Tengri FM Жұлдыз FM МИКС Победители Законы Казахстана Мultispace Самрук-Казына 25 лет Независимости
KZ RU EN
Написать нам +7 (727) 3888 138 +7 (717) 254 2710
искать через Tengrinews.kz
искать через Google
искать через Yandex
USD / KZT - 334.89
EUR / KZT - 361.61
CNY / KZT - 48.70
RUB / KZT - 5.28
X
98 0 0 0 0

Что будет с курсом тенге?

09 ноября 2015, 12:09
9

Прекращение поддержки курса тенге Нацбанком было логичным и нелогичным одновременно. Первые шаги нового главы Нацбанка показали, что он пришел на этот пост, не имея своей программы действий в текущей кризисной ситуации. Также он сразу стал делать те же ошибки в коммуникационной политике.

Перед тем как обсудить текущие и будущие действия Нацбанка с новым руководством, очень важно развенчать миф о том, что прямое участие Нацфонда на валютном рынке происходит в рамках трансферта из фонда в бюджет и это не имеет никакого отношения к интервенциям Нацбанка для поддержания курса нацвалюты. Без этого трудно понять, что на самом деле делал и что будет делать регулятор в будущем.

Валютные активы Нацбанка и Нацфонда - это одно и то же

Первый аргумент против этого мифа заключается в том, что золотовалютные активы Нацбанка и Нацфонда с точки зрения всего государства - это одно и то же. И то и другое - это золотовалютные резервы страны. Поэтому неважно, откуда идет валюта для продажи на бирже (из Нацбанка или из Нацфонда).

Всегда надо смотреть на суммарные золотовалютные резервы страны. На сегодня поток нефтедолларов в резервы страны уменьшился в несколько раз, при этом из-за поддержки Нацбанком неравновесного (переоцененного) курса тенге) валютные резервы сжигались ускоренными темпами. На сегодня использование этих резервов выше, чем их пополнение, и это может продлиться не один год.

Здесь всегда нужно помнить азбучную истину - чем ниже уровень золотовалютных активов страны, тем хуже экономическое состояние (кредитоспособность) страны. При их приближении к нулю случится крах, при котором текущий кризис покажется раем. Недавно специалисты МВФ подсчитали, что при текущих ценах на нефть валютные резервы Саудовской Аравии закончатся через пять лет. А их относительный размер в этой стране гораздо выше, чем в Казахстане. С этой точки зрения прекращение поддержки тенге является очень логичным действием.

Между трансфертами из Нацфонда и интервенциями Нацбанка нет и не будет прямой связи

15 октября этого года Нацбанк объявил, что ранее для таких трансфертов Нацбанк покупал доллары из Нацфонда в свои валютные резервы, переводя тенге на счет Министерства финансов. При такой операции консолидированные валютные резервы страны не менялись (валюта просто переходила из Нацфонда в Нацбанк), а правительство тем не менее откуда-то получало деньги в бюджет. То есть, фактически происходила эмиссия тенге (печатание нацвалюты - необеспеченное увеличение денежной массы).

Только после того, как такие трансферты поступали в бюджет, происходило уменьшение валютных резервов страны. Если смотреть на это упрощенно, то схема выглядела так. Через бюджет эти деньги в конце концов поступали на руки населения и на счета компаний (за счет оплаты за товары и услуги). Те в свою очередь активно скупали валюту из-за девальвационных ожиданий, возникших по причине фиксации переоцененного курса тенге Нацбанком. При этом валюту готов был продавать фактически один Нацбанк, что он и делал в виде интервенций для поддержки курса тенге, сжигая при этом валютные резервы страны.

Сейчас Нацбанк говорит, что он с 15 октября изменил схему продаж долларов из Нацфонда и теперь он будет сначала продавать доллары на рынке (покупать тенге), а только после этого будет передавать тенге (делать трансферты) в бюджет и госкомпаниям. К сожалению, такая схема не работает, и это была всего лишь своеобразная "словесная интервенция", чтобы сказать, что Нацбанк в ближайшее время был готов потратить 3 миллиарда долларов (так было сказано в пресс-релизе) на поддержку курса тенге.

На самом деле, деньги в бюджет и госкомпаниям нужны одной суммой за один раз, и они вряд ли будут спокойно ждать, когда Нацбанк наберет необходимую сумму в тенге, не обрушив при этом валютный рынок. Поэтому, сразу же можно было сказать, что обещание Нацбанка, что все продажи валюты из Нацфонда будут идти только через биржу - это просто слова. То есть, в любом случае будет работать старая схема, когда трансферты не зависят от продаж валюты Нацбанком на бирже. Это, кстати, очень хорошо видно из того, что происходило на валютной бирже после объявления об изменении схемы продаж долларов из Нацфонда.

5 миллиардов долларов были потрачены только для поддержки курса тенге

Курс на валютной бирже колеблется только из-за изменения баланса между спросом и предложением на валюту. На этом рынке у нас пока еще существуют рыночные отношения. А это означает, что если на бирже больше желающих продать доллары, чем купить их, то доллар падает в цене, а тенге усиливается. И наоборот, если все только покупают доллары и мало кто продает их, то доллар растет в цене, а тенге девальвирует.

5 ноября Нацбанк (уже при новом главе) объявил, что в целях сохранения золотовалютных активов Нацбанка и Нацфонда регулятор принял решение о минимизации своего участия на валютном рынке. Свое решение он обосновал тем, что в сентябре и октябре 2015 года Национальный банк отошел от перехода на свободный плавающий курс тенге и приступил к продажам валюты на валютном рынке. За счет средств Нацфонда и золотовалютных активов Нацбанка в этот период было продано более 5 миллиардов долларов США (3,9 миллиарда только в октябре).

Продажа почти 4 миллиардов долларов Нацбанком в октябре - это очень большая сумма для нашего маленького валютного рынка. Если бы курс тенге был бы реально равновесным, то такое громадное предложение долларов при низком спросе (из-за небольшого размера рынка) однозначно бы обрушило валютную биржу и тенге бы сильно укрепился. Однако курс тенге к доллару за этот месяц поменялся с 271 до 279 (тенге немного обесценился). При этом, когда Нацбанк минимизировал свое участие на валютном рынке, курс тенге к доллару в два дня сразу скакнул до уровня 310. О чем это говорит?

Это говорит о том, что все эти 5 миллиардов долларов валютных резервов страны за полтора месяца были сожжены, только чтобы удержать курс тенге. Такой громадный спрос на доллары возник из больших глупостей прежнего руководства Нацбанка, что, начиная с августа этого года, привело к усилению девальвационных ожиданий населения и компаний, которые продолжали активно скупать доллары в больших количествах.

Здесь опять хочу сказать слово в защиту банков. Коммерческие банки имеют очень жесткий лимит Нацбанка по размеру валютной позиции, который проверяется регулятором на конец каждого дня. В результате они не могут купить много валюты и держать ее в ожидании, когда произойдет следующая девальвация. Практически все покупки долларов, которые банки делают на бирже, происходят по просьбе компаний и населения (напрямую или через обменные пункты). Поэтому, конечными получателями подавляющей части последних 5 миллиардов долларов (проданных Нацбанком на бирже) были именно компании и население, а не банки.

 Очень плохое начало нового руководителя Нацбанка

Самой главной проблемой Кайрата Келимбетова был провал в коммуникационной политике. Во-первых, Нацбанк очень часто не объяснял, что он собирается делать. То есть, сначала были непонятные действия, и только после этого шли какие-то малоубедительные объяснения. Второй громадной проблемой было то, что слова и планы главы Нацбанка очень часто расходились с последующими делами. В таких условиях регулятор окончательно растерял доверие к себе и к нацвалюте.

К сожалению, первые шаги Данияра Акишева показали, что он сразу наступает на те же грабли своего предшественника.

Прежде всего нужно отметить, что когда выбирают нового главу Нацбанка, то сначала нужно смотреть на его взгляды относительно денежно-кредитной политики и на его долгосрочную программу действий на этом посту. Если у кандидата нет готовых идей по этим вопросам, то он еще не готов к этой крайне важной государственной позиции. А если все это есть, то он, приступив к работе, должен немедленно дать свое видение будущей политики Нацбанка и плана своих действий. Именно так зарабатывается авторитет и доверие. Интересно отметить, что при утверждении Данияра Акишева, Парламент даже не спросил его видения денежно-кредитной политики Казахстана.

Новый глава Нацбанка уже одну неделю на своем посту, однако мы так и не услышали от него какой денежно- кредитной политики он собирается придерживаться. Хуже того, действия Нацбанка в последние два дня прошлой недели перестали поддаваться пониманию.

Почему-то это не получило большого освещения в прессе, но в прошлую пятницу произошло крайне важное событие с точки зрения денежно-кредитной политики - Нацбанк фактически отказался от базовой ставки. До этого она была установлена на уровне 16 процентов годовых в коридоре +/- 1 процент. То есть, ставки однодневного репо не могли быть больше 17 процентов, поскольку всегда был готов дать деньги под этот процент.

На конец последней пятницы однодневные ставки репо достигли 50 процентов годовых. То есть, Нацбанк, помимо того, что отказался поддерживать курс тенге, также отказался поддерживать базовую ставку. Это означает, что Нацбанк фактически отказался от инфляционного таргетирования, поскольку такая политика не работает без базовой ставки, управляемой Нацбанком. В целом в мире нет ни теоретической, ни практической денежно- кредитной политики, где присутствует свободно плавающий курс нацвалюты и отсутствует управляемая базовая ставка.

Таким образом, прошлая неделя закончилась совершенно абсурдной ситуацией, которая произошла без всякого объяснения со стороны регулятора. О каком повышении доверия к Нацбанку можно говорить в этом случае?

Какая денежно-кредитная политика оптимальна в текущей ситуации?

Ситуация громадной неопределенности по поводу курса тенге очень вредит нашей экономике. Также, важно подчеркнуть, что мы не готовы к свободно плавающему тенге. Это связано с тем, что у нас очень небольшой и неразнообразный валютный рынок.

В такой ситуации говорить, что курс тенге будет "формироваться под воздействием факторов, определяемых, в основном, динамикой ценовой ситуации на мировых финансовых и товарных рынках" - это просто обман. На нашем валютном рынке любая организация или физическое лицо, имеющие на руках большие суммы валюты или тенге, могут легко и сильно сдвинуть курс тенге в любую сторону от равновесного состояния, рассчитанного исходя из фундаментальных экономических факторов.

На нашем маленьком валютном рынке вмешательство Нацбанка неизбежно. Однако должны быть четкие правила для его интервенций на рынке, а то опять получится, как при Келимбетове. Нацбанк ввел свободно плавающий курс и объявил, что он сохраняет право на сглаживание больших колебаний курса. При этом это "право" было настолько размыто, что он без всякой ответственности для себя просто вернулся к фиксации курса и сжег из-за этого 5 миллиардов долларов валютных резервов страны.

Выход из такой проблемной ситуации видится один. Нужно перейти на реально работающий валютный коридор (вокруг экономически рассчитанного равновесного курса), внутри которого будет установлен по-настоящему гибкий курс тенге. Также необходимо совершенствовать работу с базовой процентной ставкой. И ко всему этому обязательно должна быть полная прозрачность и предопределенность по всем действиям Нацбанка.

До этого у нас был фиктивный валютный коридор, поскольку он был установлен вокруг переоцененного курса тенге в 185 KZT/USD. То есть, если бы внутри коридора был бы по-настоящему плавающий курс, то он бы немедленно достиг высшего потолка в 195, чего Нацбанк не хотел допустить в то время. В результате у нас не было никакого коридора, а Нацбанк просто фиксировал курс, делая непрерывные интервенции и сжигая таким образом валютные резервы.

По моим грубым расчетам, равновесный курс на сегодня должен быть чуть меньше 300 KZT/USD. То есть вокруг этого курса Нацбанк должен установить достаточно широкий коридор (например, 290 - 310) и затем он должен делать интервенции только в случае защиты границ коридора. Если будут изменяться фундаментальные экономические факторы (например, цена на нефть), то Нацбанк будет соответственно менять оценку равновесного курса и будет смещать коридор в ту или иную сторону.

Реально работающий валютный коридор даст наконец определенность рынку по поводу равновесного курса тенге, и сумма интервенций Нацбанка снизится на порядок, что уменьшит (но полностью не исключит) давление на валютные резервы страны. Все это должно постепенно вернуть доверие к нацвалюте и к Нацбанку, а без этого нам никогда не выйти из текущего кризиса.

В заключение немного о Нацфонде

Нацфонд, по сути своей - это отдельный бухгалтерский счет в Нацбанке, на котором в период высоких цен на нефть накапливались избыточные валютные резервы страны. Фонд создавался для того, чтобы в период высоких цен на нефть дополнительные суммы иностранной валюты не попадали в нашу экономику. В противном случае такой неуправляемый поток нефтедолларов привел бы нас к так называемой "голландской болезни", которая характеризуется укреплением национальной валюты, увеличением инфляции и безработицы, падением экспорта продукции обрабатывающей промышленности и темпов роста доходов и так далее.

В последующем, избыточные нефтедоллары, накопленные в Нацфонде, должны были быть использованы в нашей экономике в случае сильного и долгосрочного падения цен на сырье, а также когда эти природные ресурсы иссякнут совсем.

Еще год назад мы все думали, что только будущие поколения увидят такие негативные события с нашими природными ресурсами. Однако внезапно оказалось, что это проблема уже нашего поколения. Так что в усиленном использовании Нацфонда в текущий период нет ничего страшного. Самое главное, чтобы каждый доллар Нацфонда был максимально эффективно использован. А мы, из-за глупостей прошлого руководства Нацбанка, умудрялись быстро сжигать валютные резервы страны по 4 миллиарда долларов в месяц (в октябре этого года).

 

Мурат Темирханов


Нравится
Показать комментарии (9)
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц