Tengri FM МИКС Победители Панфиловцы Законы Казахстана UIB & Tengri Open EXPO 2017 Путешествия
KZ RU EN
Написать нам +7 (727) 3888 138 +7 (717) 254 2710
искать через Tengrinews.kz
искать через Google
искать через Yandex
USD / KZT - 330.29
EUR / KZT - 387.27
CNY / KZT - 49.80
RUB / KZT - 5.56
5 мая 2017
Ограниченные возможности неограниченных людей
Истории людей с инвалидностью, которые ведут полноценную жизнь
5 мая во всем мире отмечают Международный день борьбы за права инвалидов. Как правило, у многих людей срабатывает стереотип, что инвалид не сможет работать, завести семью, детей, потому что сам нуждается в помощи. По сути, инвалид воспринимается обществом как источник проблем. В Казахстане, например, согласно опросу, проведенному Ассоциацией развития гражданского общества (АРГО), треть людей с инвалидностью не может устроиться на работу именно из-за своего недуга. Чтобы был понятен масштаб проблемы, приведем некоторые цифры: в республике около 630 тысяч инвалидов. Из 40 тысяч живущих в Алматы инвалидов 25 тысяч в трудоспособном возрасте, имеют образование и могли бы устроиться на работу, но работает всего 3,5 тысячи человек. Согласно указанному выше опросу, хотя 34 процента рядовых казахстанцев и могли бы работать рядом с такими сослуживцами, но способны нанять к себе на работу инвалида лишь 7 процентов работодателей.

Правозащитник, общественный деятель, спортсмен и другие люди с разными формами инвалидности рассказали корреспонденту Tengrinews.kz о том, как им удается вести полноценную жизнь. Эти люди не жалуются, они поют, танцуют, шьют, занимаются спортом и общественной деятельностью.
Фото с сайта e-event.kz
"Меня зовут Вениамин Алаев, и я - человек с ограниченными возможностями. Звучит, как алкоголик". Так он начал свое выступление на конференции социальных проектов "Я верю". Вениамин Алаев окончил обычную школу, получил степень магистра делового администрирования, учился в Соединенных Штатах Америки по программе подготовки правозащитников прав людей с ограниченными возможностями.
Сейчас он работает в центре "Кенес", который занимается реабилитацией детей с ментальными нарушениями. Ежедневно центр посещают 120 детей, есть дошкольная группа, также имеется группа от 7 до 12 лет. Также Вениамин занимается изучением проблем трудоустройства инвалидов. По его словам, всю эту систему нужно кардинально менять, например, субсидировать и допускать к госзакупкам компании, где работают люди с ограниченными возможностями, обеспечить переподготовку инвалидов по специальностям, востребованным на рынке труда, предоставить инвалидам бесплатный доступ в интернет из дома, что даст им возможность учиться и работать онлайн.

Когда Вениамину было девять месяцев, его родители узнали о том, что у их сына детский церебральный паралич.
Видео с сайта corpcharity.kz
"Меня зовут Вениамин Алаев, и я - человек с ограниченными возможностями. Звучит, как алкоголик".
Я родился в обычной семье, мои родители работали на заводе имени Кирова. Так вышло, что у них родился "особенный ребенок". Но они не стали ругаться, перекладывать друг на друга ответственность. Они решили бороться за меня, приложив все усилия, чтобы я мог жить так же, как и все. К тому же они не стали скрывать меня дома, как это делают некоторые родители. Я сейчас осознаю, что если бы родители тогда не приложили те усилия, мне бы сейчас пришлось очень тяжело. Они успели дать мне хорошую физическую реабилитацию, поэтому я свободно сейчас передвигаюсь.

Сначала я учился в специализированной школе, закончив шестой класс, я сказал папе, что по окончании восьмого класса я хочу перейти в обычную школу. Родители мое решение поддержали. Меня в обычные школы не брали по разным причинам, одни говорили, что дети не готовы учиться со мной, другие - что преподаватели не готовы. В итоге я пошел в частную школу имени Жании Аубакировой. Если честно признаться, меня в принципе в школьные годы по признаку инвалидности никто не дискриминировал; никто никогда не говорил мне о том, что я инвалид или что я "ограниченный". Я был обычным учеником, который хорошо учился, был вовлечен во все школьные мероприятия, например, играл в школьном театре. Другими словами, я в полной мере вел обычную жизнь без особенностей и ограничений.

Главная проблема инвалидов в том, что они с детства сначала находятся в интернатах, потом сидят дома или работают "у своих", как правило, в различных общественных объединениях для инвалидов. Люди с ограниченными возможностями в Казахстане вынуждены жить в своем мирке. По этой причине я, например, решил для себя уйти из специальной школы-интерната, я понимал, что мне нужно расширить свои границы. Я хотел быть как все, хотел быть частью этого мира.

После школы я поступил в университет в Казахстане по специальности "Бухгалтерский учет", три года даже работал в одном из казахстанских банков. Позже меня пригласили работать в продюсерский центр, где я занимался фандрайзингом. На этой работе я познакомился с правозащитниками и общественными деятелями.

Фото с сайта: corpcharity.kz
Я бы хотел, чтобы общество видело в инвалиде не его инвалидность, а специалиста и отдельную личность.
У меня есть две дочери, Ева и София. В общем я вполне себе счастливый человек.

Поначалу я не знал, как объяснить Софии свою инвалидность. Я предполагал, что она когда-нибудь задаст мне этот вопрос. Я начал искать детский сад для своей дочери и узнал о том, что есть центр "Кенес", где в программе дошкольной инклюзии обычные дети обучаются с особыми. Тогда я подумал, что это именно тот вариант, который позволит мне избежать этих вопросов. Я хотел, чтобы дочь видела особых ребятишек и понимала, что они вполне себе обычные, с такими же жизненными ценностями.

Мой ребенок пошел в детсад, а я вышел сюда на работу. В итоге дочь не задавала никаких вопросов. Она понимает, что у нее особенный папа.

Если обычный ребенок будет видеть рядом с собой детей с особыми потребностями, то, став взрослым человеком, он не будет теряться. Работающая инклюзивная программа дает людям понять, что все имеют право на жизнь в обществе.


Мастерская в фонде "Эльдани"
В 1996 году был основан фонд "Эльдани", на базе которого сегодня функционирует сувенирная мастерская. Фонд был создан с целью помочь детям и молодежи с ограниченными возможностями вести активный образ жизни и стать полноправными членами общества. Разглядывая работы мастеров, совершенно не скажешь, что их делали люди с ограниченными возможностями.

Сейчас мастера благотворительного фонда "Эльдани" делают различные сувениры: и матрешек, и сувениры из дерева, и керамические вазы, и цветы из войлока. Цены на сувениры начинаются от 500 тенге. В основном мастера продают свою продукцию на различных выставках и ярмарках.

Молодые люди с особенными потребностями, работающие в фонде, категорически против того, чтобы их называли инвалидами. Парни и девушки, как и все обычные люди, ходят на работу каждый день.
Одна из сотрудниц фонда "Эльдани" Екатерина Жигитжанова десять лет назад научилась бисероплетению. Диагноз ДЦП она получила в результате врачебной ошибки при родах, но сдаваться девушка не собиралась.
Наша идея заключается в том, чтобы обучить людей с ограниченными возможностями какому-то ремеслу и создать для них рабочие места. В нашей мастерской сейчас трудятся девять человек - это немного, но у нас очень маленькое помещение. Пока расширяться мы не можем - финансы не позволяют.

Люди по-разному к нам относятся, бывает, что оскорбляют. Но я уже привыкла к такому, если раньше ревела, то сейчас уже совершенно иное отношение.

В детстве мне сказали, что я не буду ходить, и вообще на мне крест поставили. Но, как видите, я хожу и даже работаю.
Мне нравится, что я не сижу в четырех стенах. Каждый человек сам решает, что ему делать и как ему жить с такой болезнью. Я считаю, что моя болезнь - не мой недостаток, а, наоборот, мое преимущество. Я не считаю себя "ограниченной" и какой-то "особенной". Я такой же человек, который хочет жить в обществе и с обществом.
Даяна Глинян работает психологом в фонде "Эльдани". У нее, как и у большинства сотрудников фонда, ДЦП.
Я пошла учиться на психолога, я сама человек с ограниченными возможностями, поэтому знаю, с какими проблемами сталкиваются инвалиды. Я изнутри вижу, что таким людям нужна помощь. Не все могут общаться, как, например, Катя (Екатерина Жигитжанова - прим. авт.). Есть много людей среди нас с различными комплексами, которые сидят очень глубоко и с которыми необходимо работать.

Сейчас пока я работаю с сотрудниками фонда, но в дальнейшем у нас есть планы, чтобы к нам приходили другие люди, нуждающиеся в психологической помощи. Вы, наверное, знаете, что помощь психолога стоит дорого, не каждый себе может позволить оплатить эти услуги.

Когда пришла в фонд "Эльдани", я была подростком, у меня были определенные проблемы в общении, но потом, после бесед с психологом, я увидела, что начала меняться, увидела реальные результаты. Я заинтересовалась этой работой, захотела помогать людям справляться с кризисами.

В обществе я сталкивалась с непониманием, на человеке с ограниченными возможностями как бы ставят крест, все думают, что они должны сидеть дома и ничего не делать.

Я когда училась, мне говорили: "Да где ты будешь работать, да как ты будешь психологом. Мол, чтобы быть психологом, нужны здоровые ноги". Но я считаю, что здесь важны не здоровые ноги, а ум в голове.
Училась я в общеобразовательной школе. Там тоже с этим барьером столкнулась, конечно, со временем люди привыкают к тебе, но поначалу реакция действительно неадекватная. Для того, чтобы изменить мнение общества, надо просто почаще выходить, показывать, что мы что-то умеем и на что-то способны.

Сейчас я для себя поставила цель: научиться ходить без костылей, и очень хочется, чтобы открылся кабинет психолога. Я через себя пропустила все эти проблемы, начиная от застенчивости, заканчивая, например, тем, что очень многие люди с ограниченными возможностями думают, что они никому не нужны, что у них никогда не будет личной жизни. Я вышла замуж, у меня родился ребенок. Потом мы, правда, с мужем разошлись, не сошлись характерами, но я показала, что все возможно.
Асель Жазыбаева трудится в "Эльдани" уже два года, до этого шесть лет не могла найти работу.
Я работаю здесь два года. До этого шесть лет сидела дома, это было для меня депрессивно и невыносимо. Я понимала, что мне нужно двигаться, работать. Где я только не искала работу, но меня никто никуда не брал, говорили, что я инвалид. В какой-то момент я уже отчаялась, потом мне подруга посоветовала прийти в фонд "Эльдани". С тех пор я здесь работаю. Здесь же никто не стал подчеркивать мою особенность. Это место мне стало родным домом. Сейчас я поняла, что эта организация - мой корабль, который я должна вести по правильному пути.
Серик Есматов родился в 1998 году в Алматы. С раннего детства он начал активно заниматься спортом. Мальчик увлекался почти всеми единоборствами. Кроме того, Серик занимался плаванием и велосипедным спортом. В 2011 году лишился обеих ног. В октябре 2013 года он принял участие в первых крупных соревнованиях в Малайзии. Тогда казахстанские спортсмены впервые в истории завоевали бронзовые медали паралимпийских соревнований по волейболу. У Серика нет ног, но это не помешало ему стать мастером спорта по волейболу среди людей с инвалидностью.
Я живу в районе железнодорожного вокзала "Алматы-1". После плавания я возвращался домой, был очень уставшим, тело тяжелое, переходя через железнодорожные пути, остановился перед проходящим поездом, потому что подумал, что не успею перебежать. Я стоял всего в трех метрах от движущегося состава и даже не заметил, как меня затянуло под предпоследний вагон. Это случилось 30 августа 2011 года. Скорая приехала очень быстро, мне сделали экстренную операцию, пришлось ампутировать левую ногу, правая нога также была сильно повреждена, но у врачей оставалась надежда ее сохранить. Однако через два месяца пришлось провести еще одну ампутацию. Так я остался без двух ног.

Реабилитацию проходил больше года. Только девять месяцев ушло на то, чтобы освоить ходьбу на протезах. Было сложно не психологически, а физически. Была такая резкая перемена, это своего рода акклиматизация. Сложно было научиться держать баланс и не падать. Вообще случившееся для меня не стало сильным психологическим ударом, был болевой шок, но морально я сразу настроил себя, что это происшествие является вторым рождением. Я решил, что нужно жить и продолжать открывать для себя новые грани этого мира. Конечно, огромную поддержку мне оказала моя семья. Стоит признать, что все кардинально меняется, все координаты. Ты живешь уже в другом мире. Но опять же все зависит от человека, если ты считаешь себя инвалидом, жалеешь, то ничего не получится. Надо во всем искать плюсы. Ну вот, например, сижу я сейчас в коляске, люди все ходят, а я отдыхаю. Вот первый плюс.

Нас все называют ограниченными, но мы себя таковыми не считаем. Реакция людей бывает неадекватной, но я на это не обращаю внимание.
Я снял со своих протезов поролоновую оболочку, когда я гуляю в шортах по городу, протезы, естественно, видны. Некоторые люди буквально шарахаются, а дети иногда кричат: "Мама, смотри, терминатор!", даже смешно бывает. Когда начинаешь рассказывать свою историю, люди начинают понимать, осознают, что мы обычные люди, просто немного отличаемся внешне.
Серик Есматов был волонтером на Универсиаде Алматы. Фото © Петр Карандашов
Серик освоил и успешно занимается многими видами спорта. Например, он играет в волейбол.
Огромное влияние на меня оказал мой тренер Сергей Хохлов. Он тоже лишился обеих ног, но его это не сломило.
В волейбол и баскетбол я играл еще в детстве, за команду школы, поэтому основные принципы я знал. Но, конечно, нужно было освоить волейбол без ног, потому что здесь есть свои тонкости. Например, сетка находится ниже, играть приходится на полу, передвигаясь на руках. Постепенно освоил и это, показал результат, и меня включили в состав паралимпийской юношеской сборной Казахстана.

Огромное влияние на меня оказал мой тренер Сергей Хохлов. Он тоже лишился обеих ног, но его это не сломило. Он много со мной занимался, учил меня по-новому ходить, объяснил некоторые вещи, понять которые способен только человек без ног.

В планах у Серика развивать паралимпийский спорт в Казахстане, помогать людям с особыми потребностями поверить в себя.
25-летний инвалид-колясочник из Павлодара Артур Руссман стал популярным видеоблогером. Юноша снимает ролики о том, с какими трудностями приходится сталкиваться людям с ограниченными возможностями.
На протяжении всей своей жизни я живу с диагнозом ДЦП, функционирует только левая рука. Передвигаюсь на механической инвалидной коляске по дому, а на улицу выезжаю на коляске с электроприводом. Стараюсь жить самостоятельно, обхожусь дома без посторонней помощи, веду активный образ жизни, стараюсь жить так же, как и все.

В 2010 году у меня появилась электроколяска, прогуливаясь самостоятельно по родному городу, чего у меня раньше без посторонней помощи не получалось, я стал обращать внимание на доступность тех или иных зданий, общественного транспорта. В 2015 году я открыл свой YouTube-канал для того, чтобы выставлять на всеобщее обозрение барьерную среду в городе. Первое видео я снял в новом ТРЦ. К моему большому удивлению, в трехэтажном здании был лифт, которым я смог беспрепятственно воспользоваться. Потом я стал сравнивать поликлиники, там было все намного хуже. Затем я приступил к проекту "Доступная среда Казахстана". Проект стартовал с середины июля 2015 года и продлился два месяца. За это время мы с моим сопровождающим объехали шесть городов, а именно: Астану, Караганду, Алматы, Акколь, Атырау и Актау.

Подготовила Василина Атоянц
Показать комментарии (6)