1. Главная
  2. Узнай
  3. Новости
  4. Новости Казахстана

Казахстанцев возмутил спорный законопроект против насилия в семье 28 декабря 2020, 03:45

В Усть-Каменогорске местные активисты обратились в редакцию издания YK-news.kz и заявили, что в Казахстане готовят к внедрению неоднозначный
© elements.envato.com © elements.envato.com

В Усть-Каменогорске местные активисты обратились в редакцию издания YK-news.kz и заявили, что в Казахстане готовят к внедрению неоднозначный законопроект, который может нарушить конституционные права граждан, сообщает Tengrinews.kz.

Речь идет о проекте закона "О противодействии семейно-бытовому насилию" (ПСБН). Как утверждают активисты, законопроект, призванный защитить семьи страны от бытового насилия, позволит сторонним учреждениям вмешиваться в семейный уклад, отбирать детей у родителей и подвергать членов семьи психокоррекции.

"Новостей как таковых об этом законопроекте нет. Никаких оповещений населения. До сих пор единственной площадкой для обсуждения законопроекта среди населения остаются социальные сети. Почему законопроект не вынесли на общественные слушания?" - задалась вопросом жительница Усть-Каменогорска Мария Коновалова.

"Я читал и не верил своим глазам... А как же права граждан на неприкосновенность частной жизни и жилища, которые гарантированы Конституцией?" - возмутился горожанин Олег Яблочкин.

"Никто не верит, что такое возможно. При этом многие даже возражали: "И правильно, пускай принимают этот проект! У нас полно неблагополучных семей, на которые давно пора найти управу". Но нужно понимать, что этот проект закона направлен не только на неблагополучные семьи. Он будет работать на все семьи страны. На каждого жителя. Взрослого и ребенка", - говорит Коновалова.

Первое, что отмечают активисты, это размытость терминов, используемых в проекте закона.

"В законопроекте перечислены виды насилия: физическое, психологическое, сексуальное, экономическое. При этом конкретики никакой. А в юридическом поле это принципиальная вещь", - обращает внимание Мария.

Например, одно из определений психологического насилия описано как "умышленное воздействие на психику человека". К экономическому насилию отнесли лишение пищи, одежды, имущества.

"Что подразумевается под этими видами насилия? - недоумевает Мария. - Допустим, ребенок не хочет делать уроки. Естественно, родители начинают заставлять выполнить домашние задания. Или ребенку говорят: "Ты едешь с нами копать картошку", а ему в это время хочется пойти погулять. Часто такие ситуации решаются в наших семьях просто: как сказали мама с папой, так и будет. Но если смотреть на это через призму законопроекта, получается, родители проявляют психологическое насилие, когда настаивают на послушании? Или ребенок закатил истерику в магазине ("Мама, купи!"), но мама не покупает то, что дите просит. Это может расцениваться как экономическое насилие? А если мама еще и схватила ребенка за руку, шлепнула по попе и вывела из магазина, ее обвинят в физическом насилии?"

"Остается лишь гадать, какие действия родителей могут подпадать под статьи законопроекта", - отмечает Оксана Юркина.

Шокирующим считают активисты и то, что к сексуальному насилию отнесли посягательство на половую свободу ребенка.

"Половая свобода - это когда человек свободен в выборе сексуальных партнеров и сам решает, когда и как он будет строить свою интимную жизнь", - рассуждает Мария. - Насколько я знаю, сейчас по закону подростки Казах­стана могут вступать в добровольные сексуальные отношения с 16 лет. То есть возраст половой свободы наступает в 16 лет. И даже если родители против того, чтобы ребенок начинал половую жизнь в этом возрасте, дети уже имеют право принимать решение сами. Но по нормам законопроекта получается, что родитель не может решать судьбу ребенка в вопросах интимной жизни (то есть не может посягать на половую свободу), даже если ребенок младше 16 лет? В этом случае навязывание своего мнения со стороны родителей будет считаться сексуальным насилием над ребенком? Я считаю, что это прямая угроза нравственности и потворство сексуальной распущенности среди детей".

Следующее, что крайне удивило активистов в законопроекте, это новое определение семьи. К общепринятому традиционному кругу лиц, которых обычно считают членами семьи, добавили бывших супругов, лиц, состоящих в незарегистрированном браке, и членов их семей. Отношения между этими людьми назвали семейно-бытовыми. Чем это может грозить? В первую очередь тем, что в разы возрастает вероятность попасть в поле зрения органов внутренних дел по причине разногласий таких "членов семьи".

"Как правило, отношения между бывшими супругами редко остаются теплыми. И если вдруг произойдет некий конфликт между бывшими супругами, то их, по новому закону считающихся членами семьи, могут привлечь к ответу? - задается вопросом Оксана. - А если свидетелем такой ссоры станет ребенок, получается, ситуация существенно усугубится. Или, допустим, молодая жена в восторге от своего мужа, но не находит общего языка со свекровью. В этом случае разногласия между женщинами также могут быть рассмотрены как конфликт в сфере семейно-бытовых отношений? И могут возникнуть основания взять семью под контроль?"

Также активисты обратили внимание на такое понятие в новом законопроекте, как "обоснованное предположение о совершении семейно-бытового насилия в отношении несовершеннолетнего". По их мнению, обоснованное предположение является своего рода спусковым механизмом в работе машины по "спасению семьи". И будет считаться достаточным аргументом для развертывания активных действий по изъятию ребенка.

"Что это вообще такое? Вот сосед услышал, как за стеной родители кричат на ребенка, прохожий заметил, что молодая мама на улице шлепнула малыша. Такие "свидетели" могут позвонить в некую службу, и их сообщение будет являться основанием для обвинения людей в насилии над детьми? То есть доказательная база игнорируется напрочь. Мало в какой семье обходится без криков. А уж если в доме более одного ребенка, то повышать голос родители вынуждены частенько. И я знаю, о чем говорю: у меня семеро детей. И это нормально для большинства семей в нашей стране. Это отличительная черта менталитета нашего народа, устои и привычки, на основе которых родители выстраивают отношения с детьми. Нас так воспитывали, и мы так воспитываем. Это невозможно переделать в одночасье. Абсолютно каждый родитель подтвердит, что школьные задания часто становятся причиной разговоров на повышенных тонах. Тем более сейчас, когда дети учатся дистанционно и люди вынуждены как никогда включаться в образовательный процесс, порой не имея достаточных для этого знаний. И загнанные в такие условия родители не всегда способны держать себя в руках", - возмущается Олег.

После принятия законопроекта при обращении любого "неравнодушного гражданина", имеющего "обоснованное предположение", ситуация может развиваться по следующему сценарию. После сообщения о возможном факте семейно-бытового насилия в отношении ребенка (оно может исходить как от свидетелей некоего инцидента, так и от самого ребенка) в дом, где проживают "небезопасные" родители, незамедлительно приходит сотрудник внутренних дел.

"А что, если ребенок разозлился на родителей за что-то пустяковое? - комментирует Оксана. - Малыш позвонил, пожаловался. Через 15 минут забыл об этом, помирился с мамой и папой, но процесс "помощи" все равно будет запущен?"

Если у прибывшего стража порядка "имеются основания полагать", что оставление ребенка в семье может поставить под угрозу его жизнь и здоровье, то правоохранитель вправе "доставить его в организацию, осуществляющую функции по защите прав ребенка, для временного пребывания". К слову, по действующему законодательству, чтобы изъять ребенка, нужно не предположение, а доказательство того, что его жизни или здоровью что-то угрожает.

"Где презумпция невиновности? Почему родитель по умолчанию воспринимается как виновный? Условия проведения процедуры изъятия ребенка практически лишают шанса даже попробовать оправдать себя, - констатирует Мария. - Настораживает то, что ребенка могут изъять, даже если предположительное насилие совершил только один из родителей, а другой, в общем-то, ни при чем. И при этом ребенка не предполагается передавать родственникам (бабушкам, тетям и т. д.). Даже страшно представить, что могут чувствовать в этот момент родители и ребенок, которого незнакомые люди уводят из дома против его воли и воли его родителей…"

"Возмутительно, что ребенок подлежит отлучению от семьи и в том случае, если он стал свидетелем условного конфликта между родителями. Например, бытовая ссора. Но даже если в семье есть тиран, почему бы его не удалить из семьи вместо ребенка?" - негодует Олег.

Активисты сходятся во мнении, что предлагаемый законопроект очень сильно напоминает принципы работы германского ведомства по делам молодежи Jugendamt и норвежской государственной социальной службы Barnevernet.

"Родители уже не смогут попросить десятилетнего сына, например, сходить за хлебом или вынести мусор, - констатирует Мария Коновалова. - Если эти нормы начнут действовать, нам всем придется пересмотреть свой жизненный уклад. Вот только кому это нужно и зачем?"

Между тем ранее на сайте Factcheck.kz была опубликована статья, в которой говорится, что законопроект о противодействии семейно-бытовому насилию не нарушает права семьи.

"Сразу скажем вам, что все утверждения либо ложные, либо манипулятивные. Неправильная интерпретация законов и абсолютно неуместные домыслы авторов рассылки создают убойную смесь дезинформации, которой, к нашему сожалению, некоторые люди верят", - отмечает автор публикации.