1. Главная
  2. Узнай
  3. Новости
  4. Новости Казахстана

"Тот бой не забудешь". Подвиг седьмой роты вспоминают в Казахстане 07 апреля 2021, 18:14

7 апреля в Национальной гвардии Республики Казахстан официально считается днем памяти и мужества. Ровно 26 лет назад казахстанские миротворцы,
  • ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Vkontakte
  • Facebook
  • Twitter
  • Одноклассники
  • Telegram
Новостью поделились: человек

Фото из личного архива Фото из личного архива

7 апреля в Национальной гвардии Республики Казахстан официально считается днем памяти и мужества. Ровно 26 лет назад казахстанские миротворцы, защищавшие внешние границы СНГ на таджикско-афганском участке, приняли бой с боевиками из сопредельного государства. Напавшие с афганской стороны рассчитывали за час прорваться на территорию Таджикистана, однако натолкнулись на жесткое сопротивление и после пятичасового боя были вынуждены отступить. В той битве 17 военнослужащих седьмой роты Внутренних войск МВД Казахстана погибли, 33 получили различные ранения. Указом Первого Президента страны за мужество и самоотверженность все погибшие посмертно были награждены государственными наградами. Воспоминания участника боя Каната Галеева о том трагическом событии читайте на Tengrinews.kz.

"Тот апрельский день навсегда остался в памяти у участников боя", - начинает рассказ Канат Галеев. Как он вспоминает, день начинался обыденно: получили приказ отправиться на другую погранзаставу. Путь предстоял в Пшихаврском ущелье. Проверка всего и вся, и колонна отправляется в путь.

Казахстанско-российский состав - каждый на своих боевых машинах. Колонну возглавлял российский УАЗик. Канат же ехал в третьей по счету машине, ГАЗ-66, в кузове с другими солдатами.

"Вскоре колонна остановилась. Пока я думал о причине остановки, тишину разорвали навсегда запомнившиеся звуки. Это были выстрелы вражеских гранатометов и автоматов - свинцовой дождь.

Это был внезапный и шквальный огонь душманов с афганского горного берега пограничной реки Пяндж. Первые секунды – жуткий страх, ведь никому не охота умирать, да еще в молодые годы. Но бой есть бой, и секунды страха сменились быстрыми мыслями и действиями. Необходимо было срочно покинуть машины, занять оборону и открыть ответный огонь. Счет пошел на секунды", - вспоминает Канат.

Потери увеличивались с каждой минутой. Сначала враги подорвали первую в колонне машину, затем была взорвана машина связи. Шум, гам, перестрелки. Канат и сослуживец Ербол Журунтаев подхватили другого раненого Ербола Бекебаева и с помощью ремня понесли его в укрытие. Но не успели. Вражеский снайпер выстрелом в голову оборвал молодую жизнь. Закрыв глаза товарищу, положили его на землю в укрытии и стали отстреливаться. А кровавый бой продолжался: вскоре взорвался казахстанский грузовик ЗИЛ-137.

"Смертельный ливень моджахедов не утихал, но укрывшись под мостом, наши бойцы ответным огнем смогли вытеснить врага. Кровавый бой шел до самого вечера. Позже наши взобрались на гору и оттуда продолжили стрелять по афганской стороне. Кстати, с того берега совсем не было видно и слышно афганских пограничников, как будто их и не было, а хозяйничали лишь душманы, причем стреляли с заранее и основательно укрепленных дзотов.

Выполняя приказ командиров закапываться в землю, казахстанские и российские воины укреплялись на ходу, не прекращая отстреливаться. Основательно потрепали врагов зенитчики и спецназовцы. Кстати, чтобы зенитку веревками затащить в горы – это отдельный подвиг", - говорит Канат.

Канат вспоминает, что когда стемнело, активная фаза боя перешла в пассивную. В жестоком бою пришлось проходить азы искусства войны. Так, по приказу командира не подбегали к раненым. Ибо расчет врага на этом и строился: как только солдаты пытались вытащить раненого бойца, по ним тут же стрелял снайпер.

"В том бою попавшим в засаду пытались помочь казахстанские пограничники из Алматы и Талдыкоргана, однако моджахеды вели настолько плотный огонь, что несколько часов нельзя было воссоединиться. Но главное то, что в итоге душманы не смогли выиграть бой, и финальные редкие перестрелки это подчеркивали – враг выдохся.

Позже ночью российские разведчики переплыли Пяндж и обследовали вражеский горный берег. Как они рассказали, враг в том бою понес серьезные потери", - рассказывает Канат.

"Бой полностью окончился лишь на вторые сутки после ночных мелких перестрелок. Картина сражения была тяжелой: мертвые тела навсегда замолчавших погибших товарищей и крики раненых, которым делали обезболивающие уколы, клали на носилки и уносили, - делится Канат. - Их ждал госпиталь и лечение..."

"Через некоторое время пришло время возвращаться домой, - говорит Канат. - Но было страшно. Ведь дорога домой была непростой – на машинах в сопровождении вертолетов, которых боялись душманы. Но повезло".

"Когда доехали до Калайхумской погранзаставы, то немного стало легче. Вскоре нас встречал мирный Душанбе. Полностью полегчало, когда добрались до Шымкента, а вскоре наступил и долгожданный июньский день отправки в родной край. Ставшие боевыми друзьями я, Ербол Журунтаев из Щучинска и Асхат Каналиев из Уральска уезжали домой. А общий наш друг Ербол Бекебаев, к горькому сожалению, домой вернулся в гробу", - заключил рассказ Канат.

Фотографии предоставлены МВД РК.