1. Главная
  2. Узнай
  3. Жизнь
  4. Фрагменты

Итальянец рассказал о приключениях в казахстанской тюрьме

Флавио Сиданьи. Фото с сайта La Repubblica.it Флавио Сиданьи. Фото с сайта La Repubblica.it
Вот уже больше года в Атырауском СИЗО находится бывший менеджер компании "Аджип ККО", гражданин Италии Флавио Сиданьи. Осенью 2010 года казахстанская пресса писала, что итальянца, проработавшего в нашей республике десять лет, приговорили к шести годам лишения свободы по нескольким пунктам статьи “Незаконное хранение и неоднократный сбыт наркотиков в особо крупных размерах”. Его задержали сотрудники КНБ в отеле "Ривер Палас" в Атырау, где он постоянно проживал. Во время спецоперации у него обнаружили 100 граммов гашиша и 50 граммов смолы каннабиса. В ходе следствия 56-летний итальянец признался, что привез наркотики из Амстердама для личного употребления. Как выяснилось, Флавио любил время от времени устраивать в гостиничном номере интим-шоу с участием проституток, снимая происходящее на видео. В "процессе" он готовил наркотики для курения и употреблял их вместе с девушками. К слову, именно проститутки и "сдали" иностранца спецслужбам. Согласно приговору суда, гость из Италии должен был отбывать наказание в колонии строгого режима в Семее. Однако Сиданьи до сих пор пребывает в следственном изоляторе Атырау (учреждение УГ-157/1). Недавно история со злоключениями итальянца получила продолжение благодаря атыраускому интернет-изданию "Ак Жайык". Журналисты портала задались вопросом, почему же Флавио остается в СИЗО вопреки судебному решению. И получили ответ от начальника Атырауского департамента УИС Дидара Рахимбердиева. По его словам, осужденному может быть позволено отбывать наказание в следственном изоляторе для выполнения работ по хозяйственному обслуживанию. Но почему-то чиновник "не вспомнил", что оставлять можно только тех, чей срок наказания не превышает пяти лет. Но это еще не все. На днях в редакцию "Ак Жайык" пришло от Флавио письмо, в котором он попытался ответить на накопившиеся вопросы. Вот оно: "Дорогая Сания! (журналист "Ак Жайык". - Прим. автора) мое письмо - скромная попытка ответить на различные вопросы, которые вы поставили в вашей
статье, опубликованной в газете “Ак Жайык”. Итак, почему я был приговорен только к шести годам, хотя по этой статье минимальный срок наказании составляет 10 лет? Но прежде всего я бы хотел бы поставить вопрос так: почему я был приговорен к такому длительному сроку, ведь я только курил наркотики, а не торговал ими? Обвинение строится на видеозаписи, которая была обнаружена в моем ноутбуке сотрудниками КНБ, где я запечатлен в кругу некоторых своих друзей. Эти кадры интерпретировались судьей так, будто бы я не курил в компании, а распространял наркотики. В приговоре тот факт, что мы курили сигарету с каннабисом, передавая ее друг другу, классифицирован как продажа наркотиков, будто я это делал в одиночку. Но почему тогда другие участники, которые курили по кругу, не рассматривались как участники купли-продажи? Таким образом, согласно приговору получается, что я наркоторговец без покупателя и без прибыли и единственная среди них криминальная персона. Пожалуйста, также отметьте: свидетели в ходе следствия дали показания, что я им ничего никогда не продавал и никогда не заставлял их курить. Поэтому для вынесения подобного приговора не было никаких оснований. ...Вслед за моим письмом в редакцию газеты “La Repubblica”, отрывок из которого опубликован в вашей статье, ведущие газеты и телеканалы в Италии начали интересоваться моим делом. Привлечение СМИ дало свой результат:премьер-министр Италии Сильвио Берлускони в ходе своего визита в Астану 10 декабря 2010 года имел беседу обо мне с Президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым. Также Сильвио Берлускони написал письмо казахстанскому Президенту, в котором он просит оставить меня в Атырау и применить в отношении меня амнистию. Президент Италии Джорджио Наполитано встретился в Риме с послом Казахстана в Италии и выступил в мою защиту. Поддержал меня и нынешний премьер Марио Монти. После этого на уровне республиканского Комитета уголовно-исполнительной системы (КУИС) было принято решение не отправлять меня в колонию строгого режима, а оставить в Атырау. Решение было согласовано с казахстанским министерством иностранных дел и итальянским посольством. Вы написали, что, мол, мне грех жаловаться на условия содержания в тюрьме. Конечно, в колонии строгого режима мне было бы гораздо хуже, но даже здесь, учитывая то, что, я не гражданин Казахстана, моя жизнь мне дорого обходится. Я и здесь подвергаюсь каждый день дискриминации, поскольку я итальянец. В отличие от других, я социально не застрахован, мой труд не оплачивается. Мои друзья не могут посетить меня. Я не могу получить DVD-диски на итальянском языке. После выхода вашей статьи у меня отобрали телефон. Да, моя тюремная жизнь могла быть и хуже, но почему я не могу получить то, что получают здесь остальные?" Как добавляет издание, Сиданьи опасается негативной реакции тюремного начальства на публикацию. В конце концов, он согласился обнародовать письмо. Тем временем, его жена Ирина Артеменко всерьез опасается за здоровье мужа. По ее словам, он гипертоник, а перед самым арестом ему поставили диагноз "опухоль Уортина".