1. Главная
  2. Узнай
  3. Экономика
  4. Рынки
Материал подготовлен при поддержке Союза торговых сетей РК

"Если мы нарастим производство овощей и фруктов, урожай будет негде хранить"

Фото shutterstock.com Фото shutterstock.com

Правительство разработало план создания в стране товаропроводящей системы. Это сеть современных оптово-распределительных центров (ОРЦ) и усовершенствованные цепочки поставок. На эти цели планируется выделить больше 200 миллиардов тенге. Затраты большие, а как конкретно это поднимет сельхозку и снизит цены, пока не очень понятно. Мы задали вопросы непосредственному участнику рынка. Айдар Баймахан – управляющий директор холдинга "PrimeAgroGroup".

- Зачем сельхозпроизводителям нужны ОРЦ?

- Сельхозпроизводителей можно условно разделить на крупные агрохолдинги, средних фермеров и личные подсобные хозяйства (ЛПХ). Многие крупные компании, особенно в северных регионах, уже построили для себя хранилища и наладили цепочки поставок. У остальных такой возможности нет. На юге 85 процентов сельхозпроизводства приходится на ЛПХ. У них нет никаких хранилищ и подходящей инфраструктуры, поэтому они вынуждены сразу продавать с поля урожай перекупщикам по низкой цене.

Перекупщики - это трейдеры, они нужны в цепи поставок от производителя к покупателям. На поле они чаще всего покупают валовый продукт не отсортированный, не откалиброванный, грязный. Чтобы предложить его магазинам, ресторанам и рынкам, оптовики делают отбраковку, очистку, сортировку овощей и фруктов и закладывают это в стоимость товара.

Оптовик, как и фермер, не имеет оборудованных хранилищ и другой современной инфраструктуры. Поэтому наскоро отсортированный товар тоже старается продать побыстрее. В итоге в сезон у нас на рынке есть местные овощи и фрукты, а зимой мы вынуждены завозить более дорогие импортные.

ОРЦ должны изменить ситуацию. По планам Министерства торговли их простроят в тех районах, где производится больше всего сельхозпродукции. Максимальное расстояние от фермера до ОРЦ должно составлять не больше 50 километров, а в идеале – 10-15. Каждый фермер или оптовик сможет сам отвезти туда свою продукцию. Там товар по желанию отсортируют, очистят, упакуют и разместят на хранение в холодильную камеру при нужной для этого продукта температуре. У каждого фермера должна быть возможность хранить свой товар отдельно, а не в "общем котле". Услуга будет платной, но это все равно выгоднее, чем продавать по заниженной цене в поле.

Кто не захочет менять привычную цепочку сбыта, сможет по-прежнему продавать урожай перекупщикам. Но оптовики все равно повезут на ОРЦ, потому что там будет проще, быстрее и удобнее привести продукцию в товарный вид, оставить на хранение или транспортировать в любой регион страны.

- Эксперты говорят, что одних ОРЦ мало, нужна еще "холодовая цепочка". Что это такое?

- Возьмем пример с томатами. Когда их на юге собирают, температура воздуха на солнце доходит до 50 градусов. Потом их грузят в холодный рефрижератор и везут, например, в Нур-Султан. Там томаты выгружают на обычном складе при температуре 20-30 градусов, потом снова охлаждают. Так делать нельзя! Продукт можно охладить только один раз, иначе от температурного шока срок его жизни уменьшается, а качество портится.

Для нормальной транспортировки свежей продукции нужны "холодовые цепочки". Это когда по всей стране есть ОРЦ с холодными хранилищами, а между ними курсируют автомобили-рефрижераторы и на более дальние дистанции - рефрижераторные контейнеры. Тогда у нас не будет таких больших потерь овощей и фруктов. В хранилищах должны быть камеры с разными температурными режимами. Потому что, условно, клубника, томаты и перец хранятся при разных температурах.

- Каким образом ОРЦ помогут регулировать спрос и предложение? А главное, зачем это надо, если спрос и предложение прекрасно регулируются рынком?

- Недавно была нашумевшая история с капустой. Несколько лет подряд капуста стоила 60 тенге. И вдруг в прошлом году из-за низкого урожая цена взлетела до 300 тенге. Те, кто выращивал капусту, тогда хорошо заработали. Все остальные решили последовать их примеру и тоже посадили капусту. В итоге в этом году вырастили столько капусты, что некуда было ее девать. Фермерам пришлось раздавать ее чуть ли не бесплатно.

И так происходит постоянно с разными сельхозкультурами. Мелкие хозяйства могут очень быстро менять специализацию. Допустим, сажали несколько лет томаты, прибыль была небольшая. Увидели, что в этом году соседи на огурцах хорошо заработали, и решили тоже посадить огурцы. Другие фермеры тоже так подумали. В итоге перепроизводство огурцов, а заработали в этот раз те, кто продолжал выращивать помидоры. Такие качели приводят к тому, что у нас на рынке постоянно то дефицит, то перепроизводство.

Если фермер хочет хорошо заработать, то лучше специализироваться постоянно на какой-то культуре, иметь компетенцию в определенной сфере. А чтобы он был уверен в сбыте, у него должны быть нормальные стабильные покупатели и каналы продаж.

Каналы продаж - это розничные базары, оптовые рынки, торговые точки, поставки на экспорт, на переработку. У всех разные требования к товару. Чтобы производитель делал в точности то, что нужно конкретному покупателю, должны быть заказы наперед. А у нас пока что такого нет. Я надеюсь, что ОРЦ станут единой площадкой для обмена информацией и заключения форвардных контрактов.

- Соседний Узбекистан заваливает нас овощами и фруктами высокого качества. Как им это удается?

- Во-первых, у них традиционно очень высокий уровень агрокомпетенции - исторически в Узбекистане выращивали овощи и фрукты. Во-вторых, население Узбекистана в два раза больше, а плотность населения в 10 раз выше, чем у нас. Объемы производства плодоовощной продукции тоже больше в разы.

Получается, что в Узбекистане трейдеры-оптовики закупают у производителей более стандартизованный, качественный товар в больших объемах и зарабатывают намного больше, чем трейдеры в Казахстане. Они могут инвестировать прибыль в строительство инфраструктуры с понятным сроком окупаемости.

В нашем случае трейдерам (оптовому звену) строить инфраструктуру невыгодно - слишком большой срок окупаемости, 15-20 лет. Поэтому здесь должно подключиться государство. Это вопрос продовольственной безопасности страны и конкурентоспособности нашего сельского хозяйства.

- Почему к нам везут все из Узбекистана и Китая, а многие наши фермеры отправляют свою продукцию в Россию?

- Цены в России на многие овощи и фрукты выше, поэтому казахстанские фермеры, которые производят качественную продукцию, стараются продать ее на экспорт. Это логично. Но у нас объемы производства небольшие, по некоторым позициям получается – сколько произвели, почти столько же и экспортировали.

У соседних Узбекистана и Китая объемы производства во много раз больше. За счет этого они обеспечивают и свой внутренний рынок, и наш, и рынки других стран. А значительно нарастить производство мы не можем в том числе из-за того, что большой урожай будет негде хранить или заготавливать. Сейчас мощности складской инфраструктуры в Казахстане составляют только около 30 процентов от объема производства сельхозпродукции. Если говорить о современных мультитемпературных хранилищах – и того меньше.

- Авторы программы прогнозируют, что новая инфраструктура поможет снизить цены процентов на 30. За счет чего?

- Прежде всего за счет сокращения процента потери урожая на всех этапах, от поля до полки магазина. Ведь в конечную цену продукта всегда закладывается и стоимость потерь.

Начнем с того, что сейчас масса ЛПХ и средних хозяйств производят из "подручных материалов". То есть используют не самые лучшие семена, удобрения, методы выращивания. Программа по развитию товаропроводящей системы предполагает, что в ОРЦ будут располагаться разные компании, которые продают семена, удобрения и все, что необходимо для фермеров. Также там должны быть фирмы и частники, которые оказывают услуги профессиональных агрономов. Сейчас агрономы и фермеры не всегда доходят друг до друга. Повышение агрокомпетенции фермеров позволит сократить процент отбраковки некондиции на поле. Проще говоря, на каждый вложенный в дело тенге фермер будет получать больше ликвидной продукции.

Дальше "холодная цепочка" сократит потери на всех этапах транспортировки и перевалки груза. Сейчас потери скоропортящихся сельхозпродуктов составляют до 50 процентов, а иногда и больше. Поэтому, когда вы покупаете килограмм перца, вы платите не только за этот килограмм, но и за тот, который испортился по дороге. Люди и возмущаются: почему так дорого? Но это закон рынка, в цену продукта закладываются все издержки, а не только маржа производителя и трейдера.

У ОРЦ должна быть единая IT-система, обновляемая база данных. К ней должны иметь доступ фермеры, оптовики, логисты, агрономы. Это поможет лучше понимать спрос и предложение, лучше планировать, сократить потери из-за перепроизводства и не допустить роста цен из-за дефицита отдельных продуктов.