Китайский балет в Астане: Желтая река и бесконечность жизни

02 июля, 13:08
0

Феномен "китайского чуда" в области экономического развития предполагает возникновение подобного "взрыва" и в других сферах, например в искусстве, которое зачастую идет вслед за экономическим взлетом. И действительно, чудо не заставило себя ждать - китайский цирк, виртуозные пианисты, крошечные скрипачи, побеждающие на международных конкурсах, грандиозные хоровые фестивали (кстати, хоровая музыка, как и балет, не является традиционным китайским искусством), кинематограф -– кажется, Поднебесная стремится удивить весь мир.

Балет Китая привез в Астану программу из двух отделений, в которую вошли две миниатюры хореографов Ван Ци и Фэй Бо, две последние части из балета "Желтая река" на музыку Сянь Синхая и балет "Песня жизни" на музыку "Патетической" симфонии Чайковского.

Балет "Желтая река" - особая гордость театра, так как напрямую связана национальным символом - рекой Хуанхэ (Желтая река), которую китайцы называют Мать-река. Как известно, бассейн Хуанхэ считается местом формирования и становления китайского этноса. На фестивале были показаны две заключительные части постановки, созданной в стиле советских балетов 60-х, слаженно и дисциплинированно исполненных китайскими артистами, техническая оснащенность которых поражает воображение. Высокие, как на подбор, с великолепными балетными данными, артисты труппы свободно владеют как техникой классического танца, так и современными стилями, не стесняясь, если так нужно хореографу, пройтись по сцене колесом или скрутить непринужденно сальто-мортале. При этом синхронность действий, генетически запрограммированная в сознании, создает ощущение единого цельного организма, символизирующего "великий национальный дух Китая".

12-минутная постановка "Любовь Мулань" на музыку китайского композитора Тянь Фу также отсылает к истории Китая, но более древней. Черно-белая гамма лаконичной сценографии и костюмов; снова микс хореографического языка - неоклассика плюс модерн, плюс contemporary; динамика, ритм, внезапность падений и стремительность прыжков; неизменная синхронность и патриотический дух постановки.

Самым большим полотном в программе вечера стал балет "Песня жизни", поставленный хореографом Ин э Дином на музыку Чайковского.

В черном кабинете сценической коробки одинокая фигура мужчины (солист балета Wu Siming). С первыми аккордами взволнованной музыки начинается его пластический монолог. Из темноты появляются и исчезают извивающиеся в неистовом танце фигуры кордебалета - мысли, чувства, воспоминания? Скупая, конструктивная декорация, серия черных бархатных ширм, позволяет артистам совершать исчезновения мгновенно, как вспыхивающие в воспаленном мозгу видения. Вдруг резко, ярким прямоугольником света, освещается задняя часть сцены, на которой появляется тонкая женская фигура в белом (солистка балета Liu Qi).

По словам ведущей балерины театра Лю Ци, ее персонаж не реальная женщина, а скорее воспоминание о ней, ее постоянное присутствие в памяти героя. Ведь он вспоминает свою жизнь, а она в ней светлая и чистая сила любви.

Большое впечатление на зрителей произвела пятиминутная композиция, обозначенная в программе "Жертвоприношение" на музыку тувинского композитора Сайнхо Намчылак  в хореографии Фэй Бо. Ни жертв, ни приношений в ней не прочиталось, но мотив выбора и свободы следовать ему показать получилось. Короткая пластическая притча очаровала бездонной глубиной смыслов: о любви и гармонии, о соблазне и призрачности идеалов, о любви и свободе. Именно в ней чувствовались мощь и глубина древнейшей китайской культуры, величайшей культуры в мире, в классической живописи которой несколькими линиями можно передать всю мощь и глубину мироздания.

Впечатление о том, что же такое феномен китайского балета, зрители получили, и появилось  желание познакомиться с ним ближе. Благодаря Международному фестивалю балетного искусства Eurasian Dance Festival это может случиться очень скоро.

Получить короткую ссылку


Нравится Поделиться
Добавить комментарий
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц