Tengri FM Жұлдыз FM МИКС Победители Законы Казахстана Мultispace Самрук-Казына 25 лет Независимости
KZ RU EN
Написать нам +7 (727) 3888 138 +7 (717) 254 2710
искать через Tengrinews.kz
искать через Google
искать через Yandex
USD / KZT - 335.71
EUR / KZT - 357.36
CNY / KZT - 48.76
RUB / KZT - 5.23
X
98 0 0 0 0

"Это вам не пирожки лепить"

11 апреля 2014, 18:26
30
Талгат Мусабаев. ©tengrinews.kz
Талгат Мусабаев. ©tengrinews.kz

Глава Национального космического агентства Казахстана, космонавт Талгат Мусабаев в день, когда мы записались к нему на интервью, шел на рекорд. Среди представителей СМИ было много желающих побеседовать с ним в преддверии Дня космонавтики, и его пресс-служба, по всей видимости, решила, так сказать, убить всех зайцев сразу, то есть назначить в один день несколько интервью подряд. Таким образом, к кабинету Мусабаева выстроилась очередь из журналистов. Мы стояли в очереди третьими, а потому были уверены, что сил у космонавта на наши вопросы уже не останется. Но на то он и Герой сразу двух стран - Казахстана и России, чтобы быть всегда готовым идти на подвиг.


- Ранее руководство Казкосмоса, отвечая на вопрос, почему казахстанцы не летают в космос, заявляло, что места на МКС забронированы заранее. И нам, чтобы отправить своего гражданина, нужно ждать, чтобы кто-нибудь, например Россия, уступила казахстанской стороне свое место. Ситуация не изменилась?


- На сегодняшний день пилотируемым космосом могут позволить себе заниматься только сверхдержавы, так как это требует огромного индустриального потенциала - это такие страны, как Россия, США и Китай. Так вот об этом мы и говорили, когда нас спрашивали. Казахстан не может пока по своему потенциалу заниматься чисто пилотируемым космосом. Но другой вопрос, который мне задавали: а в космос полетят ли еще раз представители казахского народа? Я сказал, полетят, я уверен в этом. Может быть, не сегодня-завтра, но полетят. Я поставил этот вопрос перед руководителем космической администрации Китая в прошлом году в Пекине. Провел с ним очень серьезные переговоры. Раз у нас не получается с Россией запустить космонавта, может быть, мы запустим в Китае нашего специалиста.


А почему нет? У нас международное сотрудничество разновекторное, поэтому мы не должны зацикливаться только на одной стране. Тем не менее, мы не оставляем и эти попытки, мы проводим сегодня серьезнейшие переговоры с новым руководителем Роскосмоса Олегом Николаевичем Остапенко. И я должен сказать, что у него есть понимание данного вопроса, в отличие от прежних руководителей Роскосмоса, с которыми я неоднократно беседовал и проводил серьезнейшие переговоры. У него есть желание помочь в этом вопросе.


Сейчас идут конкретные переговоры, когда, в каком году возможен космический полет гражданина Республики Казахстан, подчеркиваю, гражданина Республики Казахстан, а не казаха по национальности - это разные вещи. Вы знаете, что есть люди, которые сменили свое гражданство для того, чтобы, как они говорят, осуществить свою мечту. А мы ставим другую задачу. Республика Казахстан должна запускать своих граждан в космос, и мы это сделаем.


- Во время дискуссии на тему полета казахстанского космонавта руководство Казкосмоса ставило встречный вопрос: а целесообразно ли казахстанцу лететь в космос, ведь страны туда стремятся, чтобы проводить научные исследования. Сегодня есть необходимость в таких исследованиях?


- Это раньше было, лет 30-40 назад, когда появление на орбите космонавта той или иной национальности вызывало удивление и восхищение, мол, вот полетел еще и Мусабаев... Никого этим уже не удивишь, и это уже не нужно и нецелесообразно. Сейчас в космос летают для того, чтобы делать космические эксперименты, чтобы продвигать науку на новые рубежи, для того, чтобы использовать в народном хозяйстве те достижения, которые получены в результате экспериментов на борту космических станций. Это то, что невозможно иногда сделать на Земле.


Для этого у нас работает Национальный центр космических исследований и технологий, который находится в Алматы, - это очень серьезная научная организация, которая состоит из четырех научно-исследовательских институтов. Если ранее они занимались только фундаментальными исследованиями, то теперь, например Институт космической техники и технологий, в составе этого центра занимается исключительно прикладными научными исследованиями, которые выдают уже готовый результат. Руками наших специалистов уже создано оборудование для системы высокоточной спутниковой навигации нашей страны, которой у нас никогда не было. Мы становимся в ряд цивилизованных государств. Система высокоточной спутниковой навигации позволяет получить данные о местонахождении любого транспортного средства на территории республики.


Сейчас идет эксперимент, и дальше будет вводиться в широкую практику измерение деформации мостов. Вот в Астане уже решен вопрос с администрацией города, чтобы установить наши датчики и серьезную измерительную аппаратуру на одном из мостов. Все это будет показывать, происходит ли деформация при температурных изменениях.


Наше агентство, можно сказать, только родилось, нам всего лишь семь лет. А многие недопонимают, говорят, мол, ничего не делаете, а деньги тратите. Это очень сложная система, я всегда говорю, что это не пирожки лепить, впрочем и пирожки-то сложно лепить хорошие, а уж космическими технологиями заниматься должны специалисты.


Эта работа многолетняя, должно пройти время, чтобы приступить к изготовлению тех вещей, которые можно руками пощупать. Многие это вообще не понимают. Говорят, а зачем нам космос? Ну, давайте выключим спутники, что будет? Где телевидение будет наше, где будет Интернет, где будет телефон мобильный? Не будет этого ничего, вот будем жить как в средние века.


- На коллегии Казкосмоса вы говорили о недостаточной загруженности спутника KazSat-2. Сетовали на то, что наши операторы связи не спешат переходить на казахстанский спутник. Как решается этот вопрос?


- Это вопрос государственной важности, это обеспечение нашей информационной безопасности. Недалеко тут Сирия находится, где идут военные действия. Вот там тоже такие были люди, которые использовали иностранные спутники. Так вот сейчас там глава государства не может своему народ ни картинку дать, ни сказать ничего, потому что там, за рубежом, взяли и выключили спутник. Вот они и сидят. Так для чего мы создаем спутники? Для того, чтобы обеспечить информационную безопасность нашей страны прежде всего. Разные блогеры разглагольствуют, ничего не понимая в этом вопросе, говорят, вот легче купить иностранный спутник, это дешевле будет... А где информационная безопасность? Не дай бог что случится...


Загруженность спутника сегодня вызывает нашу личную озабоченность. Потому что государственные средства очень большие затрачены на его изготовление, и не только спутника, но и наземной инфраструктуры, где работают специалисты, кстати, только наши специалисты теперь. Вы знаете, что построен уже и резервный комплекс управления под Алматы? Сейчас у нас полное резервирование, мы можем вообще обходиться без помощи извне. Наземный комплекс полностью готов, в любой момент отказывает один из комплексов, вступает моментально другой комплекс - это резервирование.
Но один спутник - это половина спутника, потому что вы видели KazSat-1 - тот недоделанный спутник, который до нас был. Он отказал, и все, все зависли. И перешли потом куда? На иностранные спутники. Их представители на 5-10 лет заключили договоры с нашими наземными операторами. Поэтому теперь они не переходят на наш спутник, потому что подписали и заплатили деньги, себя в кабалу загнали.


Дано задание агентству связи обеспечить переход наших операторов на казахстанские спутники. У операторов одна была отговорка, что у нас нет резервного аппарата, мол, случится такая же ситуация с KazSat-2, как с KazSat-1. Вот мы сейчас KazSat-3 28 апреля запускаем, вводим его в действие, и у нас получается полноценная система как космическая, так и наземная. Вверху два спутника, в случае выхода одного из них второй моментально перехватывает все это на свои мощности, и наземный - то же самое. То есть это замкнутая самодостаточная система, которая обеспечит Казахстану информационную безопасность и там уже нам не страшно, кто хочет нам выключить спутник. Вот какова роль сегодня Национального космического агентства и лично моя, из-за чего бывает иногда непонимание блогеров разных. Они даже не понимают, что пишут, но оскорблять умеют.


Наши спутники (KazSat-2 и будущий KazSat-3) имеют возможности обеспечивать связью и нашими услугами не только территорию Казахстана, но Центральную Азию и часть России. Вот с Кыргызстаном было проведено такое совещание неоднократно, они проявили большой интерес, мы предложили очень выгодные условия, сейчас они прорабатывают этот вопрос.


Сегодня уже готовятся документы, которые будут обеспечивать и защищать нашу группировку спутниковую в правовом поле. То есть, ставится вопрос, что сначала надо загрузить свои спутники, а когда они будут уже загружены и не будет возможности - вот тогда, пожалуйста, используйте иностранные спутники. Это же не только безопасность, это же еще и финансы, которые утекают через наших наземных операторов за рубеж. Очень большие средства уходят. Вот наш спутник KazSat-2 за 1,5 года заработал 3,5 миллиарда тенге. Всего один спутник работает и загружен всего лишь на 64 процента! А вот теперь загрузите его полностью и нашу группировку, и все это останется в Казахстане, то есть средства не будут уходить на подкормку иностранных спутниковых компаний. Конечно, это не нравится, конечно, многие там, используя теневые технологии, на меня пишут всякую ерунду.


Мы создаем сегодня нашу собственную систему дистанционного зондирования Земли. Казахстан впервые будет обладать своими глазами на орбите, никогда этого не было в истории нашей страны. 25 апреля будет запущен первый наш спутник дистанционного зондирования Земли.


Мы пошли еще дальше. Решили не покупать спутники, а сами их делать, и это будет не просто отверточная сборка. К 2015 году будет заканчиваться строительство сборочно-испытательного комплекса. Его не так просто строить, как некоторые думают. Специалисты голову ломают, там необходимо усиление конструкций, это вам не просто здание построить, там вибрация будет, землетрясение десятибалльное наши будут создавать, чтобы испытать спутник. Металл, например, особый нужен. Вот, говорят, у нас металл в Темиртау есть, они вам сделают. Но они не делают такого железа. Приходится в Швеции брать, потому что только в Швеции такое делают. Наши же этого не понимают: вот они деньги там тратят, они там туда разбазаривают такие космические суммы. Ну, как им это все объяснить?


- Давайте поговорим в очередной раз о гептиле. Ваш заместитель заявлял, что только к 2025 году, примерно, Казахстан сможет отказаться от запусков токсичного "Протона"...


- Казахстан может сейчас отказаться.


- Ну да, он говорил, что можно уже сейчас отказаться, но тогда космодром "Байконур" станет просто неприбыльным и, собственно, ненужным. Это так?


- Это правда, что тут говорить. Ведь ракета-носитель "Протон", если честно сказать, технически - это самая совершенная ракета в мире в этом классе; лучше и отработаннее ракеты нет. Но ее беда в том, что она работает на гептиле и амиле. Тогда, в советское время, это же была оборонительная ракета, это щит был, там никто не смотрел, на каком топливе. Лишь бы она хорошо донесла этот ядерный заряд. Ну а сейчас ее куда девать? На это же затрачены сумасшедшие деньги. Россия не может сейчас взять и отказаться. Это самая рабочая лошадка в космической отрасли, она дает основную прибыль по запускам. Ведь за запуски деньги получают. Иностранный спутник запустить стоить 100-150 миллионов долларов.


Вот Рогозин приезжал (заместитель председателя правительства Российской Федерации), обращался и к премьеру, и к нашему Главе государства с просьбой проявить понимание, что Россия, к сожалению, сегодня на технологическом уровне таком, что не может сейчас пока сделать замену этой ракете. Но мы-то делаем все для того, чтобы уменьшить частоту пусков этих ракет. За счет чего и техническую доработку заставляем их делать. Ракеты "Протон", "Протон-К" и "Протон-М" - совершенно разные по вредоносности. В некоторых применяются такие технические решения, которые позволяют сжигать эти остатки топлива в воздухе на 100-200 километров над землей, и на землю гарантированный остаток малый падает, а раньше огромное количество падало. Второе - мы боремся за уменьшение частоты пусков, чтобы как можно меньшее количество запускалось.


- В этом году и в следующем насколько сократится количество пусков?


- Пока нет сокращения. Мы проработали, внесли в документы вопрос по сокращению пуска ракеты-носителя "Протон" с космодрома " Байконур", начиная с 2016 года. Вот мы этот вопрос сильно продавливаем, но они в связи со сложностями всякими финансовыми и так далее, как-то пытаются задержать это дело, и поэтому реальное сокращение возможно где-то к 2025 году. А сейчас в среднем 12 пусков в год они планируют, иногда бывает меньше.


Ко мне тут драться приходил один (активист движения "Антигептил"). Человек, который больше всех выступал против гептила, - это я. И он на меня лез из-за того, что я не борюсь с гептилом! Да против меня две ноты Россией были присланы, МИД России два раза присылал ноту с выражением недовольства моими выступлениями по гептилу, а он драться ко мне шел....


- В космос хотели бы слетать еще?


- Иногда до того вот эта заскорузлость наша чиновничья, бюрократизм этот заедает, что иногда хочется взлететь и больше не прилетать.


Записал Ренат Ташкинбаев


Нравится
Показать комментарии (30)
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц