1. Главная
  2. Почитай

Казах убит в Сирии. Что происходит в Леванте

Читать онлайн публикацию на тему ✅ Казах убит в Сирии. Что происходит в Леванте ⚡ Интересная и важная информация на актуальные темы от новостного портала Tengrinews.kz.
  • ПОДЕЛИТЬСЯ
  • Vkontakte
  • Facebook
  • Twitter
  • Одноклассники
  • Telegram
Новостью поделились: человек

Фото ©РИА Новости Фото ©РИА Новости

Авторский блог эксперта по Ближнему Востоку Акмарал Баталовой

Автор блога негативно относится к идеологии и деятельности террористических организаций. Публикуемые в статье сведения о деятельности экстремистских организаций используются только в информационных целях и не являются пропагандой.

В сирийском Идлибе убит казах. В WhatsApp-чате, сообщившем эту новость, упомянуто его имя, данное по арабской традиции - по имени старшего ребенка. Убитого боевика террористической группировки звали Абу Йасмин КазахИ – "отец Ясмин, казах".

Сирийский источник сообщил мне, что Абу Ясмин получил в Казахстане высшее образование, но в начале так называемой арабской весны вылетел в Египет для получения теологических знаний. Оттуда, попав под влияние сторонников деструктивных радикальных течений, перебрался в Сирию. Прошел военную подготовку, во время которой обнаружил способности стрелка, и участвовал в боевых действиях в составе вооруженной группировки, сформированной в основном из выходцев из стран СНГ. Со временем другие группировки стали нанимать Казахи в качестве инструктора по снайперскому делу, он обучал новобранцев мастерству убивать. А затем и сам был убит в Идлибе. То ли за нарушение норм шариата или в результате внутренних разборок между ДАИШ (ИГИЛ - запрещенная организация в Казахстане) и Хаят Тахрир-аш-Шам (боевая группировка, ранее относившаяся к запрещенной в нашей стране Аль-Каиде).


Фото ©РИА Новости

Ко мне также попала запись беседы с другим человеком, который рассказал, что приехал из Кыргызстана, неоднократно участвовал в боевых действиях и до сих пор находится в Идлибе в составе "Исламской партии Туркестана" (деятельность запрещена в Казахстане).

Мужчина сообщил, что они с друзьями заплатили контрабандистам по 27 тысяч долларов за каждого, чтобы перебраться пешком через Турцию в Сирию. Один из друзей умер от болезни по дороге, занявшей 4 месяца. Еще будучи в Кыргызстане, изучая разную литературу, они узнали, что якобы "в конце времен джихад случится именно на благословенной земле Леванта".

Мужчина сказал, что приехал в Сирию, чтобы "поддержать мусульман, которых убивает режим Башара Асада", и что он останется в Сирии, "пока его не убьют под знаменем джихада или пока не наступит победа ислама".

В своих поездках по Сирии от людей, живущих на подконтрольных государству территориях, чаще слышу другое:

"Всевышний создал мир таким разнообразным, чтобы мы учились жить в согласии и принятии друг друга такими, какие мы есть, несмотря на разницу в национальности или вере. Кто дал этим людям право решать за нас, как нам жить, как молиться, кого выбирать президентом?" - возмущаются сирийцы, живущие в стране.

"А если бы мы поехали к ним с оружием в руках, чтобы изменить их жизнь и разрушить их страну, как бы они это восприняли?" - спрашивают они.

Четвертая зона деэскалации

Провинция Идлиб и части соседних провинций Латакии, Хамы и Алеппо – последняя из четырех зон деэскалации вооруженного конфликта в Сирии, созданных в соответствии с меморандумом в рамках Астанинского процесса, еще не перешедшая под контроль правительственных сил. В трех других зонах, одна из которых включала в себя часть провинции Хомс, вторая охватывала Восточную Гуту, а третья - юг Сирии, сначала был объявлен режим прекращения огня.

Членам вооруженных формирований было предложено сложить оружие, вернуться к мирной жизни или перейти на сторону правительственной армии и воевать против ИГИЛ. Тех, кто не согласился участвовать в процессе примирения, отправили на зеленых автобусах в Идлиб.

Эта провинция на северо-западе Сирии уже была оккупирована радикальными вооруженными группировками с 2012 года, а с приездом непримирившихся превратилась в анклав террористических формирований.

Часть населения Идлиба, как и Хамы, до начала сирийского кризиса были традиционно настроены против правящей партии БААС, поскольку в этом регионе всегда было сильно влияние фундаменталистской организации "Братья-мусульмане" (запрещенная в Казахстане организация).


Фото ©РИА Новости

В Сирии организация существовала с 1937 года, но только после 1963 года она оформилась в оппозицию, после того как социалистическая партия арабского национализма БААС в коалиции с армией захватила политическую власть в стране. Баасисты являются сторонниками секуляризма и считают, что религиозные убеждения не должны влиять на общественные и правительственные решения.

Однако "братья" считают, что государство должно существовать по законам шариата. Средством убеждения в своей правоте была избрана террористическая война против государства и вооруженные протесты с привлечением мирного населения, которые неоднократно и жестоко подавлялись.

Организация "Братья-мусульмане" - только одна из сил, до сих пор противостоящих правлению сирийского президента и партии БААС по религиозным мотивам. Кроме нее, в сирийском конфликте задействовано множество других участников на внутреннем, региональном и геополитическом уровне, желающих отстранения Башара аль Асада с поста президента по политическим, экономическим и социальным причинам.

Транснациональный джихад

Другим инструментом борьбы с сирийским правительством является ДАИШ (ИГИЛ) - террористическая организация, объединившая в своих рядах иностранных наемников из более чем ста стран. К 2017 году незаконные вооруженные формирования захватили около 80 процентов территории всей Сирии. Общее число террористов, приехавших в Сирию из разных стран мира, согласно отчету ООН, опубликованному в 2019 году, составляло 171 400 человек, из них убиты 51 910. Воюющих, пропавших без вести или арестованных было 119 490 террористов. Эти цифры включены египетским писателем Рифатом Ахмадом в книгу "Сирия перед лицом мировой войны. Факты и документы".

По данным экспертов, из Казахстана в Сирию уехали около 800 взрослых. Около 250 из них вернулись - 80 процентов из них составляли женщины.

В рамках операции "Жусан" казахстанские спецслужбы вернули более 400 детей из лагеря беженцев Аль Холь, в котором в самых ужасающих условиях содержатся семьи террористов. По описанию президента Общества Красного Креста Питера Маурера, посетившего лагерь, "это место, где умирает надежда".

Кадр из видео

Нашим государством было принято непростое решение забрать маленьких граждан Казахстана из этого рассадника радикального экстремизма. Понятно, что иначе их ожидала бы судьба безродных наемников, которых в дальнейшем могли использовать в целях дестабилизации ситуации в Казахстане.

Общее же число погибших и пропавших без вести в Сирии казахстанцев - около 450 человек. В Идлибе в ожидании своей участи находится, по приблизительным оценкам, десятая часть уехавших на джихад из Казахстана. Названные цифры приблизительны, потому что многие джихадисты по прибытии в Сирию уничтожали паспорта, отрекаясь от своего гражданства.

Если в Казахстане и Таджикистане раскаявшиеся боевики предстали перед судом и отбывают немалые сроки, то многие страны отказываются от подобной практики. По европейским законам радикалы получают незначительные сроки, в то время как в Ираке и Сирии иностранным боевикам, участвовавшим в военных действиях, грозит смертная казнь. Поэтому государства, не желающие возвращения своих радикализированных граждан, предпочитают, чтобы правосудие легло на хрупкую судебную систему этих разрушенных войной стран.

"Ан Нусра – филиал Аль-Каиды"

Джабхат ан-Нусра (запрещена в Казахстане) - еще одна группировка, воюющая против действующего правительства в Дамаске, возникла в 2012 году как филиал Аль-Каиды в Сирии. К началу 2018 года она заняла основную часть так называемого "Большого Идлиба" - неподвластных правительству территорий.

Лидер группировки Абу Мухаммад аль-Джуляни, родом с оккупированных Израилем Голанских высот, вступил в ряды джихадистов еще в 2003 году, в начале войны в Ираке, и присягнул на верность Усаме бен Ладену. Он воевал против сил США, попал в плен и сидел в тюрьме Кэмп Букка, узниками которой уже были Абу Бакр аль-Багдади – лидер ДАИШ и многие другие представители иракского и мирового джихада.

После выхода на свободу в 2008 году сириец продолжил свою деятельность в рядах "Исламского государства в Ираке" (запрещенная организация). В начале гражданской войны в Сирии аль-Джуляни вернулся на родину, где ему было поручено сформировать "филиал" Аль-Каиды*.

Поначалу, как местная джихадистская организация, Джабхат ан-Нусра получила довольно широкую поддержку среди представителей маргинальной суннитской общины. Поскольку группировка финансировалась из-за рубежа, в ее ряды также стали вступать дезертировавшие из правительственной армии члены Свободной сирийской армии. Так, с отдельными подразделениями ССА был образован Фронт Алеппо. В боях за Идлиб в 2015 была создана коалиция с исламистскими боевыми фракциями. В лагере Ярмук под Дамаском и в Каламуне вблизи ливанской границы Джабхат ан-Нусра объединилась с джихадистами из ДАИШ. Многих местных крестьян и мелких торговцев рекрутировали насильно, заставляя присоединиться под угрозой убийства членов семьи.


Фото ©РИА Новости

Группировка всего за год стала самой опасной фракцией оппозиции, ее смертники совершали до пяти-шести подрывов ежемесячно. Члены Ан-Нусры были причастны к убийству 190 алавитов в провинции Хомс в 2013 году, а также к убийству более 40 жителей друзской деревни в Идлибе. Группировка никогда не скрывала ненависти по отношению к этноконфессиональным меньшинствам, главным образом алавитам, христианам, друзам и курдам-езидам. В 2015 году боевики казнили 56 пленных военнослужащих сирийской армии. Массовые теракты, одобрение деятельности группировки идеологами мирового джихада, зарубежное финансирование - все это отчетливо указывало на террористическую суть Джабхат ан-Нусры.

В 2013 году за освобождение захваченных в плен шиитских паломников, следовавших в Мекку, ан-Нусра получила около 150 миллионов долларов. В 2014 году на границе с Израилем боевики этой группировки захватили в плен 45 миротворцев из контингента сил ООН по наблюдению за разъединением на Голанских высотах - UNDOF, которых они намеревались судить по законам шариата. Заложники были освобождены после переговоров с представителями Катара, скорее всего, за большой выкуп. По оценке экспертов, выплаты крупных сумм выкупа могли быть скрытой формой финансирования террористов. Арабские источники сообщали, что до 40 процентов финансирования группировки осуществлялось Саудовской Аравией и Катаром.

Позднее, в июле 2016-го, Ан-Нусра была переименована в Джебхат Фатх аш-Шам и якобы разорвала связи с Аль-Каидой. В 2017-м название группировки вновь сменилось - теперь уже на Хайят Тахрир аш-Шам.

Ребрендинг Джабхат Ан-Нурсы

Москва, Дамаск и Тегеран неоднократно заявляли, что все террористические формирования в Сирии должны быть уничтожены. Турция, поддерживающая отдельные фракции вооруженной сирийской оппозиции, после встречи двух президентов в марте 2019 года взяла на себя обязательство отделить умеренную оппозицию от радикальной. Многие аналитики придерживаются мнения, что постепенный процесс трансформации Ан-Нусры в ХТШ, а затем в умеренную оппозицию уже с самого начала управлялся Анкарой по согласованию с Вашингтоном.

В настоящее время, хотя ХТШ и продолжает участвовать в вооруженных столкновениях с правительственной армией на окраинах Идлиба, ее деятельность организованно переходит в политическую плоскость. Все это напоминает процесс легитимации афганского Талибана, превратившегося из незаконного вооруженного формирования в решающую политическую силу в стране.

Аль-Джулани открыто сигнализирует о готовности перейти в разряд умеренной оппозиции и воплотить в жизнь неустанно повторяемую многолетнюю мантру "Asad must go!". Сигналы радикального командира находят живой отклик у отдельных представителей мировой политической элиты, хотя многие из тех, кто требовал отставки Асада, уже сами ушли на пенсию, а то и в мир иной.

С целью ребрендинга группировки в умеренную и придания ей легитимности руководству ХТШ предоставляется платформа в различных мировых СМИ. Так, например, развернутая беседа с аль-Джулани транслировалась на катарском канале Аль Джазира, а в интервью французскому Le Temps 4 сентября 2020 года верховный глава шариатского совета группировки Абдул Рахим Атун заверил, что ХТШ не является угрозой Западу. "Региону нужна международная помощь, чтобы восстановиться. Мы последние, кто сражается с режимом и его союзниками, но нам не удастся их победить без помощи", - заявил религиозный глава группировки.

С 2013 года аль-Джулани числится в списке Госдепартамента США как "особо опасный террорист", воевавший против американских войск в Ираке, а в 2017-м американские власти пообещали награду в размере 10 миллионов долларов за информацию, ведущую к его поимке.
При этом в марте этого года репортер Frontline Мартин Смит спокойно пересекает турецкую границу, заезжает в Идлиб и берет интервью у разыскиваемого, которое затем транслируется на одном из каналов США.

В нем лидер ХТШ еще раз подчеркивает, что главной целью группировки является свержение сирийского правительства, создание государства, основанного на нормах шариата, прообразом которого является "Правительство спасения" - главный институт управления в Идлибе.


Фото ©РИА Новости

Однако, по информации российского ФАН, "Правительство спасения" подчинило местные советы управления и свободно распоряжается собственностью и недвижимым имуществом, хозяева которого были вынуждены покинуть родные места из-за войны.

Также были закрыты несколько больниц, поскольку немецкое агентство по развитию GIZ, игравшее ключевую роль в работе системы здравоохранения провинции, объявило о приостановке своей деятельности в подконтрольном ХТШ регионе именно из-за того, что группировка классифицируется как террористическая.

Местная благотворительная организация Enab Baladi также сообщила, что из-за связей "Правительства спасения" с ХТШ Евросоюз прекратил поддержку НПО Chemoinex, отвечавшего за предоставление образовательных грантов Управлению образования Идлиба.

По данным ЮНИСЕФ, более трети сирийских детей не посещают школу.

В зонах государственного контроля среднее образование обязательно, при этом в условиях западных экономических санкций повсеместно идет трудный процесс восстановления разрушенных войной школ. Главным же негативным эффектом отсутствия образования на контролируемых боевиками территориях является радикализация сознания целого поколения молодежи.

Перечисленные факты свидетельствуют о том, что на самом деле в результате деятельности ХТШ мирные жители лишены права на жилье, образование и медицинское обслуживание, а сам Идлиб становится местом потенциальной гуманитарной катастрофы.

Убежище Аль-Каиды или оплот оппозиции?

Американский Центр по борьбе с терроризмом в 2017 году заявил, что, несмотря на публичные заявления некоторых ведущих лидеров ХТШ о том, что новая организация не имеет ничего общего с терроризмом, это "по-прежнему филиал Аль-Каиды и все та же самая Джабхат ан-Нусра".

Комиссия ООН по расследованию ситуации в Сирии в отчете за март 2021 года задокументировала нарушения, включая пытки, сексуальное насилие, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение, а также насильственные исчезновения или смерть во время содержания под стражей со стороны ХТШ и ее предыдущих воплощений начиная с 2011 года.

В докладе комиссии ООН также отмечается практика произвольного задержания гражданских лиц с целью подавления политического инакомыслия и говорится, что было задокументировано 73 случая задержания активистов, журналистов и работников СМИ, которые критиковали ХТШ.


Фото ©РИА Новости

В феврале этого года аналитический центр International Crisis Group призвал администрацию США вычеркнуть ХТШ из списков террористических организаций. По мнению центра, команде президента Байдена необходимо совместно с Турцией и странами Евросоюза заставить группировку больше трудиться "на благо сирийских и международных интересов".

Джеймс Джеффри, бывший посол США и специальный представитель президента в глобальной коалиции по борьбе с ДАИШ сказал Мартину Смиту, что организация аль-Джулани была "активом" американской стратегии в Идлибе.

"Это не самый плохой вариант из различных вариантов по Идлибу, а Идлиб - одно из самых важных мест в Сирии, которая сейчас является одним из самых важных мест на Ближнем Востоке", - сказал Джеффри репортеру Frontline в интервью 8 марта.

Видимо, транснациональный терроризм продолжает оставаться инструментом в современных гибридных войнах, приобретая все более изощренные формы.

Экспорт джихадизма

Недавно в сирийских соцсетях появилась информация о вербовке боевиков в Идлибе для участия в военных операциях на востоке Украины. Решившимся поучаствовать в "священном джихаде", теперь уже "против неверных русских", обещают заплатить по 2-3 тысячи долларов. Желающих пока нет.

Одновременно в Сети циркулирует видео, на котором боевики одной из протурецких группировок жалуются, показывая свои ранения, что им до сих пор не выплатили деньги за участие в карабахской кампании на стороне Азербайджана. Воюют сирийские "умеренные оппозиционеры" и в Ливии на стороне протурецких формирований.

В настоящее время сирийский конфликт в значительной степени замкнулся на северной провинции, однако в любой момент может вновь превратиться в эпицентр международной нестабильности. Взаимные обстрелы между вооруженными группировками и силами правительственной армии продолжаются по всей линии фронта. Россия возобновила точечные авиаудары по расположениям боевиков. Непохоже, что Турция собирается выводить свой военный контингент, введенный на территорию соседней страны под предлогом войны с курдскими террористами. Анкара строит буферную зону на сирийской границе, переселяя туда беженцев из своих приграничных районов, с целью оградить себя от очередной волны бегущих в случае начала полномасштабных боевых действий в Идлибе.

К тому же с апреля наблюдается значительная активизация, не без помощи внешних сил, деятельности мобильных отрядов спящих ячеек ДАИШ в Заевфратье, в районе Пальмиры и в восточной части пустыни аль Бадия.

Москва и Дамаск настаивают, что военные кампании против незаконных вооруженных формирований должны продолжаться, поскольку прекращение огня между Россией и Турцией от марта 2020 года является временным соглашением. Оно прямо призывает обе стороны "бороться со всеми формами терроризма и ликвидировать все террористические группы в Сирии", как это определено Совбезом ООН.

Идейные разногласия террористов

А пока Аль-Каида обвиняет ХТШ в предательстве идей "глобального джихада", ДАИШ и ХТШ враждуют между собой, воюя за территории, влияние, вооружение и источники дохода в "Большом Идлибе".

Между ними существуют и идейные разногласия. Целью ДАИШ является построение глобального "исламского халифата", а средство ее достижения - "мировой джихад". Однако в Сирии группировка с самого начала воспринималась как организация иностранных интервентов и никогда не пользовалась народной поддержкой.


Фото ©РИА Новости

ХТШ же пока нацелена на построение исламского эмирата только в Леванте. Если в начале сирийского конфликта группировка местных суннитских джихадистов еще пользовалась существенным влиянием, спекулируя на том, что править в стране должно религиозное большинство, то сейчас сирийцы разочарованы в идее построения государства, основанном на салафитской трактовке ислама, так и в оппозиции, которая переместилась за границу и ведет переговоры за счастливое будущее Сирии в пятизвездочных отелях Женевы, Анкары, Нур-Султана, Каира и Дохи, оставив народ в заложниках войны между террористами и правительством.

Почему исламский халифат – утопия?

По мере своего распространения в каждой стране и у каждого народа любая религия неизбежно приобретает свои специфические характеристики, под влиянием местной этнической культуры. Так и ислам в Центральной Азии через философию суфизма адаптировал большинство проявлений доисламских, тенгрианских мировоззрений, традиций и практик. Именно поэтому в нашем регионе процветала эта необыкновенная богатая культура, которая проявила себя и в городской, и в сельской среде, и в кочевнической, степной цивилизации в целом.

Однако адепты деструктивных религий стремятся к тому, чтобы уничтожить эти национальные, уже лишенные религиозной направленности особенности, принявшие форму народных обычаев и традиций. Делается это путем аккультурации религии. Последователям внушают стандарты чужой страны, чужой культуры и чужого языка, отрывая их от национальных корней. Именно искусственность этой практики доказывает утопичность идеи "мирового исламского халифата".

Например, как можно лишить казахский народ веры в способность духов предков защитить потомков? Ведь именно благодаря этой вере, а не только боевому духу, казахи смогли защитить и сохранить свою огромную территорию.

"Миграционные потоки коренного населения Казахстана за территорию страны всегда были минимальными, потому что казахи не могли оставить могилы предков и верили, что аруахи охраняют родную землю. Это же великая идеология!" - утверждает академик, генетик Оразак Смагул.

Однако согласно правилам деструктивных религиозных течений поминать усопшего, накрывая дастархан и угощая асом гостей, а также посещать его могилу запрещено: харам.

Скорее всего, мы никогда не узнаем настоящего имени Абу Ясмин Казахи, убитого в сирийском Идлибе. Останутся неизвестными и имена других наших соотечественников, погибших за утопическую идею в игре, затеянной глобальными игроками. Вряд ли кто-то сможет найти места их захоронения на чужой, сирийской или иракской, земле. Никто из родных никогда не придет на их могилу прочесть молитву и помянуть их души.

Самое страшное наказание для любого человека.





Firebase Cloud Messaging