1. Главная
  2. Посмотри

По ту сторону забора. Как живут "дачники" в районе нового вокзала Астаны

Те, кто уже успел увидеть новый железнодорожный вокзал "Нурлы жол", могли убедиться, что этот объект коренным образом отличается от старого ж/д вокзала Астаны. Новый терминал - это действительно что-то такое, чего еще не было не то что в Астане, а, наверное, и во всем Казахстане. Впрочем и сам Президент, увидев этот объект, заявил, что ничего подобного он не встречал даже в Европе. Но этот репортаж не столько о новом вокзале, сколько о районе, в котором он находится. Рядом с величественным зданием "Нурлы жола" есть целый дачный поселок, где уже на протяжении многих лет живут люди. Время от времени дома здесь сносят для застройки, люди получают компенсацию и уезжают из этих мест. Но тем не менее, здесь все еще продолжают вести свою привычную жизнь очень много семей. Репортаж Рената Ташкинбаева и Турара Казангапова.

Так район нового железнодорожного вокзала Астаны выглядел еще в марте этого года. Повсюду велась стройка, на земле лежали трубы, по дороге курсировали грузовики.

Единственный вид, который на тот момент мог радовать глаз, - вид в направлении "Пирамиды" и левого берега столицы.

Рядом со стройкой продолжал вести свою привычную жизнь дачный поселок, примыкающий к микрорайону "Промышленный".

Тогда обитатели "ягодных" улиц (помимо Ягодной в этих местах есть еще Вишневая), кажется, еще не в полной мере сознавали, как изменится облик этого района уже через несколько месяцев.

Июль, 2017 год. К недавно отстроенному вокзалу "Нурлы жол" ведет идеальная асфальтированная дорога.

Новый терминал коренным образом отличается от старого ж/д вокзала и больше походит на здание суперсовременного торгового центра.

Здесь совсем другая атмосфера, и временами кажется, что ты находишься где-то за пределами Казахстана.

С самого верхнего этажа этого вокзала открывается вид на высотки Астаны.

Заметны отсюда и кое-какие одноэтажные дома. Причем расположены они совсем рядом с новым вокзалом.

Это остатки дач. У самой границы с территорией нового вокзала осталось всего несколько таких домиков, остальные находятся чуть поодаль.

В настоящее время эти дома, как и подобное жилье в других районах столицы, огорожены забором.

Попасть в эти закрытые районы можно через специальный вход.

Здесь действительно осталось всего несколько жилых домов, расположенных как бы на одной поляне, но пройти к ним не так-то просто, к каждому ведет отдельная тропинка.

Вообще, на первый взгляд этот район кажется не слишком удобным для жилья.

Дома примыкают к котловану, и создается впечатление, что ты находишься посреди болота.

Хозяин этого дома, двор которого оказался в воде, уверяет, что их затопило по вине стройкомпании. Наш собеседник рассказал, что они добиваются через суд возмещения морального вреда, свой ущерб жильцы оценили в два миллиона тенге, но пока этих денег им никто не выплатил. Глава семейства уверяет, что из-за постоянной сырости в больницу попали его супруга и внучка.

Мужчина заявил, что он уже получил за этот земельный участок компенсацию в размере семи миллионов тенге. И в скором времени, как закончат строительство времянки в поселке близ Астаны, он с семьей сразу же переедет на новое место.

Между тем глава семейства признался, что в настоящее время пребывает в некоторой растерянности от сложившейся ситуации. "Надо съезжать, но жена в больнице, внучка в больнице, и сейчас что надо делать, ума не приложу", - сказал мужчина, отметив, что сам он не работает. "Выйдут с больницы, тогда мы переедем", - решил он.

Из-за многочисленных руин, оставшихся после снесенных дач, не всегда можно понять, где здесь жилой дом, а где нет.

О благоустройстве этой местности, да и вообще хоть о каком-то порядке, говорить не приходится.

Кажется, что это какой-то брошенный и забытый край.

Примечательно, что здешний грязный и захламленный водоем пользуется большой популярностью у рыбаков.

Любители рыбной ловли уверяли нас, что эта вода не что иное, как река Ишим. На вопрос "Клюет?" они с гордостью демонстрируют нам свой улов.

При виде этого мусора и затопленных туалетов, даже у человека, не являющегося специалистом, могут возникнуть определенные сомнения насчет того, съедобна ли рыба, которая водится в этих местах.

Не все хозяева этих домов в момент нашего визита оказались на месте.

Гулфайрус Даулетова сейчас в декрете, а вообще она работает учителем казахского языка в школе. Говорит, что в этом районе она с семьей живет уже два года. Но вот получили уведомление о сносе. Сумма компенсации в три миллиона 870 тысяч тенге им показалась маленькой, они пытались добиться своей правды через суд. Размер компенсации был оставлен без изменений.

"Мне дали месяц на обжалование, поскольку я не согласна. А после, наверное, придут судисполнители. Мне предложили 3 870 000, но куда я с этими деньгами пойду? Я только на окраине города смогу землю купить, а ведь еще надо дом построить. Мы ведь этот дом в кредит строили, на мне сейчас три кредита. Семья у нас большая, помимо моей семьи с нами живут сестренка, двое братьев. А еще я недавно родила двойню, им сейчас по три месяца", - говорит женщина и отмечает, что ей взамен предложили участок на шесть соток в поселке недалеко от Астаны, но ей этого показалось недостаточно.

"Муж недавно вышел на работу, до этого он сидел, смотрел за детьми, поскольку у меня были преждевременные роды, я родила двух семимесячных деток. Приходилось не работать, было сложно, а сейчас вот спустя три месяца он вышел на работу, на хлеб-то надо как-то заработать. А так у меня пятеро детей", - рассказывает Гулфайрус.

Хозяйка соседнего дома свою историю рассказывать нам не стала. Она объяснила, что уже не раз к ней приезжали журналисты, но положение семьи от этого никак изменилось.

"Устала я уже", - отметила она.

Чтобы добраться до следующих дач, мы снова выходим на тротуар и идем вдоль длинного забора в поисках входа.

Это дачное общество "Икарус".

Здесь тоже сносят дома, но между тем в этом районе все еще продолжает жить большое количество семей.

Улочка, ведущая к домам, начинается с горы мусора.

Те, кто живет здесь уже длительное время, отмечают, что не все их соседи хотят соблюдать чистоту и порядок. Несознательные граждане выбрасывают свой мусор где придется.

"Мусор кругом, никому ничего не надо. Вообще-то можно же в порядок все привести, контейнер поставить, чтобы цивильно было. А так, кто куда кидает мусор", - говорит наш собеседник.

Вопрос мусорных свалок очень беспокоит и этого мужчину.

Зовут его Халиулла. На своем примере он пытается приучить некоторых несознательных соседей относить мусор в специально отведенные места.

Он показывает, как сам решает проблему мусора в доме. Как только сор накапливается, он кладет его в багажник и отвозит в контейнеры.

Что касается возможного сноса, то, зная, что за дачные участки дают максимум шесть миллионов тенге, Халиулла не исключает, что скорее всего ему придется отстаивать свои интересы через суд. Ведь на своих шести сотках он построил полноценный жилой дом, который по его мнению, тоже должны учитывать при расчете компенсации.

"На этот дом есть все документы, здесь я прописан, и моя семья", - говорит мужчина. Впрочем, пока уведомления о сносе ему не поступало.

Но некоторые его соседи такое уведомление получили уже давно. Вот только пока они ничего не слышали ни о том, во сколько оценили их участки, ни о том, когда ждать сноса.

Больше всего их интересует вопрос - по каким критериям оценивают земельные участки, строения и насаждения на них. "Сейчас всяких паразитов хватает. И вот есть такое мнение, что выделяют 20 миллионов, а посредники эти 20 миллионов срезают так, что в конечном итоге простым людям дают пять-шесть миллионов, остальные же деньги они себе в карман кладут", - отметил один местный житель, пожелавший остаться неизвестным.

Ожидая с моря погоды, люди с недоумением смотрят на снесенные дома соседей, уже получивших компенсацию, вопрошая: когда же наступит их черед.

А вот в этом доме уже собирают чемоданы. Компенсацию за участок они должны получить на днях.

Жайляубай и Александра живут здесь уже на протяжении 17 лет. Когда-то они приехали сюда за лучшей жизнью из Малиновки (село возле Астаны).

"Мы с Малиновки приехали, там не было воды, света, ничего. Детей надо было как-то поднимать. Мы самые первые здесь были, тогда здесь тоже не было ни света, ни дороги. Времена были тяжелые. Мы приехали, нам сказали, вот, можно на даче жить. Это на тот момент как-то дико было", - говорит наполовину немка, наполовину казашка Александра Гефнер. Примечательно, что женщина призналась, что ей привычней говорить на казахском языке.

"Когда мы купили этот участок, этот дом был без окон и без дверей, просто стены стояли, даже пола не было. Но куда нам деваться. Стали жить потихоньку. Девчата в школу ходили, грязь по колено, настоящее мучение..." - вспоминает Александра.

Новый дом на этом месте они строить не стали, предполагая, что это жилье у них временное, хотя сам глава семейства по профессии строитель.

Пока жили, их семья стала еще больше. И вот, получив, извещение о предстоящем сносе, Александра задалась вопросом: куда они теперь пойдут, ведь размера компенсации не хватит, чтобы приобрести дом. "Шесть миллионов сказали, но что купишь на шесть миллионов?" - говорит женщина.

"У меня десять внуков, ну ладно, шестеро со мной не живут, а остальные все со мной. Не знаю, как быть", - признается она.

Вместе с Александрой и Жайляубаем живут еще две их дочери со своими детьми.

"Вот нам говорят, что мы за копейки брали эти дачи, но ведь мы не совсем за копейки их брали, это во-первых", - говорит одна из местных жительниц, которая три года назад получила уведомление, но до сих пор не знает, когда будет снос.

"Во-вторых, вот, например, квартиры же в Астане люди тоже когда-то за копейки брали, а сейчас те же квартиры стоят уже бешеные деньги. Почему такое же правило не распространяется на дачи?" - отмечает наша собеседница.

"Уже бы сказали, вот вас снесут, можно было бы и строиться где-то. А так что только не говорят. Ходят слухи, что ждут, пока выставка EXPO закончится, а потом якобы начнут сносить. А некоторые говорят, что сносить будут только в 2030 году..." - говорит еще один местный житель.

"Вот дали бы 15 или даже десять миллионов, нам хватило бы. А на четыре миллиона ничего не построишь", - замечает другой.

В этом дачном поселке живут люди разных профессий.

"Строим Астану", - коротко рассказал о себе строитель Еркин.

"Я работаю на самой народной работе. Знаете это какая? - сказал нам еще один местный, отец четверых детей, живущий в этом районе уже 13 лет. -  Я таксист, это самая народная работа".

"У меня ребенок болеет, тяжко нам, я считаю, что мы государством не защищены. Мы копили-копили, в итоге купили дом, а будет снос, нам дадут от трех до пяти миллионов. Это не справедливо, понимаешь, тяжело нам действительно", - сказал еще один местный житель.

"Жена работает учительницей, 80 тысяч получает, каждый месяц кредит платит. Я работаю сторожем 50-60 тысяч платят. После работы пришел, выезжаю таксовать. Вечером потаксую, хоть на молоко ребенку, на лекарство, он инвалид первой группы. Кушаем постоянно одно и тоже, одно и тоже, надоело уже", - рассказал наш собеседник.

Над дачным поселком пролетал самолет.

С нового вокзала доносилось объявление о прибытии поезда.

Текст Ренат Ташкинбаев. Фото Турар Казангапов ©