1. Главная
  2. Узнай
  3. Новости
  4. Новости Казахстана

"Тайна следствия": почему судьи закрывают свою работу от СМИ 24 ноября 2020, 11:52

В Верховном суде и Министерстве информации и общественного развития ответили, как относятся к 201-й статье Уголовно-процессуального кодекса,
Фотоколлаж ©Tengrinews.kz Фотоколлаж ©Tengrinews.kz

В Верховном суде и Министерстве информации и общественного развития ответили, как относятся к 201-й статье Уголовно-процессуального кодекса, согласно которой нельзя разглашать информацию о досудебном расследовании без разрешения прокурора, передает корреспондент Tengrinews.kz.

Судья Верховного суда Назгуль Рахметуллина объяснила, что следственный судья работает до направления в суд дела с обвинением. Он вправе санкционировать содержание обвиняемого под стражей, обыск, выемку, негласное прослушивание, запись переговоров, арест имущества, а также проверять жалобы на незаконность действий и решения органов уголовного преследования. 

На вопрос, почему журналистам часто отказывают в освещении работы следственных судей, Назгуль Рахметуллина подтвердила, что всему виной статья 201 УПК о тайне следствия. 

"В статье прямо говорится о том, что данные досудебного расследования не подлежат разглашению. Они могут быть преданы гласности только с разрешения прокурора в том объеме, в каком им будет признано это возможным, если это не противоречит интересам расследования и не связано с нарушением прав и законных интересов других лиц. Следственный судья не вправе разглашать, в отношении кого дана санкция на обыск или какие показания дал малолетний потерпевший. Такая утечка информации приведет к бесполезности обыска и таких показаний", - отметила судья Верховного суда. 

Назгуль Рахметуллина добавила, что разглашение данных досудебного расследования может создать негативный образ о человеке, который может оказаться невиновным. 

"Представим, что по обвинению в растрате бюджетных средств задержано ответственное лицо министерства. Следствие только начато. В следственный суд поступило ходатайство на санкционирование его ареста. Следственный судья, возможно, не санкционирует арест. И досудебный орган в силу недостаточности доказательной базы прекращает дело. А все эти сведения уже обнародовали. Создается негативный образ этого человека. Люди делают поспешные выводы. Вследствие этого рушатся семейные узы обвиняемого, травмируется психика его детей.

Но даже если следственный судья санкционирует арест, после дело поступает в суд. Доказательство: показания лишь одного свидетеля. Часто ему это выгодно, сотрудничает со следствием, оговорил коллегу, поскольку сам хочет уйти от наказания. Суд начинает разбираться. Выясняется, кто-то не так сказал, не то имел в виду. Материалы бездоказательные. Прокурор уже просит по другой статье привлечь или вообще отказывается от обвинения", - добавила она. 

Судья считает, что СМИ, освещая досудебные материалы, нарушают нормы статьи 18 Конституции, где говорится о неприкосновенности частной жизни.

Тогда каким образом СМИ могут оперативно получать информацию от органов досудебного расследования в эпоху социальных сетей? В Министерстве информации и общественного развития посоветовали писать официальные запросы. 

"Право на доступ к информации может быть ограничено только законами, и лишь в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, охраны общественного порядка, прав и свобод человека, здоровья и нравственности населения. Журналисты вправе получать информацию о расследованиях на основании официальных запросов, адресованных в органы внутренних дел и прокуратуру", - ответили в МИОР.

Что касается фейковой информации, которая может появиться из-за отсутствия официальных сообщений, в МИОР считают, что "вопрос урегулирован".

"Сегодня одним из основных инструментов противодействия распространению фейковой информации является мониторинг интернет-ресурсов, включая социальные сети, на предмет соблюдения законодательства Казахстана. Министерство полагает, что действующим законодательством в достаточной степени урегулирован данный вопрос, чтобы не допустить широкого распространения информации, не соответствующей действительности", - добавили в ведомстве. 

Напомним, в последнее время из-за 201-й статьи УПК у представителей СМИ стали все чаще возникать вопросы. С недавних пор в пресс-службах информация о санкциях следственных судов стала квалифицироваться именно как "тайна следствия". Хотя раньше об этом рассказывали по запросу журналистов. Ранее по этому поводу высказался казахстанский юрист Жангельды Сулейманов.

Самые важные новости вместе с фото и видео! Доставляем прямо на твой телефон. Подпишись на Telegram-канал Tengrinews.kz!