Врач рассказала о современных методах лечения ВИЧ в Казахстане

23 декабря 2019, 11:54
1

Всемирная организация здравоохранения в 2015 году перевела ВИЧ-инфекцию из категории "смертельно опасных" в "хронические". Казахстанским пациентам назначают схемы лечения, подобранные индивидуально. Но все же около трех тысяч человек отказываются принимать специальную антиретровирусную терапию.

Об устаревших стереотипах, дискриминации детей и взрослых, живущих с ВИЧ, влиянии гендерного неравенства и новейших методах лечения рассказала специалист по клиническим вопросам Казахского научного центра дерматологии и инфекционных заболеваний Министерства здравоохранения РК Гульжахан Ахметова.

 На сегодняшний день в Казахстане с ВИЧ-инфекцией живут больше 20 тысяч человек.

TN : Человечество знает о ВИЧ уже 38 лет. Как за это время менялось отношение к самой болезни и людям с ВИЧ-положительным статусом?
Гульжахан Ахметова:

Действительно, ВИЧ-инфекция известна уже 38 лет. Раньше, когда не существовало препаратов и установленного лечения, это было смертельное заболевание. Было много неизвестных факторов, много мифов, и отношение к людям, живущим с ВИЧ, было дискриминирующим, потому что первые случаи были обнаружены у людей из группы МСМ, то есть мужчин, практикующих секс с мужчинами. Потом выяснилось, что вирус передается через кровь. Тогда в группу риска попали люди, употребляющие инъекционные наркотики. Было клеймо, что это болезнь геев и наркоманов.

TN : Как на данный момент ситуация с ВИЧ обстоит в Казахстане? Какова динамика развития болезни?
Гульжахан Ахметова:

В Казахстане, как и на всем постсоветском пространстве, пик заболеваемости пришелся на конец 90-х - начало нулевых годов. Так как Казахстан находится на пути наркотрафика из Афганистана в западные страны, у нас был всплеск употребления инъекционных наркотиков. Вирус иммунодефицита человека попал в среду наркопотребителей и быстро передавался. Это было в нулевых годах – 20 лет назад. Сейчас ситуация несколько стабилизировалась. В Казахстане проводится большая работа, есть программа, которая включает раздачу бесплатных шприцев, просветительскую работу, обследование людей, относящихся к ключевым группам населения.

К сожалению, вирус вышел за пределы ключевых групп, и сейчас превалирует половой путь передачи во всем мире. До 60 процентов новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией в Казахстане связаны именно с половым гетеросексуальным путем передачи. Заражается общее население - люди, которые никакого отношения не имеют ни к наркопотреблению, ни к другим ключевым группам.

TN : Расскажите о мероприятии, для которого собрались как ведущие казахстанские, так и международные специалисты. Какие у него цели?
Гульжахан Ахметова:

Уже четвертый год подряд в начале декабря проводится международная конференция для врачей-клиницистов, инфекционистов из Казахстана, Восточной Европы и Центральной Азии. Сегодня мы обсуждали именно практические вопросы: как лучше лечить, в чем может быть проблема, непереносимость препаратов или невозможность соблюдения режима пожизненного приема препаратов.

TN : На 2017 год вакцины против ВИЧ не существует. К 2019 году разработана вакцина, "обучающая" иммунную систему организма разрушать оболочку вируса, она проходит тестирование. Расскажите о современных методах терапии ВИЧ? Насколько она эффективна?
Гульжахан Ахметова:

Конечно, с одной стороны, эпидемия ВИЧ принесла очень много страданий, боли нашему миру. Но с другой - она дала мощный толчок для развития научной мысли. Очень много лабораторий в разных концах мира занимаются разработками лекарственных препаратов для лечения ВИЧ-инфекции. Да, вы правы, были публикации, что изобретена вакцина. Но, понимаете, она находится на уровне клинических испытаний, проходит экспериментальная стадия, поэтому говорить о том, что уже изобретена вакцина, я думаю, рано.

В Казахстане, как и во всем мире, строго следуют клиническим протоколам лечения. То есть никаких экспериментов не допускается проводить с пациентами. Есть трехкомпонентная антиретровирусная терапия, которая блокирует размножение вируса, в результате болезнь не прогрессирует. Если вдруг человек перестанет принимать терапию, это может привести к прогрессированию болезни и фатальным последствиям. Поэтому мы всегда призываем пациента принимать антиретровирусные препараты согласно назначенному режиму.

Лечение пожизненное, но ученые мира работают над адаптацией этой схемы. Если раньше человек мог до 15-20 таблеток принимать ежедневно, то сейчас ситуация изменилась, и схема лечения включает одну таблетку в день. В некоторых странах были испытания инъекционных препаратов, которые можно вводить один раз в неделю или в месяц.

TN : Без врачебного вмешательства ВИЧ вызывает смерть пациента в среднем через 9-11 лет после заражения. При проведении антиретровирусной терапии продолжительность жизни пациента может быть продлена до 70-80 лет. Как это работает? Когда ВИЧ перестал быть смертельным приговором?
Гульжахан Ахметова:

Для меня лично антиретровирусная терапия — это чудо, средство, которое позволяет сохранить жизнь и здоровье пациентам с ВИЧ. ВИЧ-инфекция – это хроническое заболевание, которое можно контролировать приемом антиретровирусных препаратов. Человек с ВИЧ ведет такую же полноценную жизнь, как другие люди. Единственное отличие – он нуждается в постоянном приеме препаратов. Согласитесь, есть много хронических заболеваний, которые тоже требуют ежедневного приема препаратов. Например, сахарный диабет, артериальная гипертензия. Если человек не будет принимать препараты, то болезнь может прогрессировать, вызвать осложнение, но если он будет строго соблюдать рекомендации врачей и вести здоровый образ жизни, то он будет жить счастливо и долго.

У меня есть очень много друзей, которые с ВИЧ живут более 20 лет, и я думаю, что еще будут жить долго и все у них будет хорошо.

Еще есть хороший посыл, что "Н=Н" (неопределяемая вирусная нагрузка равно непередающий ВИЧ человек). Мы контролируем лечение специальными лабораторными анализами, которые определяют концентрацию вируса в крови, это называется вирусная нагрузка. Многочисленными исследованиями доказано, что если у пациента вирусная нагрузка равна нулю, то есть неопределяемая, то он не сможет заразить другого человека. Благодаря "Н=Н" дети рождаются здоровыми от ВИЧ-инфицированных матерей, не заражаются половые партнеры, супруги.

TN : Какова ситуация с обеспечением пациентов терапией? Все ли получают лечение? Насколько хорошо его переносят?
Гульжахан Ахметова:

Вы знаете, что любая медицинская помощь имеет адресный характер. Человек, получающий лечение, находится на диспансерном наблюдении. Он сдает необходимые лабораторные анализы и проходит осмотр врачей не реже чем один раз в три месяца. Есть электронная база слежения за случаями ВИЧ-инфекции. Из 20 тысяч, живущих с ВИЧ, более 17 тысяч принимают антиретровирусную терапию. С теми, кто еще не принимает, это около трех тысяч человек, ведется постоянная работа. Основная причина отказа - люди не хотят принимать диагноз, не верят, что у них ВИЧ-инфекция. Это важный психологический момент. Если человек не принимает диагноз, он будет отказываться от препаратов. 15 лет назад, когда Казахстан только начинал антиретровирусную терапию, первые препараты были токсичные, вызывали нежелательные побочные эффекты. Эти мифы остались. Часть людей отказываются о терапии, потому что боятся, что будут какие-то побочные эффекты.

TN : Профилактика и информирование населения. Какие социальные группы сегодня наиболее уязвимы? Какая работа с ними проводится?
Гульжахан Ахметова:

Сейчас перед нами стоит важная задача – выявить всех людей с ВИЧ-инфекцией, назначить им хорошую терапию. Есть так называемая стратегия UNAIDS 90-90-90. Согласно ей, чтобы взять под контроль ВИЧ, нужно, чтобы не менее 90 процентов людей знали свой статус. Из них не менее 90 процентов ВИЧ-положительных начали антиретровирусную терапию, из них не менее 90 процентов должны достигнуть эффективности до неопределяемого уровня. Мы работаем над этим, поэтому широко пропагандируется тестирование на ВИЧ "Узнай свой статус", "Позаботься о своем здоровье". Если ты обследовался и увидел, что у тебя положительный результат, то не паникуй, начинай лечение. Оно предоставляется бесплатно.

Надо знать, что ВИЧ передается тремя путями: незащищенные половые контакты, прямой контакт крови с кровью зараженного и от матери к ребенку. Все, других путей не существует. Это люди должны понимать. Вот вы спросили, какие социальные группы наиболее уязвимы. Любой человек, практикующий незащищенный половой контакт, находится в группе риска. Я призываю не забывать, что, используя обычный презерватив, вы будете защищены не только от ВИЧ, но и от других инфекций, передающихся половым путем.

Казахстан делится на три уровня по распространенности заболевания на 100 тысяч населения. Есть регионы с высокой распространенностью ВИЧ. Туда входит Алматы, Карагандинская, Восточно-Казахстанская и Павлодарская области. Регионы со средней распространенностью: Акмолинская область, Костанайская область и другие. И есть с низкой – Кызылординская область, Мангистауская область и так далее.

TN : Социализация и другая работа с людьми с диагнозом ВИЧ. Почему это важно? Что на этот счет делается в Казахстане? Каких результатов планируется достичь?
Гульжахан Ахметова:

Казахстан на постсоветском пространстве одно из тех государств, где все делается с самого начала правильно. Мы учитываем опыт и ошибки наших соседей, например России, Украины, где эпидемия раньше началась, и стараемся выбирать сразу правильную дорогу. Говорят же, умный человек учится на чужих ошибках.

Есть тенденция СПИД-диссидентства, это отрицание наличия ВИЧ-инфекции. Группа людей утверждает, что ВИЧ - это миф, его не существует, это выдумка фармкомпаний. Понимаете, к чему это приводит? Человек не верит, что существует ВИЧ-инфекция, которая приводит к СПИДу (синдрому приобретенного иммунодефицита). Соответственно, человек не лечится, не предохраняется. Это очень страшная позиция. Я считаю, что СПИД-диссидентство должно быть запрещено. Речь идет не только об их жизнях, к сожалению, зараженные ВИЧ-инфекцией дети полностью зависимы от своих родителей. Почему СПИД-диссидентство приобрело популярность в той же Российской Федерации? Мне кажется, немалое значение имеет дискриминация людей, живущих с ВИЧ. Эти устаревшие понятия, что ВИЧ могут заболеть только люди, употребляющие наркотики, работницы секса, геи и так далее. Люди боятся сказать, что у них ВИЧ-инфекция, боятся, что их начнут избегать, они лишатся работы. Это все связано с тем, что у нас неправильное отношение к проблеме.

Дети, живущие с ВИЧ, подрастают, многие из них учатся в колледжах, институтах. Важно, чтобы дети чувствовали себя комфортно, чтобы не было такой дискриминации по отношению к ним. Проводится большая работа команды психологов, социальных работников, врачей. Чтобы дети росли в комфортной среде и понимали, что, если завтра они столкнутся с дискриминацией, это связано не с тем, что они плохие, а с тем, что общество еще не готово.

TN : Что касается препаратов. Можете рассказать о системе выбора препаратов в Казахстане?
Гульжахан Ахметова:

Есть клинический протокол лечения ВИЧ-инфекции, где прописаны стандартные и особые схемы. Допустим, у пациента особое состояние, сопутствующий диагноз: туберкулез, гепатит С, беременная женщина, в таких случаях предусмотрены особые схемы. Плюс у человека может быть непереносимость компонента. Если зарегистрирован побочный эффект и нежелательные явления, то проводится замена. В среднем подбор препарата занимает от двух до четырех недель. Если у человека развивается резистентность (устойчивость), мы можем поменять на более сильную схему, на которую есть чувствительность. Мы вооружены от и до.

Наши клинические протоколы по лечению ВИЧ-инфекции пересматриваются каждые два года. Если за это время мы узнаем, что есть новые эффективные, безопасные препараты, то, естественно, мы их будем включать. Таким образом, наши пациенты получают доступ к препаратам, которые закупаются за счет государственных денег.

TN : Как вы изменились лично с начала работы? Как на вас сказалась эта работа? Что вы можете пожелать, сказать не только тем, кто заболел, но и всем людям.
Гульжахан Ахметова:

Я пришла в службу СПИДа более 12 лет назад. В Казахстане еще рано говорить о гендерном равенстве. Я считаю, женщины в контексте ВИЧ-инфекции более уязвимы. Потому что женщина связана с семейным окружением, если ее муж или половой партнер будет против, чтобы она пила антиретровирусные препараты, к сожалению, женщина не сможет пить, а это скажется на ее здоровье. Я понимаю, что без решения социальных вопросов мы не решим проблему, связанную с ВИЧ-инфекцией.

Я хочу призвать людей, чтобы они не боялись. Многие люди даже боятся обследоваться на ВИЧ, думая "а вдруг у меня что-то выявят". Наоборот, узнав о проблеме, ты будешь на полпути к ее решению.

Получить короткую ссылку


  • Подписаться на канал новостей TengriNews:

  • Google News
  • Yandex News
  • Yandex Zen

Нравится Поделиться
© MRPBPS​
Материал с фотографиями Материал с видео
© Кадр из фильма "Безумный Макс: Дорога ярости"
Материал с фотографиями
Хотите больше статей? Смотреть все
Показать комментарии (1)
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц