1. Главная
  2. Посмотри

"Наш табак поставляли самому Сталину". Как живет бывший Табаксовхоз

В советское время здесь выступали легендарные артисты Нонна Мордюкова, Наталья Варлей, Алибек Днишев и всеми любимый Шурик, когда-то "заряжал"
  • ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Vkontakte
  • Facebook
  • Twitter
  • Одноклассники
  • Telegram
Новостью поделились: человек

Фото: Алихан Сариев Фото: Алихан Сариев

В советское время здесь выступали легендарные артисты Нонна Мордюкова, Наталья Варлей, Алибек Днишев и всеми любимый Шурик, когда-то "заряжал" воду Аллан Чумак, до сих пор сюда часто приезжает Лаки Кесоглу. А еще это место славилось на всю страну вкуснейшим сортом винограда мускат и элитными сортами табака. Корреспонденты Tengrinews.kz побывали в поселке, который раньше назывался Алматинский табаксовхоз, а сейчас Панфилово. Каким его помнят жители, чем они занимаются и почему сегодня болит их душа?

"Где еще на этом свете есть такая же весна". Хотя знаменитая "Браво" и поет про город, но слова из этой песни у нас ассоциируются с Панфилово. Как нам гордо скажет одна из героинь, здесь даже воздух другой. Поселок появился в начале 1930-х годов, а через 20 лет в самом его центре построят Дом культуры (клуб), слава которого прогремит не только по Казахстану, но и по всему Союзу. Сегодня от легендарного здания остались только крыша и стены. 

Мы попросили общественника Панфиловского сельского округа Жанну Михайловну провести экскурсию по клубу и рассказать о нем. 

"Для крепости фундамента сюда добавляли яйца, помните, как раньше церкви строили, каждый житель приносил, это мне мама говорила. Тут были холл, гардеробная, касса, где брали билеты в кино, - все это разбомбили. Мой кабинет находился на втором этаже, но туда мы сейчас не будем подниматься, так как я переживаю за вашу безопасность. В те годы я была заведующей детским сектором, у нас был свой кукольный театр и хореография. 

Библиотека постоянно пополнялась новыми книгами, именно тут наши дети когда-то культурно просвещались. А сейчас, видите, там полы сожгли люди без определенного места жительства, когда грелись.

Это было фойе, шикарное, здесь до сих пор сохранилась картина "Опушка леса" по поэме "Василий Теркин", дальше кабинет директора, костюмерная". 

Мы идем по заброшенному зданию, и аура тех лет передается даже через десятилетия. Кажется, что сейчас на этой сцене заиграет оркестр, кавалеры начнут приглашать дам и десятки людей закружатся в танце. Но это только воображение, в реальности мы видим безжизненное пространство. 

"Здесь находились примерно 15 кружков, - продолжает Жанна Михайловна. - Драматический кружок, вокально-инструментальный ансамбль, хор, девочки шили, вязали, а мальчики делали скворечники - все и не перечислишь. Рядом была танцплощадка, наши родители туда ходили.  Для людей это место стало отдушиной, они приходили с табака сюда, в одном только кинозале могло поместиться до 800 человек.

Все стало рушиться с 1996 года, здание продали, нам предлагали построить другое на новом месте. Но мы были не согласны, ведь это самый центр поселка, отсюда удобно вечером забирать детей. И потом эта ситуация мне напомнила анекдот, когда в многодетной семье муж спрашивает жену: "Этих детей отмоем или новых нарожаем?" 

Потом мы выяснили, что все это время дом стоял в залоге у банка. Проблема была в том, что мы долго не могли найти, в каком именно. Однажды наша активистка случайно обнаружила клуб на сайте недвижимости. С этого момента дело сдвинулось с мертвой точки. Хочу сказать, что за восстановление здания активно борются наши местные депутаты, поддерживает районный акимат и отдел культуры района. У нас почти в каждом доме есть документы на этот клуб, все жители прикладывали свои усилия, чтобы его вернуть. На сегодняшний день банк пошел на уступки и снизил стоимость. 

Но до того, как клуб получит свое перерождение, нам предстоит пройти большой путь. Вначале его выкупят, потом государство на себя оформит, затем проектную смету надо будет составить, проверить, в каком состоянии стены, фундамент. На все это потребуется лет пять. При этом люди сами согласны приходить в выходные дни, восстанавливать все здесь. Я раньше тоже переживала, что так долго, но теперь думаю, тише едешь - дальше будешь. 

Вот в Европе, к примеру, стоит римская стена - три камня, и они их берегут. А у нас это же объект культурного наследия, его фотография была на пачках сигарет "Медео".

Мы выходим из этого здания, чтобы войти в другое, стоящее напротив. Оно такое же исторически важное, но в отличном состоянии. Когда-то его называли Домом стахановцев, здесь проводили пленумы, приезжала элита - министры и партийные служащие. Сейчас на этом месте уютное кафе. 

"Фасад мы не меняли, - рассказывает его владелица София Константиновна. - Нам сказали, что это исторический объект и мы не имеем права здесь даже окна менять, но они были в настолько ужасном состоянии, что пришлось поменять, и потолки немного уменьшили, а в остальном старались сохранить все в первозданном виде. В этом году дому исполнится 69 лет". 

Наша собеседница переехала в совхоз в 1956 году, и в ее копилке тоже немало интересных воспоминаний.

"Сюда приезжали артисты кино - Тихонов, Хитяева, Мордюкова, мы лично, молодежь, ходили на эти встречи. После встреч были фильмы. Помню, Шурик (актер Александр Демьяненко - прим. авт.) приезжал. Как раз фильм "Кавказская пленница" шел, вот он приехал, мы, девчонки, идем, а я так поворачиваюсь и сестрам кричу: "Это же Шурик!" А он говорит: "Здрасьте!" Вот радость была (смеется)".

Фото: Харлам Каракозов, из архива Жанны Липатовой-Костюк

"А еще я помню, Алибек Днишев выступал, - подхватывает Жанна Михайловна, - тогда была зима, я бегу на работу, а он в это время распевался наверху, и вдруг от его голоса стекло как лопнет.

Была еще такая история, наш Томаровский (директор Алматинского табаксовхоза - прим. авт.) говорил, что будет строить вакуумную сушку для табака, а сам этот клуб строил, и все люди молчали и ему помогали. Его тогда за это чуть не посадили. А когда построили, благодаря тому, что наш совхоз поставлял табак "Вирджиния" самому Сталину, дело замяли". 

Фото: Харлам Каракозов, из архива Жанны Липатовой-Костюк (в центре на фото П.Ф. Томаровский)

Мы решили запечатлеть те места, где когда-то выращивали тот самый табак. По пути наше внимание привлекла эта "раритетная" заправка. Ей уже 60, и одна колонка до сих пор рабочая, тут заправляются соляркой тракторы. 

Сторожем здесь работает Пашали Мамуевич.

"Я работал на табаках с утра и допоздна, с шести лет. Мать говорила, вот сделаешь 10 шнуров (нужно было нанизывать табачные листья на шнуры - прим. авт.), а потом пойдешь купаться или играть. А я маленький, 10 шнуров, и вечер уже, куда идти (смеется). Вот эти шнуры потом брали и развешивали под солнцем на веревке, сушили. Один шнур трехметровый стоил 16 копеек. Я зарабатывал рубль шестьдесят. Тогда все можно было на эти деньги купить, это золотые деньги для нас были! 25 копеек давали, мы шли в столовую и вот так наедались, ну и мороженое, само собой. Я до армии так работал.

Все лето и осень здесь столько студентов было, работы всем хватало. Только у нас четыре бригады было, а в каждой бригаде по 50 человек. Из города приезжали, общежития давали. Люди жили в то время нормально, не жаловались, детей к трудолюбию приучали. Я скучаю по тем временам, тогда было лучше. На работу как на праздник шел. Наш табак выше меня ростом был. А сейчас разве это табак? Даже табаком и не пахнет". 

Мы пошли дальше, где-то здесь были табачные поля. Сейчас эту землю отдали под новостройки. 

Как нам сказал один из коренных жителей, "теперь это место как спальный район, Рублевка отдыхает". На вопрос, кто живет в коттеджах, наш собеседник сказал, что толком никто не знает, но под дома отдают все посевные поля. 

Но не табаком единым жил совхоз. Были здесь и удивительные виноградники. Говорят, они росли недалеко от местной церкви, а вырубать их начали, когда был введен сухой закон Горбачева. По словам очевидцев, люди, видя, как уничтожают их достояние, плакали навзрыд. 

Где-то здесь за работой в огороде замечаем Эмилию и Максата.

"Сады тут были хорошие: груши, сливы, яблоки, вишня, - вспоминает Эмилия. - Мой муж за виноградом лазил (смеется). Еще элитных лошадей разводили, свиноферма была, молочка своя, а сейчас это место под базар отдали. Совхоз у нас был золотой! Многие бы согласились вернуть то время, а Томаровского нет". 

"Раньше по две сотки бесплатно давали, - говорит Максат. - Я помню было такое, мой дедушка семечки, кукурузу, тыкву садил. Потом все забрали. Сейчас у кого-то теплицы, кто-то в городе работает, мы не бедствуем. Но если бы нам, коренным жителям, дали каждому по клочку земли, мы бы из этого места конфетку сделали". 

Перед отъездом мы заглянули в гости к Лилии Григорьевне. Ее муж когда-то работал директором Дома культуры, а она - заведующей в музыкальной школе. "Мы с мужем переехали сюда в 1967 году. Нам говорили про совхоз-миллионер, что там закрытое производство и туда очень трудно попасть, но мы люди искусства, а таких людей, наверное, там не хватало. Когда сюда приехали, я думала, ну на год останемся и уедем, и вот это продолжается уже 54 года".

В Доме культуры Лилия Григорьевна проработала четверть века. О каждом человеке, кто там работал и занимался, она вспоминает с  большой любовью. "У нас были прекрасные коллективы. Например, хором руководил Аманжол Бакиров, а кружком фотографов и операторов - Харлам Каракозов, он столько фильмов снял! Когда был праздник, люди стекались в клуб со всех улиц, женщины уже шли в своих нарядных платьях, а у мужчин были расшитые костюмы. Как говорил батюшка Анатолий, Табаксовхоз был и остается центром культуры Талгарского района. 

Фермы в совхозе были лучшими, в прудах водились огромные сазаны. Лес был свой, строительные материалы. Наш виноград я только тут кушала, теперь нигде не могу найти такого муската, и стоил он 30 копеек за килограмм. Стояли помещения-холодильники, где работникам совхоза выписывали яблоки. Были большие поля арбузов и дынь, это все продавалось по 3 копейки за килограмм. Продукция шла в том числе в город, Табаксовхоз кормил Алматы. 

Сейчас аким навел порядок: дороги сделал, тротуары, детскую площадку. А где еще есть такой стадион (в поселке много внимания уделяется спорту, в том числе легкой атлетике, плаванию, футболу - прим. авт.)! Но клуб - это наша боль, там уже столько бомжей находили, так и до беды недалеко. В самом центре зияют эти глазницы, как будто 41-й год. Моя ученица, которая живет в Италии, присылает мне все это. Из Рима! Мне было так стыдно, весь мир об этом узнал. А эта девочка когда-то играла здесь на рояле.

Вы знаете, в этом месяце умер мой муж, вот у меня такое впечатление, что Господь его принял и это от него пошло это. Просто так ничего не бывает. Я буквально два дня назад шла мимо клуба, мне было так больно. Ведь я даже зайти туда не могу, слишком тяжело. И вдруг вечером ваш звонок. Я все время думаю: ну не может постоянно быть черная полоса (плачет), трудно говорить, должна быть и белая. Это здание даже разбомбить нельзя, у него такие крепкие стены, прекрасный фундамент, там, конечно, порушена крыша, но можно ее поменять и все вычистить там. Я очень хочу, чтобы восстановили клуб". 

Текст: Анастасия Солнцева. Фото: Алихан Сариев