Более 500 уголовных дел по фактам пыток в прошлом году… прекратили

27 мая, 12:43
9

В субботу снова звонок из Национального превентивного механизма (НПМ). Отвечать совсем не хочется. Понимаю же, что на той стороне – обнаружение факта пыток, иначе в субботу никто бы не звонил. Смотрю на часы, 10 вечера, никого в прокуратуре я сейчас не найду, и все-таки беру телефон. Двое избиты в СИЗО: синяки, шишки, заставляли мыть пол, избивали - в той части СИЗО, где туалеты и камер нет. За свою жизнь боятся, жаловаться тоже боятся, что делать, непонятно. Но, кажется, даже если придут прокуроры, итог расследования тоже известен.

Я психологически уже перегорела, любые самые дорогие сердцу и успешные проекты нужно отпускать. И я НПМ вроде бы уже отпустила года три назад, но он как-то неожиданно ко мне вернулся, обнажив все проблемы. Пришлось браться снова.

За прошлый год НПМ и омбудсмен собрали 176 фактов, которые требовали незамедлительной реакции прокуроров. Это означает, что 176 раз правозащитники были уверены, что перед ними факт пыток или жестокого обращения, и именно поэтому факты были перенаправлены в прокуратуру. Прокуроры на основании этих фактов провели 101 проверку. Восемь человек привлечены к дисциплинарной ответственности. 31 факт зарегистрирован в ЕРДР, из них 29 – прекращено. Внимание: 0 человек осуждено! То есть никто не осужден. Где во всей этой цепочке логика и последовательность, непонятно: представители общественности и омбудсмен факты пыток обнаруживают, а прокуроры или следователи тихо и методично сводят следствие на нет.

Я не помню другого года в работе НПМ, когда результативность работы с прокурорами была бы такой низкой. Засомневалась, пошла проверять правовую статистику за 2018 год: может, не работали с НПМ, потому что эти случаи расследовали по другим источникам информации? Нет, в правовой статистике тоже глухо. Из 85 уголовных дел по фактам пыток, которые были в производстве в 2018 году, до суда доведено только 10. Зато 574 уголовных дела за год прекратили: судя по всему, прекратили все дела, которые висели за прошлые годы.

И это на фоне того, что, кроме сокращения тюремного населения, новостей хороших нет совсем. Прокуроры по любому поводу используют сокращение тюремного населения как основную хорошую новость, хотя новость - уже изрядная старость. За эту новость все еще вручают медали людям, которые не имеют к этому никакого отношения. О сокращении тюремного населения все еще рапортуют с трибун различных встреч в ООН. Неужели за прошедшие два года так и не добились никаких других положительных результатов во всей системе прокуратуры?

Хорошо, тюремное население сократили. Что дальше? Внутрь тюремной системы ни руки реформаторов, ни руки прокуроров не до дошли. Она так и осталась непреклонной крепостью, надежно защищенной системой МВД. После десятилетий обсуждения того, как должна выглядеть современная тюрьма, от недавно назначенного заместителя министра внутренних дел, отвечающего за тюремную систему, снова слышим: а что такого в том, что в тюрьмах маршируют? Нет, это не дежавю. И не новая голова дракона, отрастающая взамен отрубленной. Это реальность. В которой такое отношение к тюремной системе будет всегда. Потому что она - часть МВД. В ней должно быть много порядка в полицейском его понимании, а с исправлением – уже как-то по остаточному принципу.

Какая-то пагубная, доведенная до истерии любовь к маршировкам. Они, маршировки, понятное дело, кажутся нормальным явлением для замминистра МВД: собственный персонал марширует каждую неделю полдня. Вот объясните мне, наивной, зачем сотрудникам центрального аппарата, министерства (читай – менеджерам полицейской системы) всем составом терять полрабочего дня каждую неделю на маршировки? Вот какой менеджерский навык они, маршировки, развивают?

Но вернемся к тюремной службе, которая по определению после сокращения тюремного населения должна была перестать даже называться тюремной. Сегодня на учете пробации осужденных больше, чем в тюрьмах. Однако пробация – это все еще "учет", без какой-либо настоящей работы с осужденными. Тюремная служба пробацию превратила в инструмент безжизненный и лишенный смысла, обесценив весь процесс гуманизации. Потому что решения исполняются "под козырек", все делается так, как это изощренно понимает какой-нибудь очередной новый ответственный за тюремную систему генерал в МВД.

29 мая полицейские проводят форум, хотят обсудить, что делать с КУИС. Форум назвали открытым диалогом. Соберутся, послушают правозащитников, может, даже согласятся с чем-то, прокуроры сделают пару записей в блокнот. В реальности – не изменится ничего.

Измениться ситуация в КУИСе может только в одном случае: когда эта система выйдет из состава МВД и станет самостоятельной. Тюремная система – она не полицейская, она гражданская. Пока это не поймут на уровне принятия решений, развязанные руки будут продолжать издеваться, а система полиции - деградировать от наличия возможности развязанными руками пользоваться.

Получить короткую ссылку


  • Подписаться на канал новостей TengriNews:

  • Google News
  • Yandex News
  • Yandex Zen

Нравится Поделиться
Хотите больше статей? Смотреть все
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц