1. Главная
  2. Посмотри

"Этим переселенцам не угодишь". С чем столкнулись южане, приехавшие жить на север Казахстана

Решение переехать с насиженного места на юге Казахстана на далекий и холодный север нашей собеседнице далось не сразу. Все-таки взрослые люди

Решение переехать с насиженного места на юге Казахстана на далекий и холодный север нашей собеседнице далось не сразу. Все-таки взрослые люди понимают, что между севером и югом все же существуют определенные отличия. Но встретившая нас на пороге своего дома мать троих детей призналась, что не жалеет о своем решении и не собирается возвращаться. Север ей очень нравится. Единственное, рассказывает наша героиня, есть пара моментов, которые могут охладить желание южных сердец переехать в Северный Казахстан. Подробнее - в репортаже наших корреспондентов.

"Береза так же горит, как наш саксаул на юге", - замечает Майраш Алишпаева, приехавшая вместе с мужем и детьми из Шуского района Жамбылской области в поселок Астраханка (СКО).

"Скучаете?" - поинтересовались мы.

"По родным только. Но я бы их тоже с удовольствием сюда перетянула, у нас здесь сейчас строятся дома. Только вот опять боюсь, они приедут, а будет ли работа и какое будет качество домов. Потом же все упреки будут мне, мол, ты нас сюда привезла", - говорит Майраш.

"Вот у меня родственница жалеет, что приехала. Говорит, знала бы - не приехала бы. Но деньги-то уже получили, и теперь уехать нет права", - отмечает она.

Деньги - это средства на переезд. 97 тысяч на человека. У Майраш с ее мужем трое детей. Получив на всех около 400 тысяч тенге, они потратили их на покупку мебели и необходимой в хозяйстве утвари. Брали все б/у.

Предоставили этой семье и дом. И вот в нем-то и заключается проблема, которая немного омрачает счастливую историю о новой жизни на севере страны.

"У нас одна проблема - качество этих домов. Стены сыплются уже, полы гниют, а ведь еще года нет, как мы здесь живем. Сырость, запах. Вот если бы были люди, которые контролировали качество строительства этих домов (стучит по тонкой стенке), то было бы хорошо. Можно было бы уже доделать, чтобы все люди были уже довольны, и никто не жаловался бы. Так как эти дома стоят на гарантии, мы хотим, чтобы в течение года устранили все эти неполадки", - рассказывает женщина.

При этом она пояснила, что за дом этот им еще придется рассчитываться.

"Не нужно думать, что переселенцам эти дома дарят бесплатно, потому что наши акимы преподнесли нас так, что, мол, этим переселенцам не угодишь, дома им даем, работу предоставляем, а они еще недовольны. И уже местные люди на нас косятся. Поэтому хотелось бы сказать, что это все нам дается не даром. Никто нам не дарит дом, мы за него будем платить, и через 10-15 лет еще неизвестно, станут ли эти дома нашими или нет", - заявляет переселенка.

Цена их дома - семь миллионов тенге.

"После пяти лет арендного жилья мы будем выплачивать эти семь миллионов в течение 10-15-20 лет ежемесячными платежами. Это ипотека", - поясняет она и при этом считает, что, исходя из качества этого дома, на ее взгляд, он не стоит семи миллионов тенге. Да и к тому же, прибавляет наша собеседница, есть какая-то неразбериха с тарифом на электроэнергию.

"Мы платим как юридическое лицо - для нас это трагедия", - говорит женщина.

В остальном жизнь в поселке ее устраивает.

"Жить на севере можно, и тем, кто планирует сюда переезд, я бы посоветовала, переезжайте, но чтобы местные органы помогли. Раз президент указал, раз на это из бюджета выделили деньги, просто если бы по совести эти деньги шли бы туда, куда назначено, было бы все хорошо. Эта программа (переселения) сама по себе хорошая, это возможность для молодых семей заиметь дом. По сути, это такая же ипотека, только ее мы получаем без первоначального взноса", - поясняет Майраш.

В Жамбылской области, рассказывает она, у них не было своего жилья, приходилось переезжать с одной съемной квартиры на другую. Перспектива заиметь свой дом ей нравилась, но были определенные сомнения насчет переезда.

"Страх был, я себя только эмоционально полгода к этому готовила. Наши домашние меня сколько отговаривали, но я решилась и уехала. Мне нужен был свой дом, ведь на тот момент у меня уже было двое детей (сейчас уже трое), и мне было (все равно где), в любой точке Казахстана, лишь бы своя крыша над головой была", - признается она.

Приехали они в прошлом году в январе, зимой, и к погоде привыкли не сразу.

"Нам, южанам, привыкнуть к этому климату очень тяжело, болели прямо как не знаю кто, особенно дети. Все равно климат поменять тяжело, а еще здесь другой менталитет, у нас другой менталитет. Я вам так скажу: решиться на переезд - это тяжело, еще тяжелее - переехать, а еще потом здесь и адаптироваться нужно. И если в этот момент будут люди, которые тебя поддержат, то, конечно, будет хорошо", - говорит Майраш и отмечает, что в их случае такой человек был, это директор местного центра занятости.

Стоит отметить, что к местной погоде Майраш уже привыкла и даже говорит, что этот климат пошел ей на пользу.

"Я не жалею, что приехала. Мне здесь климат нравится, здесь красота, особенно в августе вообще красота. Здесь здоровье улучшилось, между прочим. Я гипертоник, на юге у меня было давление высокое, а сюда приехали - нет высокого давления, я уже не страдаю этим. Сын был астматиком, а сейчас этого нет, здесь климат хороший", - отмечает женщина.

Ее супругу здесь предоставили работу. Юрист по образованию, он устроился библиотекарем. На юге, говорит она, постоянной работы не было, ему приходилось подрабатывать, где-то таксовать.

На этой улице пять домов, все - переселенцы. Сеизбек Айтураев год назад приехал из Туркестанской области. У них с женой трое сыновей.

"У нас акта приемки еще нет", - говорит он, указывая на свой дом.

Тут же он показывает свое жилье, обращая наше внимание на пол.

"Дома тепло, но влажность страшная. Вот видите, пол у нас лежит на земле", - рассказывает местный житель.

Он работает кочегаром на элеваторе.

"Мне нравится здесь. Если бы не нравилось, я бы давно уехал. У нас в Туркестанской области работа есть, но ее мало. И зарплата тоже, сами знаете, какая", - сказал мужчина, отметив, что здесь получает максимум 80 тысяч.

"Не жалеете, что приехали?" - поинтересовались мы у него.

"А что жалеть?" - ответил он нам вопросом.

"Уже дело сделано, что жалеть, - продолжила его мысль соседка Майраш. - Программа хорошая, без слов. Если бы это все еще делали на совесть, то цены бы не было этой программе".

Ситуацию с домами переселенцев вместе с нашими корреспондентами во всех подробностях в соцсетях освещал блогер и журналист Азамат Ергали. Кстати, руководство Аккаинского района в ответ на пост Ергали оставило поясняющий комментарий.

"На момент приемки и покупки домов дома соответствовали всем нормам, все двери и дверные замки были исправны, стены были целыми. Любой дом требует прежде всего ухода и заботы. В связи с тем, что в нашей области резко континентальный климат, с жильцами проводили неоднократно разъяснительную работу, во избежание появления сырости, показывали, как нужно топить печи углем и дровами, чтобы держать одну температуру и не допускать появления сырости.

Кроме этого, в ходе эксплуатации по просьбам жителей жилых домов дополнительно производились работы по утеплению домов, мелкому ремонту, также безвозмездно был предоставлен материал для строительства бани. Подрядной организацией будут устранены дефекты напольного покрытия, появления сырости и все имеющиеся недочеты", - говорится в ответе акимата Аккаинского района под постом Азамата.

Встречу с переселенцами организовали активисты общественного движения URAN.

А эту девочку зовут Баян-Сулу.

Пока взрослые обсуждали проблемы, ей было интересно наблюдать за корреспондентами. Набравшись смелости, она попросила у нашего фотографа посмотреть камеру.

Текст: Ренат Ташкинбаев. Фото: Турар Казангапов