вы взяли?
Владимир Гвоздев, Шеге:

Все очень просто. Взял бы самый часто встречающийся элемент в моем творчестве – яблоко. Это серия изображений яблок, выполненных в разных цветах. Изначально, когда я начинал эту серию, преследовался коммерческий интерес: в Алматы в начале 90-х первые покупатели были иностранцы. Они вывозили казахстанскую символику.

Яблоко входило в этот список 100 процентов. Но яблоко у меня имеет внутреннее содержание. В целом яблоке нарисован сад. Своеобразная философия того, что из одного яблока можно вырастить целый сад, у него есть продолжение. В тот период начали происходить такие печальные события, как вырубка садов. Я помню, как мальчишками мы бегали за яблоками в эти сады. Килограммовые яблоки были, чемпионы! Сейчас яблоки маленькие, тот же самый апорт. У меня даже одна выставка была посвящена масштабной вырубке садов. Я назвал ее "Яблочный рай". Верю, что однажды мы вернемся в райское время, когда эти яблоки к нам вернутся. Ведь в мире не было аналогов, эх…

Но и в Москве мои яблоки – это беспроигрышный вариант. Отличный способ показать как свою географическую принадлежность, так и реализовать коммерческую составляющую. Это всегда покупается с удовольствием. Моя жена говорит: "На твоих яблоках можно всю жизнь прожить" (смеется). Доход художника – величина непостоянная, а он тоже должен кушать.

TENGRINEWS : Планируете в ближайшее время приехать на родину?
Владимир Гвоздев, Шеге:

Я уже три года не был в Алматы. За три года у меня родились двое внуков, которых я еще не видел. У меня теперь там две внучки и двое внуков. Конечно, уже пора. Но хотелось бы не просто приехать в духе "Здравствуй, Алматы!". Я буду стараться приехать с выставкой. Чтобы не забывали Шеге. Для меня это очень важно. В следующем году мне исполняется 60 лет. Хотелось бы отметить юбилей в кругу семьи и друзей. Здесь много приятельских отношений. Но друзьями в полном смысле этого слова я пока не обзавелся.

TENGRINEWS : Вас одолевал творческий кризис?

Владимир Гвоздев, Шеге:

Творческие сквозняки бывают, как и у любого художника. Но я даю себе установку, сажусь и тупо делаю копии, которые хорошо продаются. А за это время, пока ты сидишь, ты все равно уходишь в нирвану, шестеренки крутятся, и рождаются новые идеи. Это как в спорте: спортсмен перестает тренироваться и теряет квалификацию. Здесь то же самое – перестаешь работать и все, мысль уходит. В лес хожу, когда такие настроения. Один раз даже лося встретил (смеется).

TENGRINEWS : И напоследок. Если бы вам сказали, что вы не сможете написать больше ни одной картины, чем бы вы занялись?
Владимир Гвоздев, Шеге:

В отшельники ушел бы. В тайгу. Если уж не заниматься творчеством, то лучше жить наедине с природой. А вообще, мне крупно повезло. Бывают периоды, когда даже на краски денег нет. Настя (жена) подходит и спрашивает: "Чего грустный такой?" Я говорю: "Да вот думаю, какой краской писать: той, которой нет, или той, которая будет?" Она откуда-то находит средства. А если я начинаю по-мужски переживать по этому поводу, отвечает, что рано или поздно мы продадим твои картины за хорошую цену. Так что, если кто-то вздумает отнять у меня творчество, моя супруга этого не допустит (смеется). Вся эта выставка, собственно, полностью ее заслуга.

Интервью для Tengrinews.kz записало посольство Казахстана в России

Получить короткую ссылку


  • Подписаться на канал новостей TengriNews:

  • Google News
  • Yandex News
  • Yandex Zen

Нравится Поделиться
Хотите больше статей? Смотреть все
Показать комментарии (26)
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц