1. Главная
  2. Посмотри

260 смертельных метров до Рейхстага. История подвига, оставшегося без награды

  • 26

30 апреля 1945 года командир взвода разведки Первого стрелкового батальона младший лейтенант Рахимжан Кошкарбаев и разведчик взвода полковой разведки Григорий Булатов водрузили знамя над Рейхстагом. Tengrinews.kz в преддверии Дня Победы вспоминает подвиг, увековеченный в летописях истории.

Сам Рахимжан Кошкарбаев отличался невероятной скромностью и не любил рассказывать о штурме Берлина. Но история расставила все на свои места. В 1956 году по инициативе панфиловца Бауыржана Момышулы журналист Какимжан Казыбаев написал статью "Подвиг молодого казаха", опубликованную в газете "Лениншіл жас", из которой Советский Союз вновь узнал о героях.


Супруга Рахиля, дочь Алия и Рахимжан Кошкарбаев

Рахимжан Кошкарбаев уже тогда был известным в Алма-Ате человеком, однако многие его знакомые даже не подозревали, что общаются с воином, установившим знамя победы над Рейхстагом. Стоит отметить, что первый материал о подвиге был напечатан еще 3 мая 1945 года в газете "Воин Родины" - печатном органе дивизии, в которой служил Рахимжан Кошкарбаев. Вся первая полоса была отдана под знаменитый приказ Верховного Главнокомандующего о падении Берлина, капитуляции и пленении 70 тысяч немецких солдат и офицеров. На второй странице в материале неизвестного автора под рубрикой "Они отличились в бою" говорилось: "Советские богатыри, лучшие сыновья народа. Об их выдающемся подвиге напишут книги, сложат песни. Над цитаделью гитлеризма они водрузили Знамя Победы. Запомним имена храбрецов: лейтенант Рахимжан Кошкарбаев, красноармеец Григорий Булатов. Плечом к плечу вместе с ними сражались другие славные воины: Проваторов, Лысенко, Орешко, Пачковский, Бреховецкий, Сорокин".


Отрывок из газеты "Воин Родины"

В следующем номере этой газеты от 5 мая под совместным авторством известного военного журналиста В. Субботина и Н. Шатилова вышла статья "Они подняли стяг Победы", в которой событие излагается более подробно: "Кошкарбаев посадил Булатова в окно, сказал: "Ставь, Булатов". Вместе они водрузили алый стяг над Рейхстагом". 

А 17 мая в издаваемой при командовании фронта газете "Фронтовик" под заголовком "Герой штурма Берлина" увидела свет фотография Рахимжана, сделанная фотокором В. Гребневым.

Фрагмент газеты "Воин Родины"

О подвиге молодого война в 1948 году высказывался на пленуме Союза писателей СССР известный советский писатель Борис Горбатов. "В самом деле пора уже перестать сравнивать воинов нашей армии с орлами и беркутами. Какой беркут может сравниться с казахом Кошкарбаевым, который на моих глазах вместе с другими товарищами водружал Знамя Победы над Рейхстагом? Чтобы показать такого героя, нужен совсем иной поэтический строй, иная поэзия..." ("Литературная газета", 18 декабря 1948 года, № 101).

После войны Кошкарбаев поддерживал связь со своими боевыми товарищами, интересовался их судьбой, бытом. Известно, что и Кошкарбаев, и Булатов были представлены к званию Героя Советского Союза, однако заслуженную награду не получили.

"Я вырос без матери, которую помню очень смутно. Воспитывался в детдоме. Как сын "врага народа" натерпелся и косых взглядов. Вступил в партию. Участвовал в штурме Берлина и водружении знамени над Рейхстагом. Свидетелями тому были мои боевые товарищи, ни один из которых не позволил себе исказить правду. Всем им я бесконечно благодарен. Вообще, я человек, очень благодарный своей судьбе. Что касается звания Героя, то это же всего лишь кусочек металла размером с ноготь, не так ли?! Мой боевой друг Иван Никифорович Лысенко, с которым мы были в штурмовой группе, при каждой встрече говорит: "Товарищ командир, это ваша звезда, я ее только ношу. Готов хоть сейчас отдать его истинному владельцу!" Ну как же после этого не быть благодарным таким боевым друзьям!" - говорил о принижении своего подвига сам Кошкарбаев спустя годы.


У поверженного Рейхстага. Слева направо: Мелитон Кантария, Михаил Егоров, Рахимжан Кошкарбаев и Степан Неустроев.

Слава о подвиге досталась Мелитону Кантария и Михаилу Егорову, которые в ночь с 30 апреля на 1 мая, а точнее в 3 часа пополуночи 1 мая, по команде капитана Алексея прикрепили к конной скульптуре на крыше Рейхстага красное знамя, утвержденное штабом 3-й Ударной армии.

ы

 

 

"Выходившие небольшими тиражами и распространявшиеся только среди военных, эти издания в те времена не дошли до родины молодого офицера. К тому же всегда скромный Рахимжан не любил особо распространяться о своем подвиге", - подчеркивает государственный деятель Мухтар Кул-Мухаммед.


Поверженный Рейхстаг

Несмотря на обрушившиеся на него с самого детства беды и несправедливости, Кошкарбаев с ранних лет проявлял лучшие черты характера. Он родился в октябре 1924 года в местности Кырыккудук (Сорок колодцев) Целиноградского района Акмолинской области. Его отец Кошкарбай обладал приятным голосом, питал любовь к музыке и поэзии и работал в родном ауле.

В четырехлетнем возрасте Рахимжан остался без матери, а в 1937 году его отец Кошкарбай как "скрывший свое происхождение байский отпрыск" по стандартному для тех лет обвинению был репрессирован и сослан в сталинские лагеря.

С помощью сердобольных людей тринадцатилетний паренек был определен в детдом, находившийся в этом же районе, в селе Тайтобе. Несмотря на все сложности, он смог воспитать в себе железную дисциплину. Окончив семь классов в детдоме, Рахимжан поступил в школу фабрично-заводского ученичества (ФЗУ) в поселке Набережный в пригороде Балхаша. Там же он обучился начальным основам военного дела, начал проявлять лидерские качества, активно занимался несколькими видами спорта. Он также часто выступал в школьном оркестре, играя на домбре и мандолине.

После окончания учебы в 1940 году Рахимжан начал учительствовать в поселке Косшы, участвовал в кампании по "ликвидации безграмотности". Но уже в 1941 году, после начала войны, 17-летний парень подавал заявления с просьбой отправить его на фронт. В августе 1942 года его просьбу удовлетворили, отправив служить в 367-й стрелковый полк в Кокшетау. Заметив его образованность, спортивность и дисциплину, командиры направили Рахимжана в Тамбовское общекомандное пехотное училище, к тому моменту эвакуированное в город Бишкек. Здесь он совершенствовал боевые навыки, обучаясь у бывалых офицеров, уже побывавших на войне и в совершенстве владевших только что поступившей на вооружение современной техникой.

А 30 сентября 1944 года произошла его долгожданная встреча с отцом - Кошкарбаем, который приехал его навестить, полностью реабилитировавшись. Доложив руководству училища, что к нему приехал отец и получив разрешение на краткосрочное увольнение, Рахимжан привел Кошкарбая в дом знакомого киргиза по имени Осмонкул. Между родными душами начался откровенный разговор обо всем былом и пережитом. Рахимжан старался одарить отца вниманием, заботой и лаской. В задушевной беседе сын по порядку изложил всю свою жизнь: от первого дня в детском доме до недавнего принятия кандидатом в члены партии.

Несказанно обрадованный тем, что его сын вырос достойным гражданином наперекор всем невзгодам судьбы, в день своего отъезда Кошкарбай раскрылся перед ним и поведал, что его осудили ни за что: вся его "вина" состояла в том, что его дед Кудайкул действительно был состоятельным человеком, но от всего богатства его сыну Мусе не осталось ничего. Донос на Кошкарбая как на "скрывшего свое происхождение байского отпрыска" сочинили завистливые сородичи. Результат - семь лет хождений по мукам.

Через месяц после встречи с отцом Рахимжан оканчивает училище и в звании младшего лейтенанта отправляется на фронт. Он попал в 674-й стрелковый полк 150-й стрелковой дивизии, где его оценили как храброго офицера. Командовал взводом в составе первого батальона, которым руководил капитан Василий Давыдов. Бойцы именно этого батальона первыми из всех советских солдат ворвались с боем в Рейхстаг.

Но проявил себя Кошкарбаев еще во время Висло-Одерской операции, освобождая Польшу. За храбрость и боевое отличие он из рук командира дивизии Василия Шатилова получил орден Отечественной войны I степени.

Кабдыкарим Идрисов, Рахимжан Кошкарбаев,  Какимжан Казыбаев

29 апреля 1945 года бойцы 150-й стрелковой дивизии перешли реку Шпрее в районе моста Мольтке-брюкке и заняли исходное положение для наступления на Рейхстаг. Первый стрелковый батальон с артиллерийским полком прямой наводки, батареей 76 мм ПА, двумя взводами ФОГов имел ближайшую задачу уничтожить гарнизон в здании канцелярии Гиммлера и сосредоточиться в парке для штурма Рейхстага. Первая стрелковая рота действовала справа, отвлекая на себя огонь пехотного оружия. Вторая стрелковая рота, используя подвальные помещения и подземные ходы, прошла на юго-восточную окраину канцелярии Гиммлера и оттуда нанесла удар в тыл гарнизону противника. В это же время шестая стрелковая рота начала очистку здания канцелярии Гиммлера с севера на юг.

Перед Вторым стрелковым батальоном с 328-м артиллерийским полком, оснащенным ротой танков, батареей самоходных артиллерийских установок, стояла задача по очистке зданий квартала между Кронпринцен-уфер и Алзенштрассе. В последующем они должны были сосредоточиться в парке для дальнейшего штурма Рейхстага. Резерв командира полка составляли 6 стрелковых рот, батарея СУ, взвод танков, взвод саперов, взвод разведки. Перед ними стояла задача не подпустить подход резерва противника из района Карл Уфер.

Хроника наступления на Рейхстаг

30 апреля 1945 года

5.00 - Первый и Второй стрелковый батальоны полностью заняли здание канцелярии Гиммлера. Была проведена дополнительная командирская разведка. Захвачен парк и два здания восточнее министерства внутренних дел, захвачены орудия 24 разных калибров. Началась подготовка к штурму Рейхстага. Для обеспечения штурма была подтянута артиллерия прямой наводки, (приданные) танки и самоходные орудия, часть орудий бойцы на руках выкатывали на верхние этажи, примыкающие и обращенные к зданию министерства внутренних дел. На верхних этажах зданий были установлены тяжелые метательные аппараты для стрельбы прямой наводкой, организовано взаимодействие между пехотой и приданными частями.

12.00 - Проведена 20-минутная артиллерийская подготовка орудий прямой наводки, СУ, танков и трех залпов полка РС. Начался штурм здания Рейхстага. Первый стрелковый батальон зашел с юго-запада, Второй - с северо-запада.

14.25 - Вторая стрелковая рота и первый взвод Третьей стрелковой роты ворвались в здание Рейхстага с северной части западного фасада, прорвались в здание Рейхстага и начали зачищать его от противника.

14.30 - Командир взвода разведки Первого стрелкового батальона младший лейтенант Кошкарбаев и разведчик взвода полковой разведки кр-ц Булатов водрузили знамя над Рейхстагом.

В результате боя за рейхстаг 2 генерала, 425 офицеров и солдат взяты в плен. 23 орудия разного калибра и большое количество пехотного оружия захвачены. Уничтожено 4 танка типа "Тигр". Потери составили 42 человека убитыми и 98 человек ранеными.


Рахимжан Кошкарбаев у Бранденбургских ворот

Вот как описывал водружение первого красного знамени сам Кошкарбаев: "Комбат Давыдов подвел меня к окну. "Видишь, - говорит, - Рейхстаг? Подбери нужных людей, будешь водружать флаг". И передал мне темный, довольно тяжелый сверток - флаг, завернутый в черную бумагу. С группой разведчиков я выскочил из окна. Вскоре нам пришлось всем залечь. Начался сильный огонь. Возле меня остался один боец. Это был Григорий Булатов. Он все спрашивал: "Что мы будем делать, товарищ лейтенант?" Мы лежали с ним возле рва, заполненного водой. "Давай поставим свои фамилии на флаге", - предложил я ему.

И мы химическим карандашом, который у меня оказался в кармане, тут же, под мостиком лежа, написали: "674 полк, 1 б-н". И вывели свои имена: "Л-т Кошкарбаев, кр-ц Булатов". Мы тут пролежали до темноты. Потом началась артподготовка, и с первыми же выстрелами ее мы подбежали к Рейхстагу. Я поднял Булатова, придерживая его за ноги, и тут, на высоте второго этажа, установили флаг…" По словам Кошкарбаева, 260 метров открытого пространства они вместе с Булатовым ползли более семи часов.


Рядовой Григорий Булатов, сын полка. В 1945 году ему было 19 лет.

Фронтовой товарищ Рахимжана Кошкарбаева Жанша Жанасов вспоминает: "Когда он туда добрался, немцы еще сидели в подвалах и чердачных помещениях Рейхстага. Их еще предстояло выбить оттуда. И когда он флаг повесил, тут уже войска, которые находились на подступах и не могли пробиться, хлынули с криком "Ура!". Вот тогда уже стало ясно: Рейхстаг пал, Берлин взят!"


Слева направо: Г. Булатов, Р. Кошкарбаев, Ж. Жанасов

Вклад Рахимжана Кошкарбаева был отмечен в рапортах, и Военный Совет Армии ратовал за присвоение Героя Советского Союза. Как известно, Кошкарбаев так и не получил звание Героя Советского Союза. За него ходатайствовали и Бауыржан Момышулы с Какимжаном Казыбаевым, и писатели Габит Мусрепов, Габиден Мустафин, Абдильда Тажибаев. Сам Кунаев представлял просьбу о награждении Кошкарбаева и Булатова в ЦК КПСС. Писали из Казахстана и лично товарищу Леониду Ильичу Брежневу. Но ответа не было. Момышулы, который дружил с Кошкарбаевым, имел доступ к российским архивам и там нашел документы. "Даже приказ о присвоении звания Героя Советского Союза, - вспоминала ныне покойная жена Рахимжана-ага Рахиля Сеитахметовна Яхина, - но там была подпись Сталина: "Отказать!". Почему? Потому что у него отец в 1937 году был репрессирован". 

Однако и эти несправедливости его не сломали. Он поддерживал связь с боевыми товарищами, в его доме гостили Бауыржан Момышулы, Касым Кайсенов, Малик Габдулин, Талгат Бегельдинов, Алексей Маресьев, Иван Кожедуб, Какимжан Казыбаев, Габит Мусрепов, Габиден Мустафин, Абдильда Тажибаев, Динмухамед Кунаев, и это далеко не полный список.

Алексей Маресьев и Рахимжан Кошкарбаев

Рахимжан Кошкарбаев и Касым Кайсенов

В 1967 году Рахимжан Кошкарбаев занял пост директора гостиницы "Алма-Ата", на котором проявил небывалые организаторские способности. Гостиницей он руководил более 20 лет, до самой смерти.

Рахимжан Кошкарбаев, участник штурма Берлина Жанша Жанасов (третий слева) и писатель Сергей Смирнов (третий справа)

 Рахимжан Кошкарбаев и писатель Сабит Муканов

Рахимжан Кошкарбаев и писатель Габит Мусрепов второй слева

К слову, исследовали подвиги Кошкарбаева и за рубежом. Этим занимался журналист из ГДР Карл Кокошко, который написал несколько статей и при содействии которого в Берлине имя Кошкарбаева дали рабочему и пионерскому отрядам и судоверфи.

Встреча в посольстве СССР. Первый слева - писатель Карл Кокошко

По словам его дочери, Алии Рахимжановны, он никогда не впадал в уныние и не вел себя как обиженный, потому что у него была очень сильная любовь к жизни. Рахимжан Кошкарбаев трижды избирался депутатом в Алма-Ате. Написал две книги: "Знамя Победы" и "Штурм". "Он жил сегодняшним днем", - вспоминает она.

Рахимжан Кошкарбаев, Талгат Бегельдинов и Сагадат Нурмагамбетов

Рахимжан Кошкарбаев скончался в 1988 году в Алма-Ате. В честь Кошкарбаева названа улица и установлен памятник в Нур-Султане и установлена мемориальная доска в Алматы. Но произошло это уже после смерти героя. А в 1999 году Рахимжану Кошкарбаеву присвоили звание "Халық Каhaрманы".


Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев вручает награду супруге Рахимжана Кошкарбаева Рахиле Яхиной