1. Главная
  2. Посмотри

"В Казахстане нас знают, но за рубежом еще больше". История династии беркутчи

В маленьком поселке Нура Алматинской области живет большая семья потомственных беркутчи Исабековых. Они ухаживают за хищными птицами - беркутами,
  • ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Vkontakte
  • Facebook
  • Twitter
  • Одноклассники
  • Telegram
Новостью поделились: человек

Фото: Алихан Сариев, музей "Жеті қазына" Фото: Алихан Сариев, музей "Жеті қазына"

В маленьком поселке Нура Алматинской области живет большая семья потомственных беркутчи Исабековых. Они ухаживают за хищными птицами - беркутами, ястребами, соколами, а потом, как только им исполняется 10 лет, отпускают на волю. А еще разводят исчезающую породу собак - чистокровных тазы. Сейчас у наших героев живут 15 беркутов, 30 тазы, павлин из Туркестана, есть сад, где они выращивают редкие фруктовые деревья, а также свой собственный музей "Семь сокровищ", в котором собирают экспонаты с многовековой историей. И все это находится на одной территории. В необычном месте побывали корреспонденты Tengrinews.kz.   

"У нас еще прадед был беркутчи, его звали Шора баба. Все, кто работает с беркутами, знают его, он понимал язык птиц, - начинает свой рассказ представитель династии Динара Баетбаевна. - Потом отец наш, дети, теперь вот внуки. Дочка Айгерим, она у нас юрист, с трех лет занимается тазы, у нее ястреб был, сокол, а сейчас беркут. Она приходит, и если надо поменять воды, то не боится, сама в клетку заходит, как мужчина. Хищник подпускает к себе только хозяев. Айгерим может взять птицу и пойти с ним на охоту. 

Фото: архив музея "Жеті қазына"

Но сейчас у наших беркутов линька, она у них длится до середины октября, в этот период они становятся особенно раздражительными, и мы их стараемся не тревожить, выполняем все капризы. Люди думают, что легко работать с беркутом. А это ведь как будто ты с младенцем работаешь, если чуть-чуть поднял голос, он не простит, надо ласковым быть, эта птица с характером.

Сейчас кормим один раз в день, в месяц уходит 15-20 килограммов мяса. Вот ягненка купили, берем кроликов, говядину, баранину. Беркут ест только свежее мясо, иначе заболеет. Раньше у нас было хозяйство, мы держали скотину, но потом стали брать пищу на базаре. А зимой птицы кормят себя сами, на охоте. У каждого питомца свой характер: кто-то тишину любит, а кто-то наоборот, и в охоте тоже все разные: один беркут только на лису работает, а другой - только на волка. Когда период линьки закончится, они будут участвовать в соревнованиях, ждем осени.  

Фото: архив музея "Жеті қазына"

В мире беркутами занимаются только киргизы и казахи, в Европе - соколами и ястребами. В самом Казахстане сейчас осталось около 100 беркутчи. А из тех, кто тесно работает с хищником, будет человек 50. Сейчас кто попало не может взять беркута, они ведь в Красной книге, и из первого попавшегося гнезда их тоже брать нельзя. У каждого беркута должен быть свой паспорт, микрочип, за рубежом это требуют. 

Птенца можно брать с шести месяцев. Мы его обучаем, выходим на охоту, а через 10 лет отпускаем на волю, потому что он должен оставить после себя потомство. В каком гнезде и на какой вершине брали, туда же и относим ранней весной. Казахские беркутчи говорят, что беркут живет 45-50 лет, а ученые считают, что 100-150 лет. Но и сам ученый тоже не живет 150 лет, откуда ему знать.

Фото: архив музея "Жеті қазына"

А это наши тазы. Если у гепарда скорость 110-120 километров в час, то у тазы - 80-90 километров в час, поэтому у них и ребра торчат. Все думают, что это из-за того, что они худые, а они от природы такие, гончие. На каждую собаку тоже должны быть свои документы. 

Тазы раньше в Казахстане толком не было, а сейчас разводят, знаю, в Жаркенте, Таразе джигиты занимаются. Это ведь чисто казахская порода, наша гордость! К нам их никто не завозит, мы знаем, кто отец, кто мать, а так, чтобы с рук брать, такого нет.

Наш день начинается и заканчивается пробежкой с собаками. Из еды варим для них косточки, мясо, в том числе курицу, здесь есть птицефабрика, с ней еще терпимо. В сутки один казан еды получается. 

Фото: архив музея "Жеті қазына" 

Есть у нас свой музей, где мы храним экспонаты для беркутчи и разные уникальные находки, он единственный в Казахстане. Какие-то мы находим в наших горах, пещерах, какие-то гости приносят. Дарят знакомые, у кого отцы когда-то работали с беркутами, собаками. Историки часто здесь бывают, фотографируют все, а потом исчезают: себе, наверное, пишут диссертации. Ни один экспонат мы не продаем, потому что это история наших предков. 

Ружья есть, им по 300 и по 500 лет, стремена еще с поля битвы Райымбека ата, лук, капканы. 

Вот кожаный аркан, ему 500 лет. Чтобы залезть на вершину, нужен крепкий аркан, и вот нам он тоже достался от предков. А рядом, видите, у птицы повязка на глазах - это клобучок. Дети ведь часто не понимают, подходят к птице. 

Очень удобная подставка - балдак. Когда во время охоты руки устают, посадил птицу и скачешь на коне, когда надо, берешь, а когда не надо, она к седлу привязана. Ну и, конечно, куда беркутчи без рукавиц. 

Отдельный уголок у нас для древней посуды, которая использовалась для мяса, кумыса, взбивания масла. А этот казан мы сами нашли в пещере. 

С медалями была история. Их нам дарили на соревнованиях, и все это мы вывешивали в нашем музее. И вот как-то после одной из экскурсий кто-то, видимо, из туристов подумал, что это настоящее золото и украл. Потом я заметила, что их что-то мало у меня. Еще тут стояла посуда из дерева для кумыса, ее тоже забрали.

Снаружи у нас тоже много экспонатов, есть петроглифы, их много в наших горах. Некоторым по пять тысяч лет. К примеру, наскальное изображение про удачу, оно давало знак воинам, как пройдет их сражение. Еще интересны балбалы, это скульптуры женщины с ястребом и мужчины с беркутом, их ставили в том месте, где охотился знатный человек или хозяин этого места. 

А этого волка нам подарили, сказали, что третий-пятый век до нашей эры. 

На нашей земле было много сражений казахов с джунгарами. Вот прошла битва, кто-то побеждает, и в честь победителя поднимается флаг на камне - ту тугыр. Остальные, увидев это, знали, кто сегодня герои. Этот камень занимает у нас тоже свое почетное место. 

Мы хотели расширить наш музей, но пока не получается, потому что надо кормить столько птиц и собак. У меня же беркуты только свежее мясо едят, я детям столько еды не даю, сколько им. Даже не хочу вам говорить про расходы, а то вы испугаетесь. Когда слушаешь, интересно, а на деле хлопот много. Раньше туристы приходили, школьники, и мы как-то справлялись, а теперь с пандемией прям совсем туго стало. 

А еще у нас живет павлин, его нам подарили знакомые из Туркестана. Сейчас ему два года, это девочка. 

Нас часто приглашают в Европу, мы жили в этноауле в Китае, у нас там был уголок "Охотничий дом". Были неоднократно на курултае в Венгрии, там мы почетные граждане, а еще в Англии, Франции. Помню, французы были удивлены, что есть люди, настолько преданные своим корням. В Казахстане нас знают, но за рубежом знают еще больше".

Уже прощаясь, мы обратили внимание на удивительный сад поблизости. Как оказалось, наша героиня и ее семья еще занимаются выращиванием редких плодовых деревьев. 

"У нас абрикосы (15 сортов), груши (талгарка, дюшес, Частухина), сливы (все сорта), яблони. Брат Мухаммед - он тоже известный беркутчи - помимо птиц, интересуется еще и садоводством, он может привезти веточку из Кыргызстана или Узбекистана. Туристы, когда приходят, удивляются, говорят: в таком маленьком поселке и увидеть такое!"

Текст: Анастасия Солнцева. Фото: Алихан Сариев