1. Главная
  2. Узнай
  3. Технологии
  4. Медицина

Врач "красной зоны" озвучил самую страшную особенность COVID-19

  • 35
© Reuters © Reuters

Врач-кардиолог Антон Родионов, работающий руководителем смены приемного отделения COVID-госпиталя на базе лечебного факультета ПМГМУ имени Сеченова, в интервью газете "Московский Комсомолец" рассказал о самых страшных особенностях коронавируса.

По словам врача, он по 12 часов дежурит в так называемой "красной зоне", где находятся больные с тяжелой формой коронавируса. 

Родионов рассказал, что практически у всех поступивших больных наблюдается двусторонняя пневмония, что является достоверным признаком вирусного поражения легких.

"Рентгенологи договорились делить тяжесть изменений на четыре степени. Пациентов с первой, а иногда и со второй степенью, можно лечить амбулаторно, третья и четвертая степени - абсолютное показание к госпитализации. Если у заведомо COVID-положительного пациента нет пневмонии, госпитализация в стационар ему не нужна", - сообщил он.

"Но чувствительность вирусологической диагностики методом ПЦР, к сожалению, невелика. У пациентов с очевидной вирусной пневмонией "положительные" результаты мазков приходят лишь в 34-70 процентах случаев, что зависит от качества забора материала. Дело в том, что правильный забор материала подразумевает погружение палочки с тампоном на 5 сантиметров вглубь носа. Пациенты это переносят довольно тяжело, и многие врачи боятся это делать, опасаясь осложнений", - пояснил доктор.

"Самое тяжелое - это госпитализировать коллег. Только в мои смены поступило несколько врачей и медсестер. Причем с одной медсестрой мы начинали вместе работать с первого дня, правда, в разных отделениях. А вчера вечером, когда я подъезжал к клинике, выяснилось, что моя напарница, с которой днем раньше мы работали в одной команде, лежит дома с температурой 39..." - признался врач.

Антон Родионов. © mk.ru

Родионов предположил, что на особенности течения болезни, по-видимому, влияют три фактора: первый - вирусная нагрузка, то есть количество вирусных частиц, которые получил человек (одно дело - больной человек прошел мимо и один раз чихнул, другое - жить с больным в одной квартире и спать в одной постели); второй - иммунный ответ, то есть насколько иммунная система сможет справиться с попаданием возбудителя; третий - какие-то генетические особенности, о которых мы можем только догадываться.

Собеседник издания отметил, что обычная маска, перчатки и гель могут уменьшить вирусную нагрузку. Однако на второй и третий факторы, иммунную систему и генетические особенности, человек повлиять не может. "Что бы ни обещали шарлатаны, реально работающих средств для стимуляции иммунитета в природе не существует", - заявил он.

Также врач покаялся в том, что когда вирус появился в Китае, он недооценил угрозу. "Успокаиваю себя лишь тем, что и я, и мои столь же легкомысленные коллеги, своими выступлениями сместили начало паники на пару недель вперед. Когда в Европе события стали развиваться драматично, стало понятно, что мы столкнулись с очень коварным противником. Вирус довольно быстро распространяется, человек начинает выделять его до появления симптомов (в этом большая проблема!). Что мы поняли еще - дело не только в поражении легких, но и в активации системы свертывания крови. Многие пациенты погибают от тромбозов, именно поэтому в профессиональном сообществе активно обсуждают применение противосвертывающих препаратов (антикоагулянтов) в лечении этих больных", - сообщил врач.

© mk.ru

По словам Родионова, самое страшное - это отсутствие реально действующего лечения. "Я же кардиолог в мирной жизни. Безмерно люблю свою родную кардиологию за то, что практически каждому больному я могу реально продлить жизнь. А тут мы столкнулись с заболеванием, на течение которого практически невозможно повлиять. Думаю, уже ни для кого не секрет, что назначаемые и рекомендуемые антибиотики, противомалярийные и противовирусные препараты практически неэффективны и назначают их в основном по принципу "ну что-то же надо делать…" Если нарастает дыхательная недостаточность - дают дышать кислородом. Но это же не лечение… Совсем тяжелых приходится интубировать и переводить на искусственную вентиляцию легких, но в этом случае прогноз очень плохой", - объяснил он.

Врач добавил, что у больных COVID-19 поражения легких развиваются довольно быстро, буквально за несколько дней.

"Бывает так: заболел человек и в первый день побежал на КТ, там ничего. На третий день состояние ухудшилось, появилась тяжелая одышка, снова сделали КТ, а там выраженное двустороннее поражение легких. И еще характерный признак, о котором писали многие коллеги, начавшие работу раньше нас: пациент чувствует себя хорошо, разговаривает без одышки и вдруг начинает ухудшаться на глазах", - рассказал специалист.

На вопрос, не боится ли он заразиться, Родионов ответил, что "заразиться - беда не самая большая".

"В общем-то все мы понимаем, что каждому из нас предстоит "пропустить вирус через себя" и выработать антитела. Хотелось бы сделать это бессимптомно или малосимптомно. Тяжелой пневмонией болеть не хочется. Впрочем, во время работы об этом точно не думаешь..." - резюмировал доктор.