1. Главная
  2. Узнай
  3. Новости
  4. Новости мира

"Я писал каждый месяц Путину". Что рассказал экс-капитан судна, груз которого взорвался в Бейруте06 августа 2020, 01:59

© Reuters © Reuters

Экс-капитан судна "Розус" (Rhosus), перевозившего 2750 тонн аммиачной селитры, которые взорвались в порту Бейрута, рассказал порталу "Сибирь.Реалии" о том, как сухогруз оказался в порту и как члены экипажа стали фактически заложниками корабля, запертого в Ливане, сообщает Tengrinews.kz.

По данным ливанского телеканала LBCI, сухогруз ходил под флагом Молдовы и принадлежал хабаровскому бизнесмену Игорю Гречушкину. В 2014 году россиянин бросил судно вместе с членами экипажа на произвол судьбы.

Собеседник издания Борис Прокошев вспоминает, что на "Розус" он попал "где-то в 2013 году". Тогда он жил в Одессе, и одно из агентств предложило ему работу капитаном на сухогрузе.

"Я на нем до этого работал, где-то за год. Отработал примерно четыре месяца. Тогда хозяева были другие, киприоты. А этот Игорь Гречушкин принимал его у них как раз, когда я уходил. Когда мне снова предложили работу на "Розусе", я подумал: хорошо, русский судовладелец. Встретился с ним, вроде нормальный. Потом приехал на пароход, он стоял в Турции, на рейде Тузлы. Смотрю, весь экипаж почему-то меняется. Мне это показалось подозрительным. Я спрашиваю капитана: в чем дело? "Да все нормально, все хорошо". Капитан оказался мерзавец, ничего мне не сказал о том, что экипаж уходит из-за невыплаты зарплат. И они все быстро слиняли. Потом мы уже узнали, что они вызывали Международный профсоюз моряков, потому что им четыре месяца не выплачивали деньги. А нам ничего не сказали, никто из экипажа! Они объяснили свое увольнение тем, что надо идти в Мозамбик, а это далеко, им не хочется. Ну, а мне-то что Мозамбик? Мне чем дальше, тем лучше, больше денег заработаю", - рассказал Прокошев.

Хабаровский предприниматель Игорь Гречушкин, которому принадлежал сухогруз. © РЕН ТВ

По его словам, в Мозамбик нужно было везти нитрат аммония, селитру, удобрения. "Из Турции мы пошли в Грецию. Встали на рейд, заправились, заказали то, что нам нужно на рейс. Гречушкин все подписал. А когда дело дошло до получения заказа - продовольствие, всякие расходные материалы - он сам приехал и почти все вернул обратно поставщикам, не заплатил. Сказал, денег нет. С Пирея он погнал нас в Бейрут, взять на палубу груз, чтобы дополнительные деньги заработать. Но груз он нашел такой, что нельзя его было ставить на палубу, на люки трюмов. Это была тяжелая дорожная техника... Короче, я стал отказываться. И он нам сказал, чтобы мы пришли на Кипр, в Ларнаку. Но пароход арестовали ливанские власти за неуплату портового сбора. Не знаю, о какой сумме шла речь. Кроме этого, команда узнала, что он не платил предыдущему экипажу судна, и забастовала: никуда мы не пойдем! В принципе, можно было уговорить экипаж дойти до Кипра, но из Бейрута нас не выпустили. Часть команды смогла покинуть Ливан, а меня, старшего механика, третьего механика и боцмана отказались выпускать. И мы там торчали 11 месяцев! Ни копейки нам не платили. И продукты он нам даже не покупал. Можно сказать, оставил нас в заведомо опасной ситуации, обрек на голод. Кормил нас порт", - вспоминает бывший капитан.

Сухогруз "Розус" в порту Батуми. © Twitter

"Я писал каждый месяц Путину. Писал, что состояние у нас хуже, чем у заключенных. Заключенный знает, когда он выйдет, а мы не знаем, когда нас выпустят! И отпустят ли вообще! Ответом была отписка: ваше обращение отправлено в МИД. Консульство мне сказало: что ты хочешь, чтобы Путин прислал спецназ, чтобы тебя тут боем освобождали? Они могли бы нанять адвоката, подать в суд. Но ничего не сделали. В итоге мы сами продали топливо и наняли адвоката. Он подал в суд на власти Ливана, они ведь не имели права нас держать, у нас даже и контракты уже закончились. И через суд нам разрешили уехать", - признался Прокошев.

По словам экс-капитана, в итоге сам опасный груз был выгружен на склад в порту Бейрута, под ответственность ливанского министерства транспорта. "Я об этом узнал от ребят-моряков, которые заходили в Бейрут. А пароход в итоге утонул, года два-три назад. У него была небольшая дырка, надо было периодически откачивать воду. А если экипажа нет, некому это делать", - заявил он.

Прокошев уверен, что власти Бейрута сами виноваты в произошедшем. "Незачем было арестовывать это судно, от него надо было скорее избавиться! Когда просили выпустить, надо было сказать: идите уже, ничего с вас не надо! А они начали требовать, чтобы им долг вернули за портовый сбор, - и вот что получилось. Ну, и второе: этот нитрат аммония, удобрение, они могли бы вывезти на поля и запахать. Если груз никто не спрашивает, значит, он ничейный!" - сказал собеседник издания. 

Борис Прокошев. © sibreal.org

Мощный взрыв прогремел вечером 4 августа в порту Бейрута. Взрывной волной уничтожены и повреждены сотни домов, автомобилей, во многих кварталах города были выбиты стекла. Без жилья остались около 300 тысяч человек. Столица Ливана признана районом бедствия, в городе на две недели вводится режим чрезвычайного положения.

Как сообщили местные власти, причиной взрыва стала детонация хранившихся на складе 2,7 тысячи тонн конфискованной таможенными службами в 2015 году аммиачной селитры.

По данным на вечер 5 августа, число погибших в результате мощнейшего взрыва в порту Бейрута возросло до 135, около пяти тысяч получили ранения.