Tengri FM МИКС Победители Законы Казахстана UIB & Tengri Open EXPO 2017 BI Group Путешествия
KZ RU EN
Написать нам +7 (727) 3888 138 +7 (717) 254 2710
искать через Tengrinews.kz
искать через Google
искать через Yandex
USD / KZT - 323.13
EUR / KZT - 367.08
CNY / KZT - 47.53
RUB / KZT - 5.43

Как можно в XXI веке содержать женщин в бесчеловечных условиях? Правозащитник о тюрьмах в РК

21 февраля, 20:10
17

Камера, в которой, помимо кровати, есть телевизор, туалет с умывальником, небольшое окно, цветок и семейная фотография - такую картину увидел правозащитник Азамат Шамбилов, посещая одно из исправительных учреждений Нидерландов. В Казахстане Азамат является региональным директором Международной тюремной реформы PRI в Центральной Азии и периодически бывает в местных колониях и тюрьмах. Так что он имел возможность сравнить условия содержания осужденных у нас и за рубежом. В этой статье он делится своими впечатлениями от увиденного.

Как у нас

В Алматинской области есть женская колония, где содержатся около 800 женщин. Посещая эту колонию, я был поражен и очень расстроен увиденным.  Неужели, думал я, в XXI веке такое возможно? О каком прогрессе, о какой тюремной реформе мы говорим, если до сих пор содержим женщин в таких условиях. Ведь это чьи-то мамы, сестры, жены. Я понимаю, что люди совершают преступления, но мы ни в коем случае не можем их содержать в бесчеловечных условиях. Эти люди уже понесли свое наказание. И к тому же многие женщины отбывают там наказание в основном за экономические преступления, мошенничество, среди них много бухгалтеров, которых начальники обворовали и улетели на острова.


Фото предоставлено PRI

Есть и среди них те, кто совершил убийство на почве домашнего насилия. Это те женщины, которые долгие годы страдали от бытового насилия. Мы проводили опрос, 27 процентов женщин сказали, что совершили убийство на почве ненависти, потому что они и их дети постоянно подвергались домашнему насилию. При этом они говорят, что ни в коем случае не жалеют, что избавились от тирана, тем самым они защитили себя и детей. Но вместе с тем эти женщины оставили своих детей на воле без опеки и поддержки. Я думаю, что должен быть продуман определенный механизм для урегулирования таких вопросов и расследования таких случаев, когда женщина является не преступником, а жертвой долгого психологического стресса.


Фото предоставлено PRI

На территории этого исправительного учреждения есть дом ребенка, где содержатся дети до трех лет. Они были рождены там. Всего в этой колонии около 50-60 таких детей. Днем малыши находятся вместе с мамами, они за ними ухаживают, а вечером мамы уходят от них. То есть ребенок до трех лет не спит с мамой, не чувствует материнскую любовь и ласку. Женщина после родов даже не может почувствовать, что она мама, что она родила. У нас нет совместного содержания ребенка до трех лет с мамой. Это основной вопрос, который мы неоднократно поднимали, нас поддерживает, в принципе, Уполномоченный по правам ребенка Загипа Балиева, она говорила, что это один из первых вопросов, который она хочет решить. Надеюсь, в этом году будет определенная поддержка со стороны правительства, Парламента для решения этого вопроса.


Фото предоставлено PRI

Самое ужасное, что я видел, - как женщина расстается с ребенком. Мать плачет, ребенок плачет, малыша забирают. Меня поразило, что тюремная служба - психологи, врачи, педагоги - просто стоят и смотрят на все это. Никто из них не пытается помочь женщине и ребенку успокоиться. В Европе, скандинавских странах есть четкий механизм по расставанию с мамой в колонии. Когда они расстаются, есть четкая программа, которая подразумевает, что в течение года те люди, которые принимают ребенка, они приходят, общаются все вместе. Это безболезненно для малыша и для женщины. У нас до сих пор нет такого механизма расставания с мамой.


Фото предоставлено PRI

Другой вопрос, который меня поразил при посещении женской колонии, - это отношение к уязвимой категории осужденных. Я видел женщину-инвалида, она стояла у лестницы и ждала, когда кто-то из заключенных ее поднимет на второй этаж, где она живет. Почему женщин в инвалидных колясках размещают на втором этаже? Я думаю, что эта категория людей должна иметь отдельные условия, например, должен быть пандус.

При посещении колонии строго режима в Усть-Каменогорске меня поразил взгляд осужденных мужчин. Это был взгляд ненависти, как мне кажется, из-за того, что в системе нет изменений.


Фото предоставлено PRI

Вся тюремная система Казахстана имеет основу, которая была создана еще в Советском Союзе. Это система ГУЛАГовского режима, система, которая направлена полностью на армейское содержание - шагание, бритье головы, обмундирование. Все остается прежним: люди шагают, надевают определенную форму, поют строевые песни.


Фото предоставлено PRI

Если человек не соглашается с администрацией учреждения, то к нему применяют статью за неповиновение, и осужденному накручивают срок. Например, если человека осудили на пять лет, то он может отсидеть 15 или 20 лет. В настоящее время мы пытаемся построить работу с судами, чтобы это полностью изменить, в корне.

Как у них

Недавно мы посетили несколько исправительных учреждений в Нидерландах, в том числе колонии для взрослых и детей. В первую очередь, меня сильно удивило само отношение сотрудников к своей работе. Они не похожи на сотрудников тюрьмы в нашем понимании, а больше напоминают работников большой корпорации.

Как только мы зашли в учреждение, то были шокированы тем, как выглядело это здание, было такое ощущение, что мы находимся в министерстве, ну или в прокуратуре, суде.


Здание тюрьмы в Нидерландах. Фото со страницы Азамата Шамбилова в Facebook

Соответственно, условия содержания в этих учреждениях очень сильно отличаются от того, что есть у нас. Повторюсь, очень сильно. Меня удивило то, что они нам все показывали честно и открыто, несмотря на то, что мы иностранцы.


Голландская тюрьма для мужчин. Региональный директор Международной тюремной реформы PRI в Центральной Азии Азамат Шамбилов (в центре)

Первое, что хочется отметить, говоря о разнице, - это, конечно же, быт осужденных. Там все по-другому построено, сама тюремная архитектура не лагерного типа, а камерного содержания.

Например, здание мужской колонии представляет собой несколько этажей, на каждом из которых в отдельных камерах содержатся заключенные. В камере кровать, большой шкаф, телевизор, окно, которое даже можно открывать (буквально на семь сантиметров). Здесь же есть закрытая зона - за большой стеной расположены унитаз и раковина (общий душ расположен на каждом этаже, его можно принимать ежедневно). И все это для одного человека. В принципе, так выглядела комната в моем студенческом общежитии, когда я учился в Лондоне.

Самое удивительное, что меня поразило в этой камере - наличие на стене семейной фотографии и цветка в горшке.


На фото не голландская, а современная норвежская тюрьма. Фото из презентации вице-министра юстиции Норвегии Андреаса Скуллберга

А еще меня удивило, как в учреждении ведется воспитательная работа. На каждого осужденного в смену приходится по одному сотруднику, среди них есть психологи, соцработники, а также человек, который помогает справиться с агрессией - если надо, он может усмирить заключенного или просто пообщаться, выслушать его.

В колонии я видел, как одни осужденные играли в баскетбол во дворе, а другие в это время в другой части двора просто прогуливались, кто-то из них сидел, кто-то занимался на тренажерах.

Осужденные улыбались, у них во взгляде не было ненависти, устрашения - тех вещей, которые присущи людям, которые оказались в закрытом учреждении.

Я видел девочек, мальчиков, взрослых мужчин и видел молодых парней в этой колонии, у них у всех был адекватный нормальный вид, никто не избит, никто не голодает, никто не страдает, ни у кого в глазах нет слез, никто не хочет через глаза передать тебе свою грусть. Они осознают, что совершили преступление, и просто отбывают наказание.

Отдельно хочу отметить детскую колонию в Нидерландах. Там все абсолютно по-другому построено. Если у нас в детской колонии в Алматы в отрядах примерно по 25 человек, то там в одном отделении по пять-восемь человек. Они также содержатся все по отдельным камерам. В течение дня находятся в зале, где есть настольный футбол, два больших дивана, телевизор, маленькая кухня. Потом они идут в библиотеку, где можно читать книги, выходить в интернет, а также есть большой спортзал, где молодые люди могут правильно расходовать свою энергию. При этом колония для несовершеннолетних у них для людей от 12 лет и до 21 года.


Тюрьма для молодых людей в Нидерландах. Фото со страницы Азамата Шамбилова в Facebook

Количество несовершеннолетних в исправительных учреждениях там больше, чем у нас. 1 200 человек в колониях и около 3 000 в спецшколах, но количество времени, которое они проводят в неволе, в десять раз меньше, чем у нас. Срок наказания для несовершеннолетних, который назначают в Нидерландах, - от шести месяцев до двух лет.

Для сравнения, у нас в Казахстане есть несовершеннолетние, которые отбывают наказание до 20 лет. В особенности Карагандинская область выносит очень жесткие приговоры, где детям назначают примерно 15 лет, в то время как, например, Жамбылская область назначает восемь лет за такое же преступление. Я думаю, что мы детей не можем отправлять в тюрьму на такой длительный период. Несовершеннолетние идут на преступления в основном по глупости либо от безысохдности, находясь в сложной семейной ситуации.

В Казахстане появилась колония нового образца

Я видел в Алматы новую колонию, она чистая, там вентиляция работает, есть освещение. Это будет колония покамерного содержания. Там есть даже кинотеатр и отдельный теннисный корт для осужденных, есть отдельная душевая, столовая, футбольное поле. Теперь все будет зависеть от тюремной системы, от Департамента уголовно-исполнительной системы и высшего руководства, от того, как этим учреждением будут управлять. 


Тюрьма в Алматы. Фото со страницы Азамата Шамбилова в Facebook

Будут ли заключенные здесь опять маршировать и петь песни или мы будем реально заниматься реинтеграцией заключенных?

На сегодняшний день тюремное население Казахстана составляет 36 тысяч человек - это целая армия, целый маленький город, который имеет связи с еще 100 тысячами человек - родными и родственниками. Получается, они тоже связаны с тюремной системой.


Фото предоставлено PRI

Сегодня наши граждане должны быть в первую очередь обеспокоены тем, насколько соблюдаются права человека в этих учреждениях. И мы должны вместе стараться обеспечить соответствие условий содержания минимальным стандартным правилам ООН, чтобы человек, попадая в тюрьму, не испытывал унижений. Я думаю, нам нужно пересмотреть полностью всю систему тюремного менеджмента. Когда посещаю зарубежные тюрьмы, все больше и больше убеждаюсь, что все строится на тюремном менеджменте. Если наша тюремная система будет находиться в МВД, то, наверное, мы не добьемся изменений. Наверное, пришло время правительству подумать о том, чтобы либо сейчас передать эту систему Министерству юстиции, либо выделить ее в отдельное ведомство.

Подготовил Ренат Ташкинбаев


Нравится
Поделиться
Показать комментарии (17)
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц