Абай и Монтень

29 сентября, 12:11
5

Михаил Бахтин в "Эстетике словесного творчества" писал: "Произведения Шекспира – богатый кладезь открытых символов и значений, не раскрытых своей эпохой".

Не оспаривая известный тезис видного теоретика литературы, хотели бы поделиться следующими мыслями. В канун 175-летия Абая Кунанбаева было бы важно, используя высокий статус юбилея: обеспеченность административно-управленческими, организационно-финансовыми ресурсами, попытаться еще раз проанализировать духовное наследие великого поэта в свете научно-методологических открытий нашего времени, окончательно очистив его от шелухи концепции социалистического реализма.

Эпоха Абая, ее значение в развитии казахской государственности; историческая, социальная, культурологическая ойкумена поэта; влияние мыслителя на общественную, научно-интеллектуальную среду своего времени, его место в литературном контексте современного мира – это те вопросы, которые должны быть осмыслены в рамках юбилея поэта.

Казалось бы, со времени активного включения духовного наследия Абая в творческий и научный оборот прошло достаточно много времени. Больше столетия. Но по сей день в изучении его богатого наследия превалируют больше текстологическое и хронологическое направления. Важно было бы сделать серьезные обобщения о его креативном поле, духовных исканиях, определив уникальность поэта на мировой философской и филологической платформах. Необходим вдумчивый культурологический анализ сакрально-мифологической базы его мышления, истоков его образов, мыслей, мифологем. Также важными остаются вопросы синергии стилистическо-образного строя мышления Абая, его поэтических метафор с традиционной общетюркской, номадической (тенгрианской) эстетикой. Немаловажным фактором является определение степени влияния на духовное становление Абая творений великих восточных поэтов, мыслителей. Можем ли мы дислоцировать Абая в плеяду великих поэтов мира, в ряд Шекспира, Данте Алигьери, Байрона, Гете или Пушкина? Если да, то по каким мотивам? В чем актуальность творческого наследия Абая сегодня? Каковы масштаб его личности и влияние на современные контексты?

Назрела необходимость перезагрузить юбилейный пыл и энергию на осмысление столь важных концептуальных проблем.

Отдельного фокуса требуют "Слова назидания" Абая. Национальная академическая наука в целом накопила необходимый аналитический, научно-исследовательский материал по данной тематике. Они требуют, как и все остальное наследие поэта, методологической трансформации.

"Қара сөздер", "Ғақылия" - в некоторых переводах звучат как "Черные слова". Считаем возможным слово "кара" в данном контексте ассоциировать с синонимическим рядом словосочетаний: "кара өлең", "кара-пайым", "кара бала", "қара домалақ", "кара-байыр" и так далее. Речь идет о нарочитом подчеркивании простоты, доступности, несложности, "народности" лексического материала. В данном контексте "Қара сөздер" Абая подчеркивают тот факт, что произведение написано не звучными рифмами, не стройными синхронными поэтическими куплетами, а простыми, ясными для всех ("карапайым", "карабайыр") словами, – в формате устного диалогического обращения.

Основоположник абаеведения, великий казахский писатель Мухтар Ауэзов, скрупулезно изучив "Слова назидания", обратил внимание на их жанровое своебразие, оригинальность языка повествования, палитру творческих приемов и инструментов произведения.

При этом необходимо констатировать тот факт, что казахские ученые до сих пор окончательно не определились с объективной формулировкой жанровой сути "Слов назидания" Абая, а так же с текстологической, художественно-концептуальной структурой произведения. Следовательно, необходимо и дальше продолжить эти изыскания.

На современных интерактивных площадках, в социальных сетях в открытом доступе отражено множество информации о творческом наследии поэта, об этапах его изучения и осмысления.

Один из видных ученых, исследователей Абая Мекемтас Мырзахметов подразделил пути становления абаеведения на 2 основных этапа: 1889-1933 годы – первоначальный период становления абаеведения и 1934-1961 годы – период Ауэзова. На первом этапе обьективная оценка творчеству Абая Кунанбаева дана в работах Алихана Букейханова, Ахмета Байтурсынова, Миржакыпа Дулатова, Магжана Жумабаева. При жизни поэта о нем опубликована в "Дала уалаятының газеті" статья Машхур-Жусупа Копеева. Традиции Абая развивали в своем творчестве Кудайбердиев, Торайгыров, Жумабаев, Донентаев и другие.

"Ни в раннем, ни в позднем периоде истории казахов неизвестно имя поэта, превосходящего его по величию духа". Это выдержки из статьи Алихана Букейханова, написанной на русском языке и опубликованной в 1905 году в "Семипалатинских ведомостях". В изучении и популяризации наследия Абая особое место занимает проведенный 13 февраля 1915 года в Семипалатинске в клубе приказчиков большой литературно-музыкальный вечер на казахском и русском языках, организованный интеллигенцией города. Среди устроителей вечера – преподаватель Нургали Кулжанов и его супруга Назипа Кулжанова. На вечере декламировал стихи Абая и играл на домбре и мандолине 16-летний семинарист, впоследствии первый академик АН и первый президент Академии наук Казахстана Каныш Сатпаев.

Все же основоположником абаеведения по праву является Мухтар Ауэзов, приступивший к своим публикациям в журнале "Абай" еще в 1918 году. Составление однотомника Абая было поручено ему в 1925 году, а издание осуществлено в 1933 году с его послесловием и комментариями. Все эти данные можно черпать из открытых источников в Интернете. Они очень разнообразны и требуют научного обобщения.

Казахскими учеными подробно изучены вопросы литературно-мировоззренческого влияния на творчество Абая великих поэтов, мыслителей как Востока: Физули, Шамси, Сайхали, Навои, Саади, Фирдоуси, так и классиков русской литературы: Пушкина, Лермонтова, Крылова, Толстого, Салтыкова-Щедрина, Тургенева, Достоевского. Имеются исследования, удостоверящие, что Абай глубоко чтил и изучал европейских классиков - Байрона и Гете.

Филологическая наука Казахстана в целом доказала, что все эти творческие поиски, духовные искания поэта сформировали его многогранную, неординарную личность.

Как известно, при жизни самого Абая было напечатано всего несколько его стихотворений и не издано ни одной книги. В сохранении его произведений исключительную роль сыграла устно-творческая, народная традиция казахов передававшая сложные историко-героические, лиро-эпические, поэтические сказания, тексты из уст в уста через поколения. Многие стихи и поэмы заучивались наизусть и распространялись в народе, поклонники таланта Абая записывали их, систематизировали, распространяли в копиях. Да возблагодарим за это наш благословенный народ!

Напряженные творческие поиски поэта, стремление донести свои сокровенные мысли, рассуждения о жизни, о любви, о вере, о времени и о себе, о народе на доверительном, понятном всем простом языке, в формате непринужденной беседы привели Абая Кунанбаева к написанию одного из самых пронзительных и глубоких своих произведений - "Слова назидания – Гаклия" (1890-1898).

В своем выступлении на I Форуме писателей Азии в Нур-Султане Президент Касым-Жомарт Токаев отметил: "Расцвет нашей литературы тесно связан с мудростью великого мыслителя Абая. Его произведения являются духовным достоянием всего человечества".

В этой связи в предверии официального празднования 175-летия Абая Кунанбаева, хотелось бы отметить, что юбилейные мероприятия должны дать новый импульс дальнейшему всестороннему изучению творческого наследия Абая в свете методологических, культурологических изысканий и новаций, ценностных установок современности.

Чем актуален Абай сегодня и каково его место в мировых литературных и интеллектуальных контекстах? Чем важен этот духовный пращур нации для нас, для нашего насквозь глобализированного мира?

Основополагающие, универсальные концепты человеческой цивилизации и национальной идентификации – эти важные тезисы должны найти свои площадки обсуждения в рамках 175-летия Абая Кунанбаева.

Вернемся теперь к "Словам назидания". "Слова назидания", или "Простые (назидательные) слова" – фундаментальное произведение, состоящее из 45 кратких притч и философских трактатов. Абай написал "Слова" примерно на стыке 45-53 лет, уже познав все перипетии своей многосложной жизни, оставив позади годы молодости, возмужания, испытаний, попыток участия в работе местных властных структур, периоды отчаяния и разочарований от тягот земных дел, потери близких, словом, набравшись "горькой пилюли" личностного, экзистенциального опыта.

"Слова" – это его убеждения, открытия, разочарования, обобщения и вердикт своей жизни, окружению, времени в целом.

"Хорошо жил или плохо, а пройдено немало: в борьбе и ссорах, судах и спорах, страданиях и тревогах дошел до преклонных лет, выбившись из сил, пресытившись всем, обнаружил бренность и бесплодность своих деяний, убедился в унизительности своего бытия. Чем теперь заняться, как прожить оставшуюся жизнь? Озадачивает то, что не нахожу ответа на свой вопрос.

Наконец решил: бумага и чернила станут отныне моим утешением, буду записывать свои мысли. Если кто найдет в них нужное для себя слово, пусть перепишет или запомнит. Окажутся ненужными мои слова людям – останутся при мне. И нет у меня теперь иных забот", – пишет Абай, предваряя "Слова назидания".

В "Словах" он затронул фундаментальные темы человеческого бытия, особенности нравов и традиций, морально-этических установок своего народа.

В целом структура "Слов назидания", их жанровая особенность, прямое личностное обращение к читателю, целенаправленное погружение в конкретную тему, выбранную в контексте отдельного "слова" (главы), попытка ее осмысления на уровне личностного, эмоционального порыва, напоминают одно из значительных произведений мировой литературы и философии, оказавшее фундаментальное влияние на последующие поколения великих писателей, философов, ученых многих времен и народов. Это "Опыты" Мишеля Монтеня, француского писателя и философа эпохи Возрождения, прожившего в земной реальности столько же, сколько наш гений Великой степи Абай – 59 лет (1533-1592).

"Опыты" Монтеня по сей день являются одной из наиболее востребованных книг. На своебразный коммент рядового современного читателя наткнулся автор этих строк, кликнув в "гугле" тегу: "Монтень, Опыты": "…Монтень – популярный блогер. Тысячи людей называют его другом, на столе у них живет маленький монтеньчик, к нему они возвращаются снова и снова. И какие люди – Шекспир, Декарт, Вольтер, Бейль, Монтескье, Дидро, Руссо, Пушкин, Герцен, Толстой".

"Шекспир полон реминисценций из Монтеня, Паскаль и Декарт спорили с ним, Вольтер его защищал; о нем писали, на него ссылались полемически или одобрительно Бэкон, Монтескье, Дидро, Руссо, Ламетри, Пушкин, Герцен, Толстой", – гласит Википедия.

Википедия также констатирует следующие факты: работа над книгой ("Опыты") началась в 1570 году. Первое издание вышло в 1580 году в Бордо (в двух томах); второе – в 1582 году. "Опыты" Монтеня – написанная как бы "скуки ради", отличается крайней простотой построения. Никакого четкого плана не наблюдается, изложение подчиняется прихотливым извивам мысли, многочисленные цитаты чередуются и переплетаются с житейскими наблюдениями. Совсем короткие главы чередуются с пространными.

Монтень – родоначальник жанра эссе, которому было суждено большое литературное будущее. Само слово "эссе" (с французского essais – "опыты, попытки") в его современном значении обязано своим происхождением Монтеню. Его философскую позицию можно обозначить как скептицизм, но скептицизм совершенно особого характера. Скептицизм Монтеня – нечто среднее между скептицизмом жизненным, который есть результат горького житейского опыта и разочарования в людях, и скептицизмом философским, в основе которого лежит глубокое убеждение в недостоверности познания. Разносторонность, душевное равновесие и здравый смысл спасают его от крайностей того и другого направления".

Исповедальность "Опытов" Монтеня послужила образцом для еще одного великого мыслителя - Жана Жака Руссо, при написании "Исповеди".

"Эссе держится как целое именно энергией взаимных переходов, мгновенных переключений из образного ряда в понятийный, из отвлеченного – в бытовой", писал известный культуролог, автор инициативы учреждения "Дня интеллектуала" Эпштейн.

Что касается самого жанра эссе, Википедия гласит: "…Эссе – литературный жанр, прозаическое сочинение небольшого обьема и свободной композиции, подразумевающее впечатления и соображения автора по конкретному поводу и предмету… Жанр глубоко персонифицированной журналистики, сочетающий подчеркнуто индивидуальную позицию автора с ее изложением, ориентированным на массовую аудиторию. Основой жанра является философское, публицистическое начало и свободная манера повествования. …В отношении обьема и функции эссе граничит, с одной стороны, с публицистической статьей и литературным очерком (с которым эссе нередко путают), с другой – с философским трактатом. Эссеистическому стилю свойственны образность, подвижность ассоциаций, афористичность, нередко антитезность мышления, установка на интимную откровенность и разговорную интонацию. Некоторыми теоретиками рассматривается как четвертый, наряду с эпосом, лирикой и драмой, род художественной литературы".

Все вышеуказанные структурно-типологические, лексико-семантические и стилистически-образные формы, характеризующие жанр эссе, присущи "Словам назидания" Абая.

Мишель Монтень, открывает свое знаменитое произведение "Опыты" почти так же, как наш великий поэт Абай Кунанбаев свои "Слова назидания": "…Это искренняя книга, читатель. Она с самого начала предуведомляет тебя, что я не ставил себе никаких иных целей, кроме семейных и частных. Я нисколько не помышлял ни о твоей пользе, ни о своей славе. Силы мои недостаточны для подобной задачи… Таким образом, содержание моей книги – я сам, а это отнюдь не причина, чтобы ты отдавал свой досуг предмету столь легковесному и ничтожному. Прощай же!"

"Слова назидания" Абая Кунанбаева и "Опыты" Мишеля Монтеня – не только схожи по внешней типологической структуре, но и по внутренней лексико-семантической сути и глубине философских осмыслений человеческой жизни, бытия, бога, времени. Они пронизаны эмоциональной, личностной оценкой, болью, состраданием к заботам, проблемам, нуждам и чаяниям своих современников. Эти произведения – фундаментальные труды, не только увековечившие имена своих авторов на века, но и оказавшие огромное влияние на развитие литературной и философской мысли человечества.

Абай, как одна из крупнейших пассионарных личностей своей эпохи, ознакомившись с творением Монтеня (возможно, через творения русских, европейских поэтов, писателей, философов, которых он изучал), или же интуитивно, самостоятельно, путем духовных озарений и креативных открытий, стал основателем прорывного жанра в казахской национальной литературе - жанра эссе. Жанра, в последующем ставшего одним из самых популярных в мире, причем в среде самой взыскательной аудитории творцов и мыслителей (Марсель Пруст, Гюнтер Грасс, Альбер Камю, Кэндзабуро Оэ, Андре Моруа, Хосе Ортега-Гассет, Жан Поль Сартр и другие). В этом суть его творческого гения и великой прозорливости. В этом его заслуга перед историей, нацией и перед собственной судьбой.

Ибо "Слова назидания" Абая, как и "Опыты" Мишеля Монтеня, являются фундаментальными произведениями мировой литературы.

В свете вышеизложенного смеем предположить, что для новых поколений казахских ученых-филологов открывается еще один креативный пласт в изучении творческого наследия Абая как основателя нового жанра в казахской литературе - жанра эссе, посредством его великой книги – "Гаклия – Слова назидания". Конечно, в краткой статье мы обозначили только контуры этой темы, которая, как мы надеемся, станет предметом более детальных и глубоких исследований со стороны современных казахских филологов-абаеведов, да и в целом исследователей философской и культурологической науки Казахстана.

Получить короткую ссылку


  • Подписаться на канал новостей TengriNews:

  • Google News
  • Yandex News
  • Yandex Zen

Нравится Поделиться
Хотите больше статей? Смотреть все
Читают
Обсуждают
Сегодня
Неделя
Месяц